Всеобщий друг общества: небинарный проповедник 18 века

Небинарные гендерные идентичности становятся все более видимыми в современном мире, и обычно это считается чем-то совершенно новым. Однако у нас есть свидетельства того, что люди, находящиеся за рамками гендерной бинарности, существовали в обществе задолго до эпохи небинарных местоимений. Герой этого текста, проповедник без гендера, жил на рубеже 18-19 веков и собрал сотни последователей.

Примечание: в тексте речь идет о человеке, которого сегодня мы назвали бы небинарным или агендерным, и английский — язык оригинала — позволяет легко избежать грамматических форм как женского, так и мужского рода. При переводе, редакция Nuntiare рассматривала разные возможности передачи этого гендерно нейтрального языка и в итоге остановилась на использовании местоимения “они” и соответствующих глагольных форм. В то же время, стоит отметить, что в тексте оригинала ни разу не используется местоимение they, и использование аналогичных конструкций в переводе является некоторым произволом; редакция не знает, какие местоимения (и тем более русскоязычные глагольные формы) предпочел бы сам герой текста, но есть свидетельства, что Друг и их последователи избегали местоимений вовсе, поэтому было принято решение использовать преимущественно местоимение «они» как наиболее нейтральную форму. Редакция также предлагает ознакомиться с памяткой по использованию местоимения “они” в единственном числе, подготовленной инициативой T-Действие.

Небинарные проповедник появились в этом мире осенью 1776 года, когда молодая женщина Джемайма Уилкинсон легла в постель с тяжёлой лихорадкой, будучи в шаге от смерти.

Всеобщий друг общества

Тело женщины, 23-летней бывшей квакерши из Род-Айленда, внезапно поднялось с кровати и заговорило. Но тех, кто заговорил, не должны были более называть Джемаймой Уилкинсон. По их словам, Бог воскресил их тело в качестве пророка, посланного предупредить человечество о близости апокалипсиса.

В отличие от многих самопровозглашённых пророков, этот божественный посланник не был ни мужчиной, ни женщиной. Его будут знать просто как “Всеобщего друга общества” (Publick Universal Friend).

Согласно записям того времени, в последующие десятилетия Друг собрали сотни сторонников, пересекая на лошади Новую Англию в мужском священническом облачении. Из поколения в поколение историки говорили о Всеобщем друге общества как об эксцентричном, но эффективном духовном лидере времён американской революции — беспокойной эпохи религиозных экспериментов.

Но через 200 лет после смерти самопровозглашённого пророка история Друга широко распространилась в социальных сетях и приобрела новое значение. В ранней американской истории это редкий пример человека, который открыто идентифицировал себя как небинарный и был принят в таком качестве, говорит Майкл Бронски, профессор Гарварда и автор книги “Квир-история Соединённых Штатов”.

Печать Всеобщего друга

Всё больше людей в Америке сегодня идентифицируют себя иначе, чем мужчины или женщины. Правительства штатов, авиакомпании и школьные округа по всей стране вводят возможность указывать гендерный маркер в документах как “Х”. Словарь Мерриам-Вебстер официально утвердил использование небинарного местоимения “they” (“они”), которое было также признано словом года в 2019 году.

В то время как небинарные идентичности стали более видимыми за последние годы, некоторые историки приводят в пример таких персонажей, как Всеобщий друг общества, как свидетельство того, что гендерно неконформные люди всегда были частью американского общества — задолго до возникновения языка, который их признаёт.

Историкам сложно решить, в каких местоимениях говорить о Всеобщем друге общества. Хотя последователи Друга часто использовали местоимение “он” по отношению к своему религиозному лидеру, сами проповедник вообще избегали местоимений, подписывая документы просто как “Всеобщий друг общества” или “Друг”, говорит Триша Л. Ноэль, исполнительная директорка Центра Истории округа Йейтс в Нью-Йорке  (в этом центре проходит постоянная выставка, посвящённая Другу как основателю первого поселения, которое теперь уже многие годы является округом Йейтс). “Это подтверждает, что Друг не идентифицировали себя ни как мужчину, ни как женщину”, — говорит Ноэль.

“Тем не менее, было бы исторически неверно использовать местоимение “они” относительно этой личности”, — говорит Поль Мойер, который написал книгу о Друге. В своём тексте Мойер использует женские местоимения, говоря о Джемайме Уилкинсон, и мужские, говоря о Друге. Но гендерная идентичность проповедника не была основной темой его исследования в 2015 году, когда он написал книгу, и сам Друг нечасто рассуждал на эту тему, говорит он.

Мойер считает, что агендерная природа Друга была связана в первую очередь с религиозным призванием. Но это не делает её менее истинной, считает он.

Согласно учёной-историку Сьюзан Джастер, Друг ссылались на послание к Галатам 3:28: “Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе”. В проповедях Друг также сравнивали перевоплощение тела Джемаймы Уилкинсон с тем, о чём сказано в пророчестве Иеремии 31:22: “Господь сотворит на земле нечто новое: жена спасет мужа”, пишет Адам Моррис в своей книге “Американские мессии: ложные пророки проклятой нации”.

“Она — женщина двадцати с чем-то лет. В это время от неё ожидали замужества, — говорит Мойер. — Став Всеобщим другом общества, она смогла как бы избежать всего этого… Может быть, часть этого превращения основана на каком-то её психологическом желании избежать этой роли жены и матери, в которую ей вот-вот предстояло вступить?”

Возможно, предполагает Мойер. Но в целом Друг “не проводил много времени за размышлениями о гендере”, отмечает исследователь. Согласно письму в филадельфийской газете, однажды Друга спросили, идентифицируют ли они себя как мужчину или как женщину, говорит Мойер. Проповедник просто ответили: “Я — тот, кто я есть”.

По словам Ноэль, экспозиция, посвящённая Другу в Центре Истории округа Йейтс, до сих пор практически не затрагивала гендерную идентичность проповедника. На сайте Центра о Уилкинсон говорится как о “первой женщине американского происхождения, создавшей религиозное общество”.

Но в последние годы Центр Истории сталкивается со всё более частыми вопросами о гендере Друга, и Ноэль говорит, что теперь в своих рассказах старается избегать “женских” местоимений. “Я думаю, мы просто ещё чуть лучше узнали о значимости сделанного Другом”, — говорит Ноэль.

Еще до появления Друга Джемайму Уилкинсон отлучили от церкви квакеров за посещение баптистских собраний, рассказывает Ноэль. Логично, что большая часть положений в доктрине Друга стала комбинацией верований квакеров и баптистов. Как и многие квакеры, Друг выступали против рабства, одобряли целибат (хотя это и не было обязательным требованием) и выдвигали женщин на лидерские позиции.

Людей притягивало к Другу не послание, а посланник, говорит Мойер.

Этому харизматичному человеку удавалось убеждать богатые могущественные семьи по всей Новой Англии оставить карьеру, приносившую доход, и следовать за группой, известной как Всеобщие Друзья, говорит Ноэль.

В то же время, фигура Друга вызывала и серьезную критику — особенно в Филадельфии, где протестующие бросали палки и камни в дом, в котором останавливались Друг. Некоторые считали Друга обманщиком, “этим странным религиозным деятелем, этой женщиной, одетой как мужчина и провозглашающей себя божьим пророком”, говорит Мойер.

В том числе из-за этого сопротивления Друг решили переехать в более дикую местность, где теперь находится округ Йейтс. Это решение привело общество Всеобщих Друзей к обособленности и препятствовало появлению новых членов. Но основная группа последователей оставалась предана Другу до самой смерти проповедника, которая, скорее всего, случилась по болезни в 1819 году, рассказывает Ноэль. По её словам, со смертью Друга связана еще одна полумистическая история: “Никто не знает точно, где она похоронена”.

Эта личность стала местной легендой округа Йейтс, где до сих пор живут некоторые потомки последователей Друга. А на выставке, посвящённой самопровозглашённому пророку, можно увидеть копию завещания религиозного лидера. “Джемайма Уилкинсон, — написано в завещании, — также известн_ые как Всеобщий друг общества” (в то же время, есть свидетельства, что имя, данное при рождении, не было вписано в завещание собственноручно Другом — прим. Nuntiare) .

По материалам The Washington Post, перевод: Веня Вертер под редакцией Nuntiare

Источник

Поделись публикацией
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on VK
VK
Share on Tumblr
Tumblr
Pin on Pinterest
Pinterest