Хозяин первого минского гей-клуба рассказал об атмосфере, посетителях и конфликтах с властью

Арт-клуб «Вавилон» открылся в Минске в 2001 году. И, убеждает его директор Игорь Поланский, стал окном, через которое в тусовочную жизнь столицы хлынула свежий воздух свободы.

До «Вавилона» в Минске работал гей-клуб «Нарцисс», который в народе называли «Лютик», недолго работал «Оскар», но именно «Вавилону» суждено было стать легендой. Что же в нем было особенного? Сегодня, спустя десять лет после закрытия, на этот вопрос пытается ответить Игорь Поланский.

Секс за занавесками и танцы топлесс

«Ничего сверхособенного в «Вавилоне» не было. Была молодость, был порыв, было желание перевернуть этот мир. Не только у меня, но и у всех «прихожан» «Вавилона», – рассказывает Игорь Поланский.

Арт-клуб «Вавилон» находился по улице Толбухина, недалеко от парка Челюскинцев. Клуб занимал третий этаж часового завода. По меркам клубов он был гигантским – 800м3. По словам Игоря Поланского, там было неинтересно «пить водку и снимать телок под «Фристайл». Хотелось чего-то большего.

«На самом деле, я работал не один. У меня была прекрасная команда: Танечка Тихомирова и Макс Югов — да, тот самый диджей на радио. Мы вместе с ними придумали первую развлекательную программу — «День Святого Патрика».

«До «Вавилона» в Минске никто никогда не знал тематических вечеринок типа «Новый год в августе». Мы первые, кто устроил травести-шоу, а также шоу для женщин в возрасте — «Вяленький цветочек». Я, директор клуба, выходил к гостям в платьях, пел понятные моим гостям песни, например песню «Любовь цвета неба», — рассказывает Игорь.

Почему «Вавилон» позиционировал себя как гей-клуб?

«Это был сознательный выбор. Мне хотелось, чтобы в Минске было такое пространство, где люди нетрадиционной сексуальной ориентации смогли бы чувствовать себя спокойно, не боясь того, что им набьют морду. «Вавилон» держался на творческих людях. Рядом — Макаенка, 9. Творческая интеллигенция с телевидения была нашими постоянными «прихожанами» — я так всегда называл своих гостей. Когда тогдашнее руководство Белтелерадиокомпании узнало, где отдыхают их сотрудники, их главный кричал на каком-то совещании: «Я разгоню этот гей-клуб! И имел в виду не «Вавилон», а как раз-таки телевидение», — рассказывает Игорь Поланский.

«Доходило до смешного. Проститутки, которые работали рядом, под утро заканчивали работу и приходили к нам отдыхать. Они знали, что никто их не будет здесь трогать. Когда начинала звучать песня Rivers of Babylon от Boney М, в зале творилось что-то невероятное: девушки и парни раздевались по пояс и танцевали топлесс. В зале отдыхали известные люди, пили водку, и на них никто не обращал внимания. Тот же Борис Моисеев. Он был у нас много раз. Все любили друг друга. Не скрываю, что сексом у нас могли заниматься прямо за занавесками. Все об этом знали, даже милиция. Все улыбались. Пока это не дошло до главы администрации Первомайского района», — рассказывает владелец «Вавилона».

«Пока в кабинетах сидят коммунисты, Беларусь так и будет гомофобной»

«Фамилия у главы Первомайского района была Скакун, как сейчас помню. Вот он и скакал здесь, кричал, что это дело его чести — закрыть рассадник разврата. Были у нас и проверки, и ОМОН маски-шоу устраивал, и лицом всех на пол клали. Обвиняли нас в том, что у нас процветает здесь насилие», — говорит Игорь.

Игорь Поланский рассказывает, что душили «Вавилон» как могли.

«И время работы нам сокращали, и угрожали, и штрафовали. Была в администрации Первомайского района такая Вера Андреевна, не помню ее фамилию. Вот я по натуре человек добрый, но ее кляну и сегодня. Она отвечала за коммунальное хозяйство, бордюры красила, а потом пришла в культуру. Она мне крови попила! Абсолютно непробиваемой была, вызвала, что-то требовала. А к нам тоже чиновники приходили. Я после к ним обращался с просьбой защитить, отбиться от Веры Андреевны. Знаете, что они отвечали? У вас в клубе хорошо, мы будем приходить, но помогать не станем – вдруг под нами кресло загорится. Нет-нет, не должен никто знать, что мы также из «ваших», – говорит Игорь Поланский.

По мнению Игоря Поланского, ситуация не изменилась и сегодня.

«В кабинетах по-прежнему сидят выходцы из СССР, старые, толстые дяди, недорезанных коммунисты, которые боятся всего нового. Знаете, я как-то шел у Национальной библиотеки. А там украшали город к празднику разноцветными флажками. И вот идут 15-летние подростки и говорят: «Ой, смотрите, как прикольно, флаг ЛГБТ». ЛГБТ – понимаете! – ни пид ****** ов, ни гамадрилов. Вот когда это поколение сядет в руководящие кабинеты, тогда что-то изменится. А пока правят 70-летние деды, Беларусь останется гомофобной», – рассуждает Игорь.

Инна Афанасьева пела на табуретке, а Бьянка до сих пор должна 50 долларов

«Вавилон» для многих теперь популярных артистов был первой площадкой, на которой им приходилось выступать.

«У меня пели почти все солисты оркестра Финберга. Начинал здесь Саша Немо, Юрочка Ващук, тот, что сейчас Тео, Лариса Грибалёва… Да много кто, боюсь кого-то обидеть, если не назову», – рассказывает Игорь Поланский.

Для певицы Инны Афанасьевой посетители «Вавилона» придумали даже особый титул. Ее называли «гей-иконой».

«Инна Владимировна – шикарная женщина и певица. Она выступала у меня много раз, причем гонорара не просила. Когда после «Вавилона» я открыл клуб «Коста Дива», пригласил на открытие Инну Афанасьеву. А в «Коста Дива» сцены не было. Она вышла и просто пела перед публикой. А сзади стали кричать: «Нам не видно, не слышно». И тут Афанасьева заметила табуретку. Обычную, круглую, обитую дерматином. Она стала на табуретку, приказала держать ее за одну руку, так как на каблуках была, в другой руке держала микрофон. Так полтора часа пела на табуретке», – рассказывает Игорь.

С «Вавилона» начала свою карьеру и певица Бьянка.

«Сейчас звездой стала, на связь не выходит. Ну ничего, подождем! Ее сейчас уже нигде не слышно. Значит, скоро появится на минских площадках. А начинала она в «Вавилоне» 17-летней девочкой. Чудесная девочка была. Песенка у нее прекрасная была, нашим посетителям нравилось, она сама ее написала: «Несмотря на то, что гей». Песня о мальчике, в которого влюбилась девочка, а он оказался геем.

А как-то раз одолжила 50 долларов на юбочку, чтобы купить на «Импульсе». Деньги одолжила, а так и не вернула. Я был не так давно у нее на концерте, а она сделала вид, что не узнала меня. Некрасиво. Ну ничего, вернется. Никуда не денется. Задрать нос легко, а вот подать больно», – говорит Игорь.

Выступали в «Вавилоне» и известные артисты: тот же Борис Моисеев, пародист Александр Песков, шведская группа Army of Lovers.

Какие тусовки? Взошла астра – вот она радость пенсионера

После «Вавилона», который просуществовал пять лет, Игорь Поланский открыл еще один гей-клуб, «Коста Дива». Этот клуб окончательно закрылся в 2017 году.

Директор «Вавилона» и сам забавлял гостей.

«Сегодня арт-клубы невостребованные. Я смотрю на нынешних геев и понимаю: они другие. Если открывать какое-то заведение, то надо это делать с 18-19-летней молодежью. А я ее не понимаю. Есть в Минске «Бурлеск», но это совсем не то, не «Вавилон». Да я пока не готов к новым экспериментам, я выгорел эмоционально», – рассказывает Игорь Поланский.

Сегодня Игорь работает над новыми проектами, наблюдает, что нового происходит в этой сфере за рубежом. Путешествует и выращивает астры на даче.

«Я могу сходить куда-то потусоваться, но мне это неинтересно. Раньше люди успевали добрый десяток заведений за ночь объехать. А теперь возьмут один коктейль в одном баре – и этого им достаточно. Не надо людям никакие культурные программы. А я хочу, чтобы шоу продолжалось.

Хотя я наслаждаюсь тем, что наблюдаю за этим со стороны. Заведения открываются-закрываются, меняют названия и концепции. У людей, по-видимому, появились лишние $ 50 тысяч на то, чтобы открыть очередное заведение, размазать деньги по стенам, а потом не знать, как их из этих стен отодрать. Был я на Зыбицкой. Одно быдло! А аренда от 40 евро за квадрат. Хочешь не хочешь, а будешь цены заламывать. Зато милиция радуется, рейды свои делает. Задерживают за распитие. А почему это происходит? Потому что нет возможности у человека отдыхать в баре, он берет бутылку в магазине и идет во двор. Печально», – говорит Игорь Поланский.

Сейчас Игорю 50 лет. Считает ли он себя счастливым?

«Абсолютно. У меня есть настоящие друзья, дом, мама, которой 82 года. Дача, где я отдыхаю и выращиваю астры. Распустился новый сорт астры, а я рад. И думаю: «Вот она, жизнь пенсионера». Жалею ли о чем-то? Иногда жалею, что моя личная жизнь сложилась не так, как я мечтал. Жаль, что миллионером не стал. В период «Вавилона», естественно, мог разбогатеть. Но мне тогда было интересно творчество, было более интересно перед публикой появится в платье, чем заботиться о бизнесе. А так… Мне мой дедушка когда-то говорил, что жизнь надо прожить так, чтобы под старость тебе люди не хотели плюнуть в лицо. Я надеюсь, я так и жил. И что под старость люди не захотят мне плевать в лицо, а захотят вспомнить, как когда-то круто отжигали под песню Rivers of Babylon, – отвечает он.

Наталля Тур, фото из архива Игоря Поланского

Источник

 

 

 

 

Поделись публикацией
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on VK
VK
Share on Tumblr
Tumblr
Pin on Pinterest
Pinterest