Когда твой сын делает каминг-аут. Истории матерей из Ровно и Запорожья

Артему из Ровно – 22 года. Он продолжает учиться, работает веб-дизайнером, но все еще находится в поисках «родной работи».

Денису из Запорожья – 24 года. Он блоггер, общественный активист, художник и тату-мастер. Ненавидит какие-либо проявления агрессии, но всегда с готовностью защищает других.

Однажды они решились рассказать матерям о своей бисексуальности.

Журналистки «Неначасі» и сети «Район.in.ua» пообщались с матерями ребят о принятии парней после каминг-аута и отношении общества к ЛГБТ-сообществу в Запорожье и Ровно.

Все имена изменены из соображений безопасности.

ЗАПОРОЖЬЕ. «Я думала, что это пройдет»

Денис открылся своей маме в тот период, когда уже некоторое время жил в отдельности. Парень ожидал бурной реакции, но мама осталась спокойной. Он смог рассказать только ей, хотя отец наверняка со временем догадался сам. В семье сейчас идет молчаливая договоренность не обсуждать эту тему.

Ирина вспоминает: когда услышала признание сына, отреагировала спокойно, потому что просто не знала, что чувствовать.

«Какой смысл кричать, ссориться, топать ногами, разве от этого что-нибудь изменится? Я подумала сначала, что, возможно, это пройдет. Он не ожидал, что я спокойно восприму, спрашивал, почему я не кричу. Я не знаю, возможно, я закрылась в себе и о себе начала что-то там думать», – отмечает Ирина.

У Дениса с матерью очень теплые отношения. Он рассказывает ей о своей работе и общественной деятельности, старается часто приезжать в гости. Ирина говорит, что сын приезжает именно к ней, хоть они с его отцом живут вместе. С тех пор как Денис совершил каминг-аут, еще и старается постепенно знакомить маму со сферой ЛГБТИК+. Женщина признается, что разобраться в больших количествах новых терминов ей пока очень сложно.

Знакомить маму с новыми друзьями парень пока не торопится. Ирина убеждена, что друзья новые, потому что люди из их круга к любым отклонениям от концепции «традиционных ценностей» относятся очень негативно. По этой же причине она не решается рассказать бабушке Дениса, своей матери.

«Своей маме я даже заикнуться не могу об этом. Судя по тому, когда прайды проходят и как она реагирует, бурно комментирует, как я могу ей поведать, для нее это будет удар. Она будет думать, как это исправить, едва не ходить ко всяким астрологам, зачем это все. Это не болезнь какая-то, которую можно вылечить», – объясняет Ирина.

Родители постоянно испытывают страх за своих детей. Для Ирины этот страх приобрел вполне конкретные очертания. Мы разговариваем в маленьком кафе в одном из спальных районов Запорожья. Даже здесь она отвечает коротко и говорит так, чтобы люди не слышали за соседними столиками.

Из-за работы Дениса в общественной организации, помогающей представителям ЛГБТ в Запорожье, он постоянно находится в опасности, потому что в городе все же преобладают агрессивные настроения. Несмотря на это, молодой человек участвует в прайдах в Запорожье и Киеве, активно выражает свою позицию в соцсетях. Маме в это время остается только не выпускать из рук телефон.

Ирина также ездила в Киев, чтобы встретиться с организацией ТЕРГО, которая объединяет родителей ЛГБТ. Там она могла поговорить с психологом. Это помогло ей лучше разобраться в себе и ситуации. По ее словам она поняла, что таких людей много, родители реагируют по-разному, а некоторые дети вообще не могут никому открыться.

Когда мы завершили разговор и уже собирались прощаться, Ирина озвучила то, что очевидно «мучило» ее уже давно:

«Знаете, что в этом всем очень сложно мне, как маме, даже как человеку. Я не могу об этом поговорить ни с кем, совсем ни с кем. Ни со своим мужем, ни с мамой, ни сказать своим друзьям, ни с кем разделить это. Даже задумываешься, какие они мне друзья. С друзьями ведь не только хорошие моменты делишь, но и свои переживания, тревоги. А я не могу поделиться, мне приходится, грубо говоря, врать. Это ужасно».

РОВНО. «Когда он открылся, я успокоилась»

Когда Артему исполнилось 16 лет, Ульяна начала подозревать, что сын отличается от большинства своих сверстников. Она всегда старалась быть для своих детей не просто мамой, но и другом, поэтому общалась с ними на равных. Когда Артем рассказал ей о своей бисексуальности, мама почувствовала только радость от того, что сын ей открылся.

«Я раньше понимала, что что-то такое есть. Но больше переживала за то, что он еще не открылся, для меня это была трагедия. Когда он открылся, тогда все стало на свои места, я была уже спокойна. Я переживала, что если он сам до сих пор об этом не говорит, то он сам это еще не воспринимает», – рассказывает Ульяна.

Отцу Артем рассказал тоже. По словам Ульяны, у мужчины была более бурная реакция, однако менее чем через час он успокоился. Бабушке понадобилась неделя, чтобы смириться с внуковой ориентацией и прислушаться к аргументам Ульяны о том, что все люди – это люди. Сестра Артема совсем не увидела в этом ничего особенного. Среди дальних родственников договорились не афишироваться.

С друзьями вышло не так просто. Как говорит Ульяна, кто пришел, а кто ушел. О какой-то агрессивной реакции сын ей не рассказывал, даже если она была.

«Видимо, знает, что если я услышу о таком, то я эту агрессию перегну. Я свою семью буду защищать как любая украинка. Я знаю, что мой ребенок насилия за собой не несет никогда ничего не навязывает. Он такой, как есть, – говорит Ульяна и добавляет, – Самое важное – оставаться собой. Когда ты себя ломаешь, ничего хорошего из этого не выйдет»

Артем сам не сотрудничает с общественными организациями, защищающими права ЛГБТ, но участвует в прайдах и акциях. В 2019 году городской совет по инициативе одного из депутатов запретил проводить ЛГБТ-марши на территории города, поскольку они «составляют угрозу институту семьи как составной стратегии национальной безопасности Украины». Поэтому парень обычно ездит в Киев. С каждым годом, как он рассказал матери, становится гораздо меньше преследований.

Хотя Ровно не слишком прогрессивный в этом плане город, здесь есть ЛГБТ-организации. Так случилось, что Ульяна работала по соседству с одной из таких организаций и видела людей, туда приходящих. Одна встреча ее поразила больше всего.

«Это был парень лет 13, но он уже полностью сознавал, кто он есть, но очень боялся. Этот страх меня тогда убил. Я не понимаю, почему ребенок в 13 лет не может сказать, кто он есть. Детям приходится прятаться. Это для меня удивительно, что они живут в таких условиях, где им нужно прятаться», – вспоминает женщина.

Сейчас Артем работает веб-дизайнером и параллельно ищет занятие, которое будет ему больше по душе. Учебу в университете он бросил, но мать знала с самого начала, что так будет. По ее словам, сын очень любит учиться, но вуз оказался для него слабым. Он начал учиться самостоятельно и учится до сих пор.

Люди имеют право на любовь

Мамы Дениса и Артема сходятся на том, что желают своим сыновьям счастья. Веру в позитивные изменения, которые начались с новой силой после Революции Достоинства, часто омрачают новости о самоубийствах и травле и нападениях из-за радужных значков.

Ирина в Запорожье думает о будущем Дениса со страхом. Она очень хочет, чтобы у сына была семья, потому что сейчас он живет сам. Однако женщина убеждена, что шанса на спокойную жизнь в Украине с человеком, которого он выберет, у него не будет. Лучшим выходом будет уехать в одну из европейских стран. Она признается, что так и ей будет спокойнее.

«Хотелось, чтобы людей воспринимали людьми не за их какую-то сексуальную ориентацию, не воспринимали это как болезнь или какую-то глупость в голове. А чтобы видели внутренний мир человека. Какая вам разница, кто, с кем, где? Главное, что человек несет в себе. Лет 50 должно пройти для того, чтобы что-то изменилось, а то и больше», – считает Ирина.

Ульяна в Ровно наоборот считает, что в нашем обществе уже заметны положительные сдвиги. По ее словам, для изменений в сознании нужен не день и не два, но люди, по крайней мере, стали относиться друг к другу с большим уважением. Женщина верит, что ее Артем сможет получить все, к чему стремится, а она сделает все, чтобы его защитить.

«Каждый хочет, чтобы его любили, и каждый имеет право на любовь», – заключает Ульяна.

***

Материал создан в рамках проекта «Пункт 7» (Официальное название «Содействие социальной сплоченности в Украине»), реализуемого в партнерстве ОО «Центра гражданских свобод» и БФ «Восток СОС» при поддержке Американской ассоциации юристов Инициатива по верховенству права (ABA ROLI)

Авторка: ОКСАНА КАШТАЛЯН

Источник

Поделись публикацией
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

девять − четыре =