Смерть на костре за запретную любовь

Во времена средневековья гомосексуальность считалась тяжким преступлением и сурово каралась. При этом речь шла, как правило, о “мужеложстве”. Лесбиянки находились в относительной безопасности, однако и некоторым из них не удалось избежать наказания, вплоть до крайней меры. Наиболее нетерпимо относились к “содомитам” в Южных Нидерландах. И это при том, что именно там женщины имели больше прав и свобод, чем где-либо в Европе.

В субботу 19 ноября 1482 года на центральную площадь города Брюгге въехала повозка с шестью женщинами, осужденными на казнь за интимную связь друг с другом. Эстер, Лизбет, Кателина, Катрин, Плени и Йоханна поднялись на эшафот, где ассистенты палача привязали их к деревянным столбам. А потом сам палач поднес горящий факел к стогам соломы, разложенным вокруг места казни. Огонь тут же охватил несчастных, а толпа одобрительно зашумела. Между тем седьмая осужденная, Маргарита, находившаяся в городской психбольнице, в ужасе прислушивалась к страшным крикам своих подруг. Ей пока удалось избежать смерти благодаря ложному заявлению о беременности. Спустя ровно девять месяцев, 18 августа 1483 года, и она взошла на костер.

В средние века все формы сексуальной близости, не имевшие целью зачатия новой жизни, относили к содомии. Под такими формами понимали среди прочего мастурбацию, совокупление с животными, инцест и даже оральный или анальный секс с противоположным полом. Но прежде всего содомитами считали гомосексуалов – как мужчин так и женщин. Их судили и наказывали. Однако европейских женщин привлекали к суду за содомию гораздо реже, чем мужчин. Щадили прекрасный пол? Вовсе нет. Просто лесбийскую близость настоящим сексом не считали по причине отсутствия пенетрации. Кроме того внимание общества было направлено прежде всего на мужчин. А женщины, как известно, находились на вторых ролях. Несоответствие их идентичности и влечений общепринятым нормам просто оставалось незаметным.

Две молодые работницы, поселившиеся в одной комнате, обычно не вызывали задних мыслей – ясно, что вдвоем жить дешевле. Совместное проживание двух вдов или девиц среднего возраста также не считалось зазорным. Женщинам же из высших кругов было нетрудно скрывать греховную связь с возлюбленной под покровом глубокой дружбы. Даже поцелуи, объятия или ласковые слова, обращенные к подруге в присутствии других, интерпретировались лишь как привычные дамские нежности. Людям не приходило в голову, что за этим может скрываться нечто большее. Не задумывались также о возможности близости между монашками, узницами тюрем или обитательницами борделей.

Единичные суды над содомитками имели место после раскрытия вопиющих обманов. Например, если женщина длительное время выдавала себя за мужчину, служила при этом в армию и вступала в брак с девушкой. Иногда поступали доносы от домовладельцев или соседей, которые, заподозрив непристойность в отношениях между двумя дамами, устраивали за ними слежку вплоть до подглядывания в замочную скважину. “Провинившиеся” обычно отделывались выговором или денежным штрафом. До судебного процесса дело доходило редко, а если все же доходило, то слушание было закрытым. Власти опасались предавать гласности противоестественные деяния, чтобы уберечь других от соблазна последовать плохому примеру.

Итак, в Средние века европейские лесбиянки, не выставлявшие свои связи напоказ, могли не бояться разоблачения, а тем более санкций. Это касалось всей территории Европы за исключением Южных Нидерландов, где женщины составляли десятую часть общего числа осужденных содомитов. С 1400 по 1550 год пятнадцать женщин были там подвержены смертной казни за аномальное сексуальное поведение. Несколько десятков других подобных случаев закончились менее драматично, однако кара была суровой: вечное изгнание, жестокое публичное избиение, сбривание волос…

Аутодафе в Вальядолиде, Нидерланды. 1558. Клаас Янс. Вишер

Как не парадоксально, причина такой непримиримости заключалась в том, что в Южных Нидерландах женщины были более образованы и самостоятельны, чем в других европейских странах. Девушки выходили замуж относительно поздно: не в 16-18 лет, как в Италии, а в 24-28. Поэтому у них было время, чтобы лучше понять себя. Жизнь многих женщин не ограничивалась домашним кругом, они принимали активное участие в профессиональной и общественной деятельности. Некоторые выбирали традиционно мужские профессии. Правовой статус жительниц Южных Нидерландов был более прочным и защищенным, чем у их современниц из соседних регионов.

Однако эти позитивные аспекты имели и оборотную сторону. Женщины были на виду, их воспринимали всерьез. Их заслуги и проступки оказывали влияние на репутацию всей области. Соответственно за провинности с них взыскивали по полной. О семи несчастных, взошедших на костер в 1482 и 1483 г., ничего неизвестно кроме факта их преступления и наказания. Если бы они жили в другой стране, их судьба наверняка сложилась бы иначе. Достойное положение женщин на их родине стало причиной их страшной участи.

Источник

Поделись публикацией
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

четыре + семнадцать =