Оскорбленные радугой. За что правозащитники называют Польшу самой гомофобной страной Евросоюза

Активисткам ЛГБТ грозят тюрьмой за радужный флаг на статуе Христа, города, села и целые воеводства объявляют себя “свободными от идеологии ЛГБТ”, ведущие политики изображают сексменьшинства врагами нации. За пять лет, что у власти находятся национал-консерваторы из партии “Право и справедливость”, Польша, по оценкам правозащитников, стала самой гомофобной страной в Евросоюзе.

В начале августа полиция Варшавы задержала трех активисток ЛГБТ за то, что они ночью вывесили радужные флаги на четырех памятниках и одной статуе Иисуса Христа.

Малгожате Шутович, Лане Мадей и третьей активистке, которая не хочет разглашать свое имя, были предъявлены обвинения в осквернении памятников и оскорблении религиозных чувств. По этим статьям им грозит до двух лет тюрьмы.

К статуе Христа приехал даже премьер-министр Матеуш Моравецкий и, как сообщала польская пресса, назвал эту акцию вандализмом, который выходит за всякие рамки.

Политики из правящей партии “Право и справедливость” (ПиС) осудили акцию с флагами на памятниках. Заместитель министра обороны Марчин Очепа, например, сказал в радиоинтервью, что она причинила боль множеству людей, и что активисток нужно посадить.

При задержании Марго Шутович 7 августа полиции пришлось арестовать еще несколько десятков активистов ЛГБТ-движения, пытавшихся ее отбить

“Я считаю, что за такие акции надо не штрафовать, а посадить в тюрьму, хоть на денек, чтобы показать, что польское государство не потерпит таких акций”, – цитировал Очепу новостной сайт Notes From Poland.

Польские ЛГБТ-организации и правозащитники, наоборот, возмущены жесткими, по их мнению, действиями полиции.

“Хватило бы простого приглашения в полицейский участок. Вместо этого людей, которых подозревают явно не в самом тяжелом преступлении, задерживали самым жестким способом. Их обвиняют не в преступлении а в оскорблении памятников – но радуга не может оскорблять!” – сказала журналистам адвокат Каролина Гердал из организации “Кампания против гомофобии”.

Второй арест Марго

Через несколько дней Малгожату Шутович – родившуюся мужчиной, но относящую себя к “небинарным личностям” и предпочитающую называть себя Марго, – снова арестовали – по обвинению в порче фургончика с колонками, через которые владелец, разъезжая по улицам, выступал против ЛГБТ-движения.

Во время этого задержания у дома Марго собралась группа единомышленников, они пытались помешать полицейским, и те задержали еще несколько десятков человек. Их почти сразу отпустили, а Марго 12 августа выписали двухмесячный арест до суда.

В прошлом году, напоминает Юстына Накельска из польской организации “Кампания против гомофобии”, власти возбудили дело против Эльжбеты Подлесной, которая изобразила на плакате Богородицу с радужным нимбом. Ей грозят два года тюрьмы по все той же статье 196 Уголовного кодекса Польши об оскорблении религиозных чувств.

Активисты ЛГБТ-движения свободно проводят акции в большей части Польши – но нередко под охраной полиции. На фото – марш во Вроцлаве в июне 2020

По словам Накельской, случаев возбуждения уголовных дел против активистов ЛГБТ-сообщества в Польше совсем немного.

“Но есть более мелкие, не попадающие в прессу случаи – например, люди вывешивали радужные флаги на балконе, и полиция приходила к ним и требовала снять их, потому что это, мол, оскорбление нации и религии, – рассказала Накельска Русской службе Би-би-си. – У нас в офисе КПГ праворадикалы били стекла”.

Это все можно считать мелкими инцидентами, говорит Юстына Накельска, это не репрессии в юридическом смысле, но ей с соратниками приходится жить в атмосфере страха.

Рекорд по прайдам

С другой стороны, в прошлом году в разных городах Польши, например, прошло рекордное число прайдов – 24. В пяти случаях власти пытались их запретить, но эти попытки были успешно опротестованы в судах. В одном случае, в городе Белосток на востоке страны, на марш напали праворадикалы, но во всех других акциях обошлось без драк: марши тщательно охраняла полиция.

Политики из правящей в Польше партии “Право и справедливость” объясняют, что они защищают традиционные христианские ценности и борются с “идеологией ЛГБТ”, которая, по их мнению, угрожает польской культуре и самобытности.

“Они часто говорят, мол, мы – не гомофобы, мы просто боремся против этой идеологии. Но этой идеологии не существует, это бред!” – горячо протестует Юстына Накельска.

Ставленник правящей партии президент Анджей Дуда по ходу предвыборной кампании много говорил о защите традиционных ценностей от идеологии ЛГБТ

Звучащие из уст этих политиков заявления беспокоят не только польских ЛГБТ-активистов, но и Брюссель.

Это далеко не главная претензия центральных органов Евросоюза к польским властям – гораздо важнее, с точки зрения Еврокомиссии, например, поползновения к тому, чтобы подчинить исполнительной власти судебную – но это все же принципиальный вопрос, поскольку касается дискриминации меньшинств.

Польские СМИ сообщают, что в течение 2019-2020 года около сотни местных самоуправлений, преимущественно на юго-востоке страны, объявили себя “зонами, свободными от ЛГБТ”.

Строго говоря, эти территории себя таковыми никогда не объявляли, а присоединялись к двум декларациям: либо к “Хартии местных самоуправлений о правах семьи”, либо к “Резолюции против идеологии ЛГБТ”.

Польские активисты ЛГБТ составили “атлас ненависти” – карту территорий, объявивших о неприятии “идеологии ЛГБТ”

“Города и села, подписавшие эти декларации, могут отличаться друг от друга, но то, что их объединяет – это вера, костел, власть и взгляды их жителей, потому что большинство жителей маленьких населенных пунктов имеют именно такие взгляды”, – говорит молодой поляк Щепан, который перебрался из села в одном из таких регионов в Варшаву.

“Мужик в лосинах”

По словам Щепана, сам он ничего особенного в таких “зонах” не ощущает – но только до того момента, пока не сообщает, что он – гей, и не вступает с ними в полемику.

Систематических преследований и официальной дискриминации представителей сексменьшинств в Польше нет, но, как говорят сами представители этих меньшинств, правящая коалиция создала такую атмосферу, в которой им очень неуютно, и они не знают, чего ждать дальше.

“Неприязненного отношения к себе я не замечаю. Оно появляется, когда я громко реагирую на любое проявление нетолерантности, которое я вижу, а я это делаю всегда. Люди просто ошеломлены, что им высказывает претензии какой-то гей, который еще и выглядит как нормальный человек. Люди в маленьких селах часто думают, что гей – это мужик в коротенькой футболке, лосинах и на шпильках, и не понимают, что это глупости”, – рассказал Щепан Русской службе Би-би-си.

Односельчане Щепана, по его словам, относятся к нему совершенно нормально: “Они меня знают и с других сторон. Знают, чем я занимаюсь, из какой я семьи. То, что я гей, для них на последнем месте”.

Европа нервничает

Какой-либо дискриминации на почве сексуальной ориентации эти декларации польских местных самоуправлений не предполагают, и вообще никаких конкретных шагов самоуправления, по сведениям ЛГБТ-активистов, не предпринимали. Но даже сами эти декларации все равно беспокоят правозащитников и Брюссель.

В декабре 2019 года эти заявления осудил Европарламент.

В июле Европейская комиссия отказала в грантах по программе городов-побратимов шести неназванным польским городам из числа таких “зон”. Размеры грантов, правда, были совсем небольшими, и это был скорее символический жест, чем реальное наказание.

Мэр города Слупск на севере Польши Роберт Бедронь – открытый гей. Он баллотировался в этом году в президенты, но не вышел во второй тур

Кроме того, несколько французских и один голландский город приостановили сотрудничество с польскими городами-побратимами из числа “зон, свободных от ЛГБТ”.

Европейская комиссия и председатель Совета Европы вообще предлагали наделить себя правом приостанавливать выплаты из бюджета ЕС странам, чьи власти систематически нарушают принцип верховенства права и действуют вразрез с базовыми ценностями ЕС. Однако на июльском саммите Польша и Венгрия добились того, что суть этого предложения была основательно выхолощена.

Защитники прав сексуальных меньшинств из организации ILGA-Europe, которые оценивают положение в европейских странах по нескольким критериям и составляют ежегодный рейтинг “Радужная Европа” (Rainbow Europe), в 2020 году поместили Польшу на последнее место среди стран ЕС.

Правда, совсем рядом с ней в этом рейтинге – Латвия, Румыния и Болгария. У России и Беларуси показатели хуже, чем у Польши, у Украины – лучше.

Защита женщин как жертва борьбы с ЛГБТ

В июле министр юстиции Збигнев Жёбро из национал-консервативной партии “Солидарная Польша” , которая входит в коалицию с правящей ПиС, попал на страницы многих европейских изданий, заявив, что Польша начинает подготовку к выходу из Стамбульской конвенции.

Официальное название этого документа – Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием.

Глава аппарата правительства Польши и пресс-секретарь ПиС заверили публику, что Жёбро поторопился, и никакого решения о Стамбульской конвенции правительство не принимало.

Акция в защиту прав ЛГБТ в июне этого года в Варшаве

О Стамбульской конвенции довольно много спорят в Восточной Европе, и эти споры опять-таки связаны с “традиционными ценностями” и толкованием прав сексуальных меньшинств.

Польша подписала и ратифицировала эту конвенцию при предыдущем правительстве, до прихода ПиС к власти.

Шесть стран в восточной части Евросоюза – Латвия, Литва, Чехия, Словакия, Венгрия и Болгария эту конвенцию 2011 года подписали, но до сих пор не ратифицировали, и по крайней мере часть из них отказывается это делать по принципиальным соображениям.

Дело не в защите женщин и борьбе с домашним насилием как таковыми – противники конвенции заверяют, что женщины в их странах вполне защищены национальными законами.

Противников конвенции не устраивает положение пункта “с” статьи 3 конвенции, который гласит: “гендерный” означает социально-закрепленные роли, поведение, деятельность и характеристики, которые определенное общество рассматривает как соответствующие женщинам и мужчинам”.

По мнению критиков, авторы текста намеренно таким образом размыли определение женщины и мужчины, чтобы под него подходило любое толкование пола и сексуальной ориентации.

“Но это определение “социального гендера” вступает в конфликт с конституцией Венгрии, потому что отрицает существование всего двух биологических полов – мужского и женского. А без биологических полов, например, определение брака в конституции Венгрии (союз мужчины и женщины) окажется недействительным”, – писал венгерский проправительственный сайт About Hungary, объясняя, почему парламент страны в мае этого года официально отказался ратифицировать Стамбульскую конвенцию.

Британия тоже еще не ратифицировала конвенцию, но не отказывается это делать, а просто очень медленно ведет подготовку внутреннего законодательства.

Что касается довода о том, что конвенция не нужна, потому что проблемы прав женщин и домашнего насилия покрыты национальным законодательством, то многие правозащитники, включая Юстыну Накельска, с ним не согласны:

“Это неправда, мы не защищены в достаточной степени, а если формально и защищены, то постоянно проигрываем дела о домашнем насилии в судах”.

Токсичная атмосфера

Партия “Право и справедливость” находится у воасти в Польше с 2015 года и по итогам выборов 2019-го осталась правящей еще на четыре.

“Сейчас мне за 30. Когда я учился в университете, то за какие-то одежду, манеры вполне можно было отхватить на улице. Потом с этим стало значительно спокойнее. И на протяжении довольно долгого времени я чувствовал себя очень свободно, я не особо скрывал своей ориентации. А вот сейчас я опять чувствую радикализацию. Часто в “Фейсбук” приходят с агрессивными комментариями”, – рассказывает Щепан.

“До 2015 года, когда мои коллеги из “Кампании против гомофобии” звонили людям и предлагали поддержать кампанию, им часто отвечали: так ведь в Польше нет гомофобии! – рассказывает Юстына Накельска. – А теперь она настолько заметна, что люди говорят о ней даже как о важнейшей проблеме”.

В этом году в тяжелой борьбе с либеральным соперником победил и переизбрался на пост президента ставленник ПиС Анджей Дуда.

В ходе кампании Дуда тоже активно использовал тему “идеологии ЛГБТ” и “традиционных ценностей”. Он, например, заявил, что не допустит легализации в Польше однополых браков. Параллельно страсти вокруг угрозы традиционным ценностям разжигали политики из правящей коалиции.

“Нам нужно только уважение”

Юстына Накельска думала, что это – просто предвыборная риторика, и потом все успокоится.

“Но, к моему удивлению, вся эта агрессивная риторика продолжается, и ситуация становится все хуже. Я надеюсь, конечно, что они не станут нас прямо запрещать, убивать, строить концлагеря, как нацисты во время Второй мировой… Но в этой атмосфере страха перед преследованиями мы просто не знаем, чего ждать”, – говорит активистка.

А варшавянин Щепан просто подумывает об эмиграции.

“Я думаю уехать из Польши. Я очень люблю Польшу, но после этих выборов я начал думать об этом еще больше, – говорит он. – Я не люблю, когда искусственно создается образ врага. Нам ведь ничего не нужно: только уважение и чувство безопасности”.

Источник

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.