«Мы знаем, где ты живешь». Почему дела о нападениях на ЛГБТ не доходят до суда

В июне весь мир отмечает Pride Month — месяц защиты прав ЛГБТ-сообщества. Активисты выходят на главные площади городов и проводят марши равенства. В Украине с защитой прав ЛГБТ до сих пор есть проблемы. Дела о нападениях на представителей сообщества почти не доходят до суда. Часто их квалифицируют по другим статьям, не связанным с преступлениями на почве ненависти.

Виталина Коваль — ЛГБТ-активистка, на которую напали три года назад, но до сих пор она ждет справедливого решения суда. Почему Виталина не чувствует себя в безопасности и сможет ли законопроект №5488 помочь тем, на кого нападают из-за нетерпимости — в материале hromadske.

Мирная акция

О том, что случилось с ЛГБТ-активисткой Виталиной Коваль три года назад, свидетельствует воспаление на правом веке — легкое покраснение и припухлость. Оно ее особо не беспокоит, но о событиях в родном Ужгороде весной 2018 года напоминает.

Тогда Виталина была соорганизаторкой акции к Международному дню за права женщин, которая должна была состояться в центре города. В социальных сетях ее анонсировали заранее.

«Мы начали получать угрозы в фейсбуке от неизвестных аккаунтов. От нас требовали отменить акцию. Все мои знакомые отказались ее проводить», — вспоминает Виталина.

Годом ранее такую же акцию уже пытались сорвать. Тогда около 20 юношей из парамилитарной праворадикальной организации «Карпатская Сечь» пришли на митинг, окружили его участников, начали толкать их, вырывать из рук женщин плакаты и выбрасывать их в урны. Они говорили, что без их разрешения в Ужгороде феминистские акции проходить не будут. В противном случае их будут разгонять.

Даже когда через полчаса подъехала полиция, мужчины не прекращали стычки, вспоминает Виталина. И когда участницы обратились в отделение и написали заявления, дело возбуждать тоже отказались. Мол, «не было состава преступления».

Тогда Виталина решила: нужно громче говорить и отстаивать то, за что борешься. В 2018-м, несмотря на угрозы, она стала главным и единственным организатором акции к Международному дню за права женщин. За две недели до митинга активисты провели с полицией тщательную работу — разъяснили, как реагировать на провокации. Виталина понимала — их не избежать.

В день акции на центральной площади по меркам Ужгорода было людно. Пришли около 30-40 женщин, среди них — представительницы союза адвокаток Закарпатья, общественные активистки. Они говорили о гендерном равенстве, правах женщин, домашнем насилии, выкрикивали лозунг: «Права женщин — права человека».

За пять минут до окончания акции участники организации «Карпатская Сечь» пробрались к сцене и выплеснули на выступавших красную краску. Химическая жидкость попала Виталине в глаза. Она перестала видеть и слышала лишь крики и испуганные крики детей.

«Невыносимая боль и шок. Я думала, что потеряла зрение», — вспоминает она.

Пока Виталина ехала в больницу с химическим ожогом глаз, нападающих отправили в отделение полиции.

«Когда я с другими пострадавшими женщинами приехала писать заявление, там уже были нападавшие, девушки из “Карпатской Сечи”, — говорит она. — Полицейский громко спросил у меня домашний адрес. Я ответила шепотом, потому что боялась, что его услышат». 

Но адрес Виталины все же услышали.

Письма с угрозами 

Дело о нападении на участников акции возбуждено по трем статьям Уголовного кодекса. Они касались хулиганства (ч.2 ст. 296), препятствования законной деятельности общественных организаций (ст. 170) и нарушения равноправия граждан (ст. 161). Сразу после нападения две девушки из «Карпатской Сечи» взяли вину на себя. Одна из них на тот момент была несовершеннолетней.

Виталина больше не чувствовала себя безопасно в своем городе. Она боялась заходить вечером в подъезд, постоянно чувствовала сильное психологическое напряжение и тревогу.

На оборотной стороне каждого приглашения, которые ей приходили от следователя в почтовый ящик, кто-то дописывал карандашом: «Мы знаем, где ты живешь». А в одном из конвертов ей прислали деньги — попытка подкупа за молчание. 30 марта на центральной площади города Виталина провела мероприятие против ультраправого насилия.

А вскоре упаковала вещи — ни на какое взаимопонимание с нападавшими надеяться не приходилось. Переехала в Киев.

Виталина Коваль
Фото: Анастасия Власова/hromadske

Через полгода правоохранители передали материалы дела в суд.

Правда, следователь закрыл дело по 170-й и 161-й статьям. А статью 296 о хулиганстве переквалифицировал на 125-ю, в которой говорится о нанесении легких телесных повреждений участникам акции.

Эксперт правозащитного ЛГБТ-центра «Наш мир» Александр Зинченков говорит: это распространенная практика полицейских в делах о нападениях на ЛГБТ.

«Полицейские квалифицируют заявления по удобным им статьями, а не по тем, которые соответствуют совершенному преступлению. Если человека ограбили, но это было сделано по гомофобным или трансфобным мотивам, дело будет рассматриваться по статье об ограблении. Таким образом преступления, мотивированные ненавистью, скрываются среди десятков тысяч других. И выделить их среди остальных практически невозможно», — говорит правозащитник.

Пострадавшие женщины подали жалобы следственному судье, чтобы постановление о закрытии производств по трем статьям отменили.

Их ходатайство удовлетворили, дело начали рассматривать по двум частям: легкие телесные повреждения (ст. 125) отдельно от статей о препятствовании законной деятельности и нарушении равноправия граждан (ст. 170 и ст. 161).

В марте этого года суд первой инстанции закрыл дело по статье 125 — истек срок привлечения к уголовной ответственности.

Адвокат Виталины Коваль Оксана Гузь подала апелляцию на это решение, хотя и не возлагает на нее больших надежд.

«Я не вижу больших шансов, что нам удовлетворят апелляционную жалобу. Планируем дальше идти в кассационный суд, а после этого — в Европейский суд по правам человека. Здесь речь идет о доступе к правосудию, которого потерпевшие по делу лишены», — говорит адвокат. 

Вторая часть дела по статьям 161 и 170 до сих пор в полиции. По ней допросили потерпевших, но о подозрении никому не объявили.

«Тогда на акции нападавшие также разбросали листовки с определенными надписями и изображениями. Нам важно, чтобы эксперты дали ответ, что это действительно вопрос неравенства, унижения. С 2019 года полиция ждет лингвистической экспертизы», — добавляет Оксана Гузь.

Виталина Коваль
Фото: Анастасия Власова/hromadske

Статья 161 

Согласно исследованию, которое проводили специалисты Фонда правовой помощи, с 1 января 2015 года по 30 июня 2020 года полицейские возбудили 616 уголовных дел о правонарушениях, совершенных по мотивам нетерпимости.

597 из них — по статье 161, о нарушении равноправия.

Эксперты проанализировали информацию из Единого реестра досудебных расследований.

62% дел закрыли еще на стадии досудебного следствия. 30% — расследуются до сих пор и только 4% — отправили в суд.

В своем исследовании эксперты пришли к выводу: в последние годы увеличилось количество правонарушений, совершенных по мотивам нетерпимости. К тому же, органы предварительного расследования все чаще применяли 161 статью.

Александр Зинченков отмечает: цифры из реестра отличаются от того, что фиксируют общественные организации и правозащитники. По их информации, количество нападений на ЛГБТ по мотивам нетерпимости к сексуальной ориентации и гендерной идентичности значительно больше.

За пять лет в ЕРДР по статье 161 зафиксировано восемь уголовных дел о преступлениях, которые, вероятно, были совершены по мотивам нетерпимости к ЛГБТ. Из них три закрыли, пять — расследуются.

В мониторинговой сети центра «Наш мир» в 2020 году задокументировали 188 случаев преступных действий на почве гомофобии/трансфобии, дискриминации, а также других нарушений прав ЛГБТ в Украине.

К тому же, в последние годы, как отмечает Зинченков, пострадавшие стали реже заявлять в полицию о нападениях.

«В 2015-м, сразу после реформы полиции был некоторый подъем. Люди надеялись, что заявления о нападениях дойдут до суда. Мы проводили тренинги для полицейских, и они призвали пострадавших не молчать и подавать заявления. Те так и делали, звонили нам, консультировались. С 2019-го стало понятно: реформа полиции провалилась, и дела не расследуют должным образом, или делают это со скрипом или с неправильной квалификацией», — говорит Александр.

Сейчас поток заявлений в полицию, говорит Зинченков, снова приближается к тому же количеству, какое было до 2014 года, когда пострадавшие обращались к правоохранителям только в тяжелых обстоятельствах, поскольку не хотели страдать от еще одной дискриминации со стороны полицейских. И знали, что дела все равно не будут расследовать.

Акция протеста против нападений радикалов на представителей сообщества ЛГБТ+ и за усиление борьбы с дискриминацией в Украине. Киев, 5 июня 2021 года
Фото: Андрей Новиков/hromadske

Дави на 5488

5 июня общественные организации и активисты, которые выступают в защиту прав ЛГБТ, вышли на акцию под Офис президента с требованием принять законопроект №5488. Они выступали с лозунгом: «Дави на 5488, чтобы не давили на тебя».

Законопроект под этим номером предусматривает внесение изменений в Кодекс Украины об административных правонарушениях и Уголовный кодекс о борьбе с проявлениями дискриминации.

В документе есть определение термина «нетерпимость». Его предлагают понимать как открытое, предвзятое, негативное отношение к категории лиц, отличающихся по ряду признаков. В частности, по таким, как сексуальная ориентация и гендерная идентичность.

В законопроекте также говорится о внесении изменений в статью 161, чтобы она предусматривала ответственность за разжигание вражды и ненависти на почве нетерпимости, а не за нарушение равноправия граждан, как это есть сейчас.

Адвокат Оксана Гузь отмечает: по 161-й статье действительно довольно трудно привлечь к ответственности из-за ее нечетких, расплывчатых формулировок. Но и законопроект №5488, по ее мнению, не решит проблему.

«Хорошо, что этот законопроект появился, но у меня есть ощущение, что его сделали технически для того, чтобы показать, что, мол, мы что-то делаем. Даже если его примут, он все равно не будет работать. Он несовершенен. Его разрабатывали под Национальную стратегию в области прав человека в 2016 году. За это время много всего изменилось. Формулировки, которые нужно в него вкладывать, должны быть конкретными», — комментирует адвокат.

К тому же, говорит она — то, что в отягчающие обстоятельства предлагают добавить определение «нетерпимости» и использовать его в определенных статях — не дает возможности привлекать к ответственности за преступления на почве ненависти или по причине нетерпимости.

Сейчас эксперты готовят предложения, чтобы внести изменения в законопроект.

Александр Зинченков добавляет: важно также, как этот законопроект будут воплощать. Ведь сейчас в полиции отказываются принимать заявления от пострадавших или регистрируют их как обращения от граждан, на которые необязательно реагировать.

Виталина же болеет за воплощение этого законопроекта. Ведь до сих пор она не чувствует себя полностью в безопасности.

«Я хочу, чтобы те, кто страдает от нападений из-за гендерной идентичности, сексуальной ориентации или розовых волос, могли подать заявление в полицию и быть уверенными, что нападавших привлекут к ответственности за преступление на почве ненависти, — говорит она. — Я как активистка приложу к этому все усилия».

Источник

 

Поделись публикацией
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

шесть − один =