Такая ли уж толерантная украинская и немецкая журналистика? Кейсы и советы от медийниц

Путаница между сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью, экзотизация транс*людей, деднейминг и мисгендернинг, а также игнорирование проблем ЛГБТ-людей и недостаточная репрезентация ЛГБТ-сообщества – это то, что объединяет украинское и немецкое медийное пространство. Трансгендерный переход медиа до сих пор называют «трансформацией», а описывают как «вдруг эта девушка стала парнем». Словосочетание «небинарные персоны» до сих пор пугает журналистов, а масс-медиа продолжают навязывать «традиционные» стандарты отношений и социальных ролей. Об этих и других неожиданных результатах моего мини-исследования, – читайте дальше.

Яна Радченко, ЛГБТ-активистка из Запорожья, журналистка-фрилансерка, авторка статей о правах человека, сексуальном образовании, феминизме и гендерном равенстве.

Что говорят украинские исследования?

В этом году, во время Прайд-месяца, эксперты Института массовой информации исследовали, как и что пишут украинские средства массовой информации на тему ЛГБТ, какие источники информации используют и какие нарушения стандартов качественной журналистики до сих пор есть в медиа.

Мониторинг проводился с первого по 15 мая, включая 20 общенациональных онлайновых медиа. В этот период было зафиксировано 212 материалов, касающихся ЛГБТ-сообщества.

Больше всего упоминаний ЛГБТ+ было на сайте информационного агентства «УНИАН» (11,3%), «Корреспондент» и 24 канал (9,4%) и «Страна.UA» (9,4%).

Каждый третий материал касался ЛГБТ-сообщества в целом, каждый пятый материал – касался трансгендерных людей. О геях писали только в 8,5% материалов. Впервые за все годы мониторинга в медиа появились упоминания о небинарных лицах – 2,8%. Меньше упоминаний – о бисексуалах (1,9%) и лесбиянках (1,4%).

Некоторые материалы содержали некорректную лексику (5,2%), а также язык вражды (1,9%). По оценкам Института массовой информации, конструктивные материалы составляли всего 2,4%.

Перепечатка информации о ЛГБТ+ составляла 37,3%, информация из соцсетей содержалась в 17% материалов. Только 11,8% медиапродуктов имели официальный источник информации.

А что в германских исследованиях?

По результатам опроса You Gov, проведенного в 2021 году, 61% опрошенных немецких респондентов не принадлежат к ЛГБТ-сообществу и не имеют родственников и близких друзей, принадлежащих к коммьюнити. По результатам другого опроса LGBT+ Pride 2021, проведенного Ipsos, 60% опрошенных лично не знакомы с геями или лесбиянками, 80% – не знакомы с бисексуалами, а 89% – с транс*людьми. Эти данные свидетельствуют о том, что образ ЛГБТ-сообщества в Германии формируют в большей степени именно медиа, а также фильмы и сериалы.

Такие исследования как “Sichtbarkeit und Vielfalt: Fortschrittsstudie zur Audiovisuellen Diversität” (2021), “Wie divers sind Netflix & Co, welche Geschlechterbilder gibts beim Streaming?” (2020) и “Audiovisuelle Diversität? Geschlechterdarstellungen в Film und Fernsehen в Deutschland” (2017) также демонстрируют, что ЛГБТ-люди недостаточно представлены в средствах массовой информации.

В исследовании Darstellung von LSBTI im fernsehen und den medien (2017) было проанализировано 3500 часов телевизионных программ. По результатам 60% героев программ были гетеросексуальными, а в остальных 40% сексуальная ориентация не обсуждалась. Открытые гомосексуальные и бисексуальные персоны появлялись только в нескольких выпусках.

Недавно были проведены и опубликованы исследования разнообразия и представительства ЛГБТ-сообщества в немецких медиа и на телевидении «Von „geschlechtsumwandlungen“ und „schwulenehe“: mediale darstellung von LSBTI». Как отмечают исследователи, визуальная репрезентация ЛГБТ-сообщества вызывает определенные вопросы, ведь типичными изображениями до сих пор являются “феминные геи” и “маскулинные лесбиянки”. Что уж говорить о транс*людях, которых изображают, как дрэг-квин?

По мнению Пегги Лозе, журналистки-фрилансера, работающей в общественной организации «Frankfurt Slubice PRIDE», немецкие медиа освещают любые вопросы недостаточно глубоко. Это касается, например, вопросов квир, мигрантов или даже проблем климата.

«Текущая тенденция в большинстве средств массовой информации состоит в том, чтобы сделать наиболее кликабельные материалы и получить предпочтения от читателей. Но они не предлагают им высококачественные отчеты и анализы», – считает Пегги.

Как правильно? Советует украинская журналистка Тая Герасимова

Согласно профессиональным стандартам и этическому кодексу украинских журналистов, новостные материалы должны быть сбалансированными, правдивыми и надежными. Но, как показывают вышеприведенные исследования, медийщики не всегда соблюдают эти правила. Я пообщалась с Таей Герасимовой, журналисткой и информационной координаторкой общественной организации Insight, о том, как правильно и корректно писать о ЛГБТ+.

Тая Герасимова

Всегда ли в текстах следует указывать гендерную идентичность и сексуальную ориентацию человека?

Конечно, нет. Если ваш текст о ЛГБТ-человеке – вы это указываете. И отмечаете, как сам человек о себе говорит. Мы все уже привыкли к геям, лесбиянкам, бисексуальным и трансгендерным людям, но есть люди с другими идентичностями и ориентациями, и для них важно, чтобы журналисты называли их правильно.

А нужно ли расшифровывать какие-то трудные термины, например словосочетание «небинарный человек» или «квир-персона»?

Всё зависит от формата издания. Если это объяснительный текст, то нужно. И это журналистская работа – объяснять термин, о котором идет речь. В новостях – не надо. По общепринятым правилам, когда мы в тексте впервые употребляем аббревиатуру, ее нужно расшифровать даже в новостях. Это о заботе об аудитории. Итак, если вы используете аббревиатуру ЛГБТ, лучше написать в скобках расшифровку.

Почему тексты с некорректной лексикой набирают больше просмотров, чем адекватные материалы?

Уже несколько лет весь мир обсуждает скачок хейтспича в медиа. Почему это так? Во-первых, СМИ ориентируются на язык аудитории, а он у нас гомофобный. Во-вторых, проблема в том, что некоторые журналисты не знают эту тему так глубоко. Кто-то тоже разделяет ненавистнические взгляды. Но чем больше качественных текстов – тем больше речь в медиа меняется к лучшему.

Бывает ли визуальный язык вражды?

Да, это способ подачи некорректной информации. Все это о чем мы говорим сейчас – о стандартах журналистики. А именно этот аспект – о достоверности. Часто в новостях можно встретить нейтральную новость, дополняемую провокационной фотографией геев из Берлинского Прайда. Текст с этой фотографией не соотносится.

Есть такой стандарт о балансе мнений. Например, если мы делаем материал о Прайде, берем комментарии у ЛГБТ-людей, то должны ли мы освещать мнение гомофобов?

Да, некоторые журналисты считают нужным показывать также мнение оппонентов, в случае освещения ЛГБТ-тематики. Почему это неправильно? Потому что журналисты, которые беспристрастны, отделены от церкви и соблюдают журналистские стандарты – должны опираться на научные факты. Научные данные говорят, что гомосексуальная и бисексуальная ориентация – такая же норма, как и гетеросексуальная. А давать слово не соглашающимся с этим гомофобам – тоже самое, что делать сюжет о запуске ракеты и брать комментарии у тех, кто верит в плоскую землю. Это антинаучный подход.

А можно ли брать интервью у героев, желающих остаться анонимными? Не влияет ли это на достоверность?

Вообще достоверна информация та, которую может подтвердить три разных источника. Если вы говорите о каком-нибудь ЛГБТ-человеке в материале – вы не можете раскрывать его ориентацию без согласия этого человека. Это называется аутинг – принудительное открытие сексуальной ориентации или гендерной идентичности.

Следует ли удалять гомофобные комментарии под материалами о ЛГБТ+?

Если это дискуссия или спор – это ок. Но если комментатор пишет, что «всех их нужно убить, вывезти куда-нибудь», то нужно удалять особо негативные комментарии, не несущие ничего рационального. Часто в комментариях люди задают вопросы, и наши читатели помогают разобраться с какой-то темой, в частности, это касается и вопросов ЛГБТ+.

ТОП-3 совета от немецкой журналистки

Как отмечает немецкая журналистка Пегги Золе, в немецких медиа тема ЛГБТ+ существовала и пять, и десять лет назад. Особенно это касается политических движений за и против однополых браков, легализованных в 2017 году. С тех пор немецкие медиа берут на себя инициативу и рассматривают тему прав однополых семей.

Пегги Золе. Фотографка – Anya Sharapova

«Чего не хватает до сих пор, так это глубинного освещения таких важных вопросов, как, например, искусственное оплодотворение и расходы на него. Однако уже начали освещать вопросы потребностей небинарных и транс*людей – на последних выборах, которые были 26 сентября, впервые в парламент были отобраны две трансгендерные женщины», – делится Пегги.

В дополнение, эксперт предлагает такие универсальные советы относительно того, как освещать тему ЛГБТ+.

Будьте решительны и рассказывайте все подробности! Не бойтесь перемен. Показывайте все трудности, а затем поражайте последствиями, с которыми приходится сталкиваться квир-людям.

Покажите, что есть не только квир. К примеру, почему Алиса Вайледь, лесбийка, является лидером немецкой популистской партии AfD? Передачи вроде “Women of the New Far Right” (выходили в прошлом на радио Deutschlandfunk) очень помогают понять всю сложность нашего общества.

Сообщайте о квире не только как о «квире», но и включайте их в повестку дня – как ученых, экспертов, активистов. Особенно это касается местных СМИ. Это правило также важно и для других уязвимых групп, например мигрантов, людей с инвалидностью и т.д.

Общие рекомендации

Опираясь на собственный опыт написания текстов на ЛГБТ-тематику (а я пишу об этом уже около пяти лет), а также информацию, которую я получала на различных украинских и международных медийных школах, и из разной профессиональной литературы, я сформировала перечень советов по поводу того, как писать корректно и толерантно.

Если вы отрицательно или пристрастно настроены, то не стоит писать материал на ЛГБТ-тематику. Конечно, есть вероятность того, что, несмотря на ваше отношение, текст получится беспристрастным и станет настоящим образцом толерантной журналистики, но шанс этого очень маленький.

Скажите «нет» простым пояснениям и стереотипам. «Однополые отношения – это не естественно, потому что это противно», «ЛГБТ+ – это грех, потому что так написано в Библии», «Гендера не существует – это просто мода». Нет, так не подходит. В своих материалах следует опираться только на доказанные факты, официальные источники и комментарии профессиональных экспертов.

Язык вражды, написанный в кавычках – все еще остается языком вражды. Если делая репортаж из Прайда, вы руководствуетесь правилом баланса мнений, и целенаправленно следуете за комментарием к праворадикалам – остановитесь. Не стоит предоставлять площадку для продвижения гомофобии и трансфобии. Агрессивные упреки – это совсем не о балансе мнений. Помните также, что в определенной степени вы ответственны за все цитаты, которые использованы в материале.

Подумайте об удачном оформлении материалов. Выбирайте фотографии так, чтобы противодействовать стереотипам, а не закреплять их (это снова к слову о «феминных геях» и «маскулинных лесбиянках»). На бесплатных стоках сегодня достаточно картинок и фотографий, которыми можно удачно дополнить свой материал.

Disclaimer: This material is prepared as part of the Writing for Diversity project with the support of the Eastern Partnership Program of the German Federal Foreign Office.

Поділись публікацією