Быть лесбиянкой или геем на Волыни – как это

В Украине ЛГБТ-люди сталкиваются с большим количеством предубеждений в отношении себя. Часто они страдают от дискриминации и не привыкли об этом рассказывать. Такая же ситуация и на Волыни.

Говоря о теме внимания СМИ к теме ЛГБТ+, историкиня, координаторка общественной организации «Инсайт» в Луцке Яна Лис замечает положительные тенденции. Говорит, что после победы Евромайдана сами ЛГБТ+ люди стали более открытыми.

«Без учета этой статьи, за последние годы также вышло еще несколько замечательных интервью, где луцкие представительницы лесбийского сообщества, не скрывая своих имен, откровенно рассказывали о себе. И радует профессионализм волынских журналисток, которые готовили эти материалы.

Вместе с тем, мы очень трудно преодолеваем сталинские гомофобные «традиции», причудливо поддерживаемые в Украине сейчас праворадикальными движениями. До сих пор ряд волынских СМИ использует неправильную терминологию: советское паталогизирующее «гомосексуалисты», вместо «гомосексуалы», или употребляют выражение «нетрадиционные ценности».

Хотя еще с эпохи Скифии и много веков спустя ЛГБТ+ люди на территории Украины были привычной (и во времена русского Петра практически не дискриминированной) частью общества.

О гендерных перевоплощения на Маланка-фесте пишут как об украинской «исконной традиции», а платформа дрэг-квин на Марше равенства в некоторых СМИ внезапно уже «нетрадиционные ценности».

Только диалог и попытки понять друг друга ведут к общественной солидарности. И как следствие, к задекларированному в Конституции движению Украины в ЕС, а не к «русскому миру». И необходимо отметить, что наши СМИ таки с каждым годом становятся все более гендерно чувствительными», – отмечает экспертка.

Журналистка Район.in.ua пообщалась с геем и лесбиянкой из Волынского края. Откровенно говорить они согласились только на условиях анонимности, поэтому в тексте их имена изменили. Говорить с закрытым лицом – вопрос не только личной безопасности, но и страхования близких от необоснованного осуждения.

Сексуальная ориентация – среди основных признаков, по которым происходит дискриминация в Украине. Так ответили 26% респондентов исследования Фонда «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива в сотрудничестве с Центром прав человека ZMINA при поддержке Программы развития ООН (ПРООН) в Украине. Более дискриминируют по возрасту (40%) и инвалидности (38%).

Это же исследование показало, что безусловно или при определенных обстоятельствах украинцы готовы ограничивать права наркозависимых (63%), олигархов (50%), бывших осужденных (46%), людей со специфическими политическими взглядами (46%) и ЛГБТ (42%). Неудивительно, что представители ЛГБТ+ не спешат открываться в нашей стране.

Что касается наших героев, то оба в детстве увлекались историей и мечтали стать археологами. Они рассказали, как сложилось их жизни на Волыни и повлияла ли на него сексуальная ориентация.

Я окончательно определилась с тем, кто я есть, и иду дальше

Марина с Ровенщины. Ей 24 года. Она раньше училась в Луцке, имеет экономическое образование. Сейчас работает у частного предпринимателя. В детстве очень любила историю и мечтала стать археологиней. Марина – лесбиянка, и ее беспокоят права ЛГБТ-сообщества в нашей стране.

Пять лет назад девушка заметила, что ей нравятся девушки. В течение этого времени она пыталась бороться с собственной гомосексуальностью. Марина думала, что должна это изменить. Только недавно девушка приняла себя такой, какая есть.

«Это была боязнь. Мне было страшно и непонятно. Рядом не было никого, с кем я могла поговорить и не подвергнуться осуждению. По сути, со всем я разбиралась и справлялась сама. Сейчас я окончательно определилась с тем, кто я есть, и иду дальше», – рассказывает Марина.

Она говорит, что жизнь могла бы оказаться значительно проще, если бы она в нужный момент обратилась к профессиональному психологу. Именно так она советует делать всем, кто не может разобраться в себе.

Значительная часть близкого окружения девушки перестала с ней общаться после ее каминг-аута.

«Некоторые из них называли другие причины, хотя я считаю, что эти люди просто не смогли меня принять такой, как я есть», – без осуждения и обиды говорит Марина, поскольку и сама долгое время пытались бороться с собой.

Также она с благодарностью относится к людям, которые совсем не изменили своего отношения после каминг-аута, и к новому окружению из ЛГБТ-сообщества.

Немного грустит девушка за искренними отношениями с подругой детства, которая, женившись, перестала общаться с Мариной. Она предполагает, что дружбу запретил муж.

Не сразу восприняла новость о гомосексуальности дочери и мама Марины. Она использовала оскорбительные фразы, мол, это – болезнь. Несколько дней мать просто не разговаривала с дочкой. В конце концов, отношения наладились, однако на такие личные темы близкие люди больше не общаются.

«Больше поднимать эту тему я не хочу. Просто она еще не готова, поскольку окружена стереотипами. Она до сих пор ждет, что однажды я приведу домой принца на белом коне и отказывается воспринимать, когда я прошу не ждать такого от меня», – рассказывает Марина.

Она замечает, что вариант таких отношений с мамой – не самый плохой, ведь удалось сохранить общение. Одновременно девушка рассказывает, что очень хотела бы, чтобы мама воспринимала ее такой, какая она есть, чтобы когда-нибудь познакомить ее со своей девушкой.

«Мне грустно, что многие люди, включая мою маму, продолжают жить в мире, где ЛГБТ якобы не было, где о правах и равенстве людей вообще не говорили», – признается Марина, приводя историческую справку первых упоминаний лесбийской любви.

С открытой и очевидной агрессией из-за своей сексуальной ориентации девушка никогда не сталкивалась, поэтому считает, что ярых гомофобов не так много, как может показаться, и, наконец общество медленными шагами, но движется в сторону толерантности к ЛГБТ-сообществу.

Зато часто приходится опровергать стереотипы относительно гомосексуальности. Например, Марину всегда веселит фраза вроде «да ты совсем на лесбиянку не похожа».

«Почему-то многие считают, что лесбиянки должны имеют иметь розовое или голубые волосы, пирсинг и обязательно тату. Это же абсурдно и смешно», – говорит девушка.

Еще один стереотип не такой веселый и скорее раздражает, чем радует. Марина говорит, что многие из ее знакомых девушек почему-то считают, что лесбиянкам должны нравиться абсолютно все женщины, и они просто опасаются сексуальных домогательств.

«Некоторым приходилось объяснять, что все нормально, я не собираюсь ни к кому приставать. Это как на пальцах растолковывать, как возникает симпатия. Здесь хорошо срабатывает вопрос, тебе нравятся абсолютно все мужчины, или бросаешься ли ты на всех мужчин подряд», – делится девушка.

Также иногда приходится довольно остро отвечать на упреки о семье.

«Мне говорят, что я никогда не смогу иметь нормальную семью. А что такое нормальная семья? Или нормальная семья, где муж бьет жену? Или нормальная семья, когда ребенок оказывается в детдоме? Я убеждена, что две женщины часто могут дать ребенку больше, чем некоторые мужчины в так называемых «нормальных» семьях. Другое дело, что пока законодательство в нашей стране играет не в пользу ЛГБТ. И иметь узаконенные однополые отношения в Украине невозможно, как невозможно и усыновление лесбийскими парами», – констатирует Марина.

Интересно, что она столкнулась с дискриминацией в профессиональной сфере из-за того, что женщина. Рассказывает, что на одном из собеседований ее спросили, когда она собирается выходить замуж и идти в декрет. Говорит, что очень хотелось тогда ответить, что как только в Украине появится соответствующее законодательство, так сразу и пойдет.

Каждый должен иметь право на семью, брак и безопасную жизнь

Иван – волынянен, ему 23 года и он сейчас получает медицинское образование. С учебой он совмещает работу администратором интернет-магазина. Иван – гей и из-за своей сексуальной ориентации подвергался притеснениям. Он убежден, что в Украине права должны быть равными для всех, включая ЛГБТ-людей.

Он начал задумываться о собственной сексуальной ориентации в 16 лет. Тогда начал искать информацию в интернете и узнал о гомосексуальности и бисексуальности. Быстро парень подружился с представителями ЛГБТ-сообщества и считает, что ему повезло относительно быстро понять себя.

«Когда познакомился с представителями ЛГБТ, понял, что гомосексуальные отношения – это довольно распространенное явление. Я убедился, что точно не принадлежу к так называемым натуралам. Если учитывать мое сексуальное влечение, я себя чувствую посередине между гомосексуалом и бисексуалом», – рассказывает Иван.

Иван не может назвать свою семьей гомофобной, однако пока открываться даже родным не спешит. Он убежден, что родные еще не готовы воспринять информацию о его гомосексуальности.

«С каждым днем ​​я чувствую, что этот момент приближается. И рано или поздно придется сказать и открыться. Я думаю, что реакция будет адекватной, потому что слышал от мамы, что она меня любит, поэтому воспринимает таким, какой я есть», – делится парень.

Он считает, что не обязательно каждый представитель ЛГБТ-сообщества должен открываться.

«Особой нужды в том, чтобы открываться, я не вижу. Если тебя не спрашивают о сексуальной ориентации, то какая необходимость всем об этом говорить? Если же кого-то это интересует, то можно сказать», – говорит Иван.

Он вспоминает и историю, когда близкая подруга очень разочаровалась, узнав о сексуальной ориентации Ивана. Они дружили с детства, и парень предполагает, что она была тайно влюбленной в него. Неудивительно, что не смогла скрыть эмоций.

Однако на этом дружба с девушками не закончилась, и парень этому радуется. Рассказывает, что дружит с несколькими гетеросексуальными девушками, которые часто советуются с ним.

Иван говорит, что украинское общество, в том числе и волыняне, ближе к толерантности к ЛГБТ-сообществу, чем к агрессивной гомофобии, хотя в подростковом возрасте ему пришлось страдать из-за негативного отношения к себе как к гею.

«Пожилые люди, которые адекватно воспринимают информацию, которые смогли расставить приоритеты в жизни, которые понимают, что на их жизнь гомосексуальные отношения никак не влияют, довольно нормально воспринимают геев и лесбиянок. Они толерантными. Другая ситуация с детьми, они часто бывают жестокими. Я чувствовал негатив в связи с гомосексуальностью в школьные годы. Во мне это уже тогда-то проявлялось и люди это видели, а я не замечал. Для меня было дико и я не понимал, почему мне говорят оскорбительные слова», – делится парень.

Также Иван замечал и то же отношение общества к гомосексуальным мужским и женским парам. Он говорит, что к геям относятся более враждебно, чем к лесбиянкам. Когда девушки гуляют по городу, держась за руки, это преимущественно никого не смущает. Однако, если такое делают ребята, то рискуют получить агрессивную реакцию.

«Существует такой стереотип маскулинности, мол, если ты мужчина, то не должен плакать, жаловаться», – рассуждает парень.

Он считает, что каждый человек волен делать то, что он хочет, если это не вредит другим. Каждый должен иметь право на семью, брак и безопасную жизнь. Иван подчеркивает, что прайд в Киеве – именно о правах людей, а не о пропаганде однополых отношений, как это порой интерпретируют.

«Речь идет прежде всего о правах человека. Не об поле, не об сексуальных предпочтениях, а именно о правах. Есть люди, которые хотят жить однополой жизнью, которые хотят вступить в брак со своим любимым человеком. Это – факт. Но возможности такой у них нет», – констатирует парень.

Ирина ВОРОТНА

Источник

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.