Чего на самом деле хочет ЛГБТ+ сообщество в Украине и когда закончатся Марши равенства

На референдуме в этом году 64% швейцарцев поддержали закон, который позволяет заключать однополые браки. Между тем в Украине не то, что радужные браки, но и даже просто партнерства — недостижимая мечта. Или достижимая?

Факты ICTV разобрали эту проблему, сравнили жизнь геев в Украине и Швейцарии и готовы рассказать, чего ЛГБТ+ сообществу не хватает в нашей стране и когда кончатся Марши равенства.

Жизнь геев в Украине VS Швейцарии

Виктор Пилипенко, украинский военнослужащий в ООС, участник Революции достоинства, общественный активист, 34 года.

Впервые Виктор влюбился в своего друга, когда ему было 21. На то время для него это был настоящий шок.

— До этого я испытывал влечение к ребятам, но подавлял его в себе. Пытался встречаться с девушками. И даже был гомофобом. Настоящим триггером к восприятию себя стало романтическое чувство, — рассказывает он.

Пубертатный период мужчины пришелся на время, когда мало у кого был доступ к интернету, да и не было таких развитых сетей для гей-знакомств, как сейчас. Это повлияло на то, что Виктор долго не мог смириться со своей сексуальной ориентацией.

— Я себя действительно осуждал, потому что общество говорило, что быть геем — это грех, это неправильно и унизительно, — вспоминает Виктор.

Виктор впервые в истории украинской армии решился на каминг-аут. К этому его подтолкнула выставка Антона Шебетко Мы были здесь, которая состоялась в августе 2018 года.

Автор представил серию портретов военных и волонтеров, которые до того времени оставались в тени и не могли свободно рассказать о себе настоящих. Экспозиция имела целью показать, что ЛГБТ+ люди есть в нашей армии.

Они бок о бок с другими гражданами защищают суверенитет Украины, рискуя своей жизнью. Виктор решил раскрыть свое лицо для того, чтобы изменить свою личную жизнь и общество вокруг.

После каминг-аута Виктор неоднократно подвергался гомофобным нападкам и кибербулингу. Однако мужчина не боится этого, а наоборот, смотрит на это с оптимизмом.

— Такие нападки не должны заставить нас остановиться. Бояться не надо. Нужно идти вперед и брать на себя ответственность, риски и творить изменения. Никто, кроме нас, этого не сделает, — говорит мужчина.

После каминг-аута Виктор начал работать в ГО Точка опоры ЮА и развивал движение ЛГБТ-военных, а впоследствии основал общественную организацию Украинские военные ЛГБТ за равные права.

Это беспрецедентное явление во всей Восточной Европе и постсоветском пространстве. Организация занимается помощью вновь созданному сообществу ЛГБТ-военных, адвокационной и просветительской работой.

— Основной целью является помощь друг другу. Нашими ценностями являются жизнь, свободы, безопасность каждого нашего участника. Своей работой мы показываем западным партнерам, что Украина делает квантовые скачки в достижении равенства прав каждого человека, что с каждым годом мы демократизируемся и можем быть надежными партнерами в НАТО и ЕС, — рассказывает Виктор.

А это Сальваторе Юлиано, швейцарский журналист итальянского происхождения. Он почти сверстник Виктора, однако вырос в совсем других реалиях.

Сальваторе совершил свой каминг-аут в 19 лет. До этого он пытался встречаться с девушками, но чувствовал, что чего-то не хватает.

Сальваторе можно назвать счастливчиком, потому что друзья и семья восприняли каминг-аут парня спокойно. Кроме папы. Они не общались почти три года.

— Если кто-то не принимает как ты живешь, то, возможно, этому человеку не место в твоей жизни. Иногда приходится делать выбор, — с горечью рассказывает швейцарец.

Но эта история закончилась хеппи-эндом, потому что потом и отец принял сексуальную ориентацию своего сына.

Сальваторе ведет активную социальную жизнь и работает журналистом в крупной национальной газете.

— Я всегда боролся за себя и не давал никому возможности издеваться надо мной. И я всегда побеждал. Сегодня никто даже не пытается придираться ко мне, — делится он.

Чего хотят достичь ЛГБТ + активисты с помощью гей-прайдов

Сальваторе Юлиано ежегодно участвует в ЛГБТ+ прайдах с 2009 года.

— Основная наша цель — сделать людей вокруг более чуткими, показать, что мы существуем и боремся за те же права, что и другие. Хочется донести, что любовь может быть в любой форме. Мы такие же, как и вы. Кроме этого, людям всегда хочется находиться в компании единомышленников, которые понимают и поддерживают друг друга.

Иногда кажется, что ты живешь в большой семье, где тебе хорошо и комфортно. По крайней мере, раз в год я вижу друзей со всей Швейцарии, которые приезжают в Цюрих, чтобы отстаивать свои права, равенство и любовь. Мы чувствуем себя сильными и свободными, потому что можем быть собой, — делится Сальваторе.

По мнению Виктора Пилипенко, в Украине прайдов пока нет.

— У нас есть Марши равенства. Это мирные собрания людей,  имеющих определенные требования, которые пока не достигнуты. Раньше посещать такой марш было опасно. Да и сейчас эти митинги проводятся под контролем полиции. В Украине на Марши равенства идут не за комфортом, а для выражения своей гражданской позиции. Это показывает готовность людей вершить перемены самим. Гей-прайды будут в Украине, когда мы достигнем равенства. Тогда это будет действительно празднование жизни, равенства и свобод. Как в Европе, — говорит Виктор Пилипенко.

Что такое регистрируемое гражданское партнерство

Одним из требований ЛГБТ+ сообщества в Украине является принятие закона о гражданских партнерствах. Сейчас есть несколько видений, как это должно работать. Однако в любом случае, введение такого института позволит как однополым, так и гетеросексуальным парам иметь имущественные и неимущественные права и обязанности в отношениях.

Два человека любого пола и сейчас могут урегулировать свои имущественные права путем сделки. А вот неимущественные права есть только у близких родственников и членов семьи, к которым будут приравниваться партнеры.

Гражданское партнерство даст право:

  • не свидетельствовать против своего партнера в суде;
  • оформить опекунство над ребенком партнера (не усыновление);
  • на паллиативную помощь;
  • на допуск к партнеру в больнице;
  • на погребение;
  • на совместно приобретенное имущество;
  • на наследство;
  • на общее завещание и тому подобное.

Нельзя будет находиться в партнерстве и браке одновременно. Партнерство можно будет заключить и расторгнуть значительно легче и быстрее, чем брак.

Партнеры смогут сохранять свою анонимность, но в пределах, предусмотренных законодательством. Не будет никаких публичных реестров. Это останется частным делом каждого.

Что же до минусов гражданских партнерств, то говорить об этом рано, ведь все зависит от того, какая редакция будет зарегистрирована, провозглашена и подписана президентом.

— Минусы могут быть только для политических сил, потому что у нас довольно сильное консервативное лобби, которое будет рассказывать, что сначала мы примем гражданские партнерства, потом браки, а потом геи будут усыновлять наших детей. Но уже сейчас однополые пары спокойно это делают. Государство этому не препятствует, — говорит юрист Николай Мельник.

Правозащитник и исполнительный директор ГО Точка опоры ЮА Тимур Левчук признается, им говорят, если они примут этот закон, то появятся семьи, где детей будут воспитывать ЛГБТ-пары. Но такие семьи уже есть.

— Хотело бы общество, чтобы государство их признавало и контролировало, как этим детям живется? Я думаю, что большинство ответило бы “Да”, — говорит Левчук.

А если бы в Украине сейчас провели референдум по принятию гражданских партнерств?

Тимур Левчук говорит, что в Украине около 15% граждан поддерживают гражданские партнерства, но этого недостаточно. Такой референдум возможен, но этот институт не очень развит в Украине. Кроме того, это довольно дорого.

— Пока вся адвокация сводится к работе с обществом и парламентом. Мы боремся за то, чтобы людей оценивали по их качествам, а не по ориентации, — говорит Тимур Левчук.

Даже если Украина примет закон о гражданских партнерствах в следующем году, то вопрос однополых браков будет еще 5-7 лет просто дискутивным и, возможно, где-то через 10 лет произойдет изменение в законодательстве.

Роман Хеггли, представитель швейцарской общественной организации Pink Cross, рассказывает, что изменения не происходят просто так.

Швейцарии также потребовалось немало лет, чтобы прийти к решению об однополых браках и усыновлении. В том числе и потому, что в стране действует прямая демократия, которая реализуется с помощью референдумов и инициатив граждан.

— Мы проводили большую кампанию вместе со всеми национальными ЛГБТ-организациями, чтобы общество наконец признало нас. Мы говорили вслух, что радужные семьи и их дети уже существуют, и единственное, чего им не хватает, это правовой защиты. Последние полгода мы пытались сотрудничать с различными СМИ. В конце концов, общество нас поддержало, это показал замечательный результат на общественном голосовании о легализации однополых браков, — делится Роман.

Почему гражданские партнерства важны для всей страны, а не только ЛГБТ+ сообщества

Произойдет синхронизация украинского и европейского законодательств, чтобы иностранцы, которые приезжают в Украину и имеют гражданское партнерство, признавались. Ведь в большинстве стран Европы однополые браки уже давно стали реальностью.

— Для Швейцарии было в некотором смысле стыдно так долго вести дискуссию относительно принятия закона об однополых браках. Когда наконец, после 13 лет борьбы, общество на референдуме поддержало эти изменения, это стало показателем  современности мышления. Теперь мы можем построить будущее для каждого. Швейцария подняла свою позицию в Европе, — рассказывает Сальватор Юлиано.

Тимур Левчук комментирует, что он в активизме уже 10 лет и не может понять, почему мы ведем такую долгую дискуссию о правах людей.

Изменение общественного мнения возможно благодаря изменению ценностей.

— Украина всегда принадлежала к ареалу европейских ценностей. Единственное, что мы потеряли, — это связь. После Майдана все изменилось. Сейчас мы просто вспоминаем антропоцентрические идеалы, при которых жизнь человека является главной ценностью, — говорит Виктор Пилипенко.

Ценности общества влияют и на экономическое состояние государства. Чтобы поддерживать высокие стандарты жизни, нужны независимые правоохранительные и судебные системы, где можно отстоять справедливость, честь и достоинство. А где есть независимые суды, туда не побоится прийти инвестор, потому что он также сможет отстоять свой капитал.

— Равенство прав людей и доступа к возможностям порождает экономическое благополучие, — убежден Виктор.

Ответственность за нетерпимость. Почему законопроект 5488 — это реалистичный шаг для Украины, который поможет защищать всех.

Законопроект 5488 предусматривает изменения в Уголовный кодекс Украины и ответственность за публичные призывы к насилию на почве нетерпимости, а также другие преднамеренные действия, направленные на разжигание вражды и ненависти на почве нетерпимости (ст. 161 УК).

Понятие нетерпимости расширяется. Согласно этому законопроекту, это открытое, предвзятое, негативное отношение к категории лиц, отличных по таким признакам, как раса, цвет кожи, политические, религиозные и другие убеждения, половая принадлежность, возраст, инвалидность, этническое и социальное происхождение, гражданство, семейное и имущественное положение, сексуальная ориентация, гендерная идентичность, место проживания, язык или другими признаками.

Юрист Николай Мельник убежден, что в законопроекте 5488 нет никакого нарушения свободы слова.

— Этот закон просто упростит правоохранителям процедуру фиксирования преступлений. Сейчас статья о преступлениях на почве нетерпимости не касается  совершенных из-за сексуальной ориентации и гендерной идентичности, — отмечает Николай Мельник.

В Швейцарии также действует похожий закон. В 2020 году на общенациональном референдуме его поддержали 63% проголосовавших. Это сильный сигнал, что общество не воспринимает гомофобии. Как результат, публичные агрессивные высказывания встречаются редко. Однако они все еще есть.

 

— У нас сильная свобода слова и выражения взглядов. Вы можете говорить все, что хотите, если это ваше собственное мнение. И некоторые этим злоупотребляют, произнося гомофобные идеи и говоря, что это лишь их персональные убеждения. Закон против дискриминации больше касается людей, которые борются против геев физически с помощью нападений, — отмечает Сальваторе Юлиано.

Николай Мельник отмечает, что есть закон, а есть право применения. Независимо от текста закона, достаточно сложно доказать, что преступление было совершено именно на почве нетерпимости. Если два человека подрались, а нападавший отрицает, что он стал агрессором из-за сексуальной ориентации другого, то здесь не будет квалифицирующего признака. Только от правоохранителей и судей будет зависеть, насколько этот закон будет эффективным.

По данным ежегодного отчета о преступлениях на почве ненависти от швейцарских ЛГБТ+ организаций, в прошлом году в Швейцарии было совершено 61 гомофобную атаку, сообщает swissinfo.ch.

В Украине же только за первое полугодие 2021 года был задокументирован 81 случай нападений и дискриминации на почве нетерпимости, говорится в отчете правозащитной организации Наш мир.

Откуда у людей нетерпимость и желание притеснять тех, кто отличается

Психолог и психотерапевт Олег Следь убежден, что то, как мы воспринимаем других людей, зависит от восприятия самих себя.

Каждый человек имеет в себе женскую и мужскую части. Если мы говорим о негативной реакции на людей с гомосексуальностью, то это отношение к своей вытесненной гомосексуальной составляющей.

Есть люди, которые говорят, что не против ЛГБТ, лишь бы они не показывались и не трогали других. Но в отрицании чаще всего есть желание. Отрицание порождает страх желания отрицаемого.

Человек сложил про себя определенный образ, и он его придерживается. Если кто-то его нарушит, то этот карточный домик развалится, и тогда с чем остается человек?

Чтобы разорвать порочный круг, нужно отслеживать свои реакции. Спросите себя, что произошло, почему я так отреагировал/-ла, что на меня повлияло, устраивает ли меня эта реакция. Когда найдете свои триггеры и корни проблемы, можно изменить модель поведения.

Источник

Поділись публікацією