«Брак для всех» дает надежду швейцарским «радужным» семьям

Законопроект о легализации однополых браков, одобренный парламентом Швейцарии, будет скорее всего вынесен на референдум.

Поездки за рубеж с целью для зачатия ребенка, сложные процедуры усыновления и правовая незащищенность — это лишь некоторые из препятствий и проблем, с которыми сталкиваются сегодня однополые пары в Швейцарии. Но они надеются, что поправки в брачно-семейное законодательство, недавно одобренные парламентом Швейцарии, во многом облегчат им жизнь. «Наконец-то Сара сможет официально стать моей женой. А это понятие куда более романтично, нежели унылое «зарегистрированный партнер», − говорит Симона Лихти.

На её лице сияет заразительная улыбка, и у нее есть все основания быть довольной: недавно решением швейцарского парламента однополые партнерства получили в свое распоряжение все юридические права и обязанности, которые раньше обычно предоставлялись только гетеросексуальным брачным союзам. Симоне 37 лет, она юрист и по ее мнению Швейцария давно уже опоздала с принятием такого решения. Большинство западноевропейских стран разрешили так называемый «брак для всех» еще несколько лет назад. В Швейцарии, однако, царит прямая демократия и судьба законопроекта будет здесь решаться всенародным голосованием на референдуме.

Банк спермы в Копенгагене

Такая возможность — это не просто символическое решение. Речь идет о правовой защищенности так называемых «радужных семей». С 2016 года Симона и Сара Лихти состоят в «зарегистрированном партнерстве» (eingetragene Partnerschaft). Данная форма брачно-семейных отношений доступна в Швейцарии только для однополых пар. Однако у нее есть один, но серьезный недостаток: она не обеспечивает женщинам, состоящим в однополых союзах, легального доступа к донорской сперме и к медицинским услугам в области искусственного оплодотворения. Поэтому, решив завести ребенка, Симона и Сара увидели, что единственным вариантом для них является банк спермы в Копенгагене.

По существующему закону для признания Сары Лихти матерью Амбры ей придется пройти процедуру удочерения.

«Дания давным-давно разрешила лесбиянкам доступ к искусственному медицинскому оплодотворению. Кроме того, по датскому законодательству наша дочь по достижении 18 лет получит возможность узнать личность донора спермы, ее биологического отца. Для нас это преимущество оказалось решающим», − объясняет Симона Лихти. Чтобы забеременеть, Симоне Лихти потребовалось совершить несколько поездок в датскую столицу. «Если бы мы могли сделать это в привычной обстановке в Швейцарии, нам было бы куда проще. Сам по себе этот процесс связан с эмоциональным напряжением, а необходимость заграничной поездки только повышает уровень стрессовой нагрузки», − говорят обе женщины.

Свою роль играет и смутное чувство от совершения чего-то не вполне легального. «Официальное в этом нет ничего противозаконного, и все равно, такой опыт ведет к возникновению неприятного «послевкусия», − говорит Сара Лихти. Оплата проезда и проживания также увеличивают и без того высокую стоимость искусственного оплодотворения. По оценкам Симоны Лихти, общие расходы, включая оплату пребывания в клинике, гормональных препаратов, донорской спермы и проезда, составила примерно 10 000 швейцарских франков. «Многим однополым парам приходится сращу прощаться с мечтой о своих детях, потому что у них на это нет таких средств», — добавляет Симона, учитель средней школы из Берна. Учителя и юристы получают в Швейцарии очень неплохо — и они смогли себе позволить оплатить эту операцию.

Правовая незащищенность детей

Под чутким присмотром своих двух мам Амбра чувствует себя на верху блаженства. Сидя на коврике, она играет с где-то раздобытыми электронными часами. Маленькой девочке сейчас пока неважно, что её оба родителя — женщины. Но с точки зрения закона всё обстоит совсем иначе. Степень ее правовой защищенности заметно не дотягивает до привычного уровня правовой защиты интересов детей из гетеросексуальных семей. «Юридически она является только моей дочерью. Если со мной что-то случится, то по швейцарским законам она окажется сиротой», − говорит Симона Лихти.

Пара ездила в Копенгаген для проведения процедуры искусственного оплодотворения, поскольку в Швейцарии это невозможно.

Возникает правовая двусмысленность: будучи юристом Симона знает, что случись что — и после ее смерти Амбра, скорее всего, получит право жить с её партнершей. Но в этом-то самом «скорее всего» и зарыта, как говорится, «юридическая собака». «Неопределенность все равно остается. Мы сможем спокойно вздохнуть только тогда, когда у Амбры в соответствии с действующим законодательством будет две мамы», − говорит она. Но до этого пока еще довольно-таки далеко. Официально признать Сару второй матерью маленькой девочки можно уже сейчас, но только по итогам процесса удочерение.

Но прежде чем начать этот процесс им пришлось ждать до 25 декабря 2020 года, то есть до момента, когда Амбре исполнился ровно год. Да и в целом это очень длительный и сложный процесс, сопряженный с бесконечными правовыми и бюрократическими препонами и проволочками. «Например, как бы это ни было абсурдно, но мне приходится объяснять властям характер своих отношений с моей дочерью», − отмечает Сара Лихти. Введение «брака для всех» сможет снять все эти проблемы, кроме того, в Швейцарии лесбийские пары получат доступ к искусственному медицинскому оплодотворению. Это означает, что им не придется выезжать за границу или проходить все эти мучительные бюрократически процедуры, ведь после рождения ребенка оба партнера / обе партнерши сразу будут юридически признаны его родителями.

Не поспевая за временем

Впрочем, не идеален даже режим «брака для всех». Кто после вступления в силу данных поправок все равно решит поехать в тот же Копенгаген, то такого ребенка все равно придется усыновлять. Данное положение вызывает резкую критику со стороны ЛГБТ-сообщества. Однако это пока проблема будущего. А пока ясно, что современное швейцарское брачно-семейное законодательство реально не поспевает за меняющимися социальными реалиями. По оценкам экспертов, сейчас в стране около 30 000 детей воспитываются в так называемых «радужных семьях», где, по крайней мере, один из партнеров идентифицирует себя в качестве гея, лесбиянки, бисексуала или трансгендера.

«Создается впечатление, что отношение людей к новым формам брачного сожительства эволюционирует быстрее, чем законодательные нормы. Многим даже в голову не приходит, что у нас, как членов однополого лесбийского союза, нет права заключать обычный брак», − разводит руками Симона Лихти. Сразу после рождения Амбры семье Лихти не раз пришлось сталкиваться с враждебностью или даже с прямой дискриминацией, в лучшем случае это могла быть некоторая неловкость в разговоре. «Во время нашего первого визита с Амброй к врачу, педиатр решил, что я её тетя», — смеется Сара Лихти.

Сейчас никто и ничто не мешает Симоне и Саре Лихти жить в любви и счастье с собственным ребенком, но они все равно считают, что Швейцарии еще предстоит немало сделать в области защиты прав представителей ЛГБТ-сообщества. «А с трансгендерами ситуация ещё сложнее. У меня складывается впечатление, что сейчас к ним относятся так, как 15 лет назад общество относилось к гомосексуальности», − замечает Сара Лихти. «Надеюсь, к Амбре не будут постоянно приставать с вопросами, а где твой папа», − говорит она, обнимая дочь. Амбра смотрит на мир глазами ребенка и заливается смехом. Теперь у нее на щеке след от помады. «В конце концов, когда у тебя две мамы, это просто означает удвоение числа следов от помады на щеках», — улыбается Сара Лихти.

Среди противников «Брака для всех» нет единства

Общественные группы, выступающие против «брака для всех», хотят сейчас при помощи референдума поставить крест на решении швейцарского парламента предоставить зарегистрированным однополым партнерствам юридические права, которыми пока обладают только гетеросексуальные семейные пары. «Швейцарский демократический союз» (Eidgenössische Demokratische Union EDU), небольшая право-христианская национал-консервативная политическая партия, еще несколько месяцев назад объявила о намерении организовать референдум и вынести на него указанное решение депутатов.

В декабре 2020 года к ней присоединились представители консервативной Швейцарской народной партии (SVP) и Христианско-демократической народной партии (с 1 января 2021 года она теперь называется Die Mitte или «Центр»). Они сформировали второй инициативный комитет, который также намерен провести сбор подписей против одобренных парламентом поправок в брачно-семейное законодательство Швейцарии. Этот комитет говорит, что в первую очередь он недоволен предложением предоставить лесбийским парам доступ к донорству спермы. Комитет заявляет, что хочет, дистанцируясь при этом от консервативной риторики EDU, уделить особое внимание порядку и условиям «доступа лесбийских пар к медицинским процедурам искусственного оплодотворения».

Источник

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.