«Власти хотят, чтобы у арестованного не было шансов на защиту». Гомофобия в Беларуси стала инструментом репрессий

Вечером 10 декабря стало известно о задержании пресс-секретаря компании А1 Николая Бределева. В неофициальном Telegram-канале ГУБОПиК мужчину обвинили, что он якобы «сливал» данные клиентов оператора связи, и опубликовали «покаянное» видео, где Николай говорит, что он гей. Этого силовикам оказалось мало, и они выложили также личные фото и переписки мужчины. Случай Бределева далеко не первый, когда задержанного по политическим мотивам заставляют признаться в своей гомосексуальности. Как гомофобия властей из личной проблемы стала еще одним инструментом репрессий и почему «покаянные» видео с признанием гомосексуальности вряд ли смогут побороть гомофобию общества — об этом Reform.by поговорил с известным ЛГБТ-активистом Николаем Антиповым.

То, что силовики делают с людьми на этих видео, называется аутинг — публичное разглашение информации о сексуальной ориентации или гендерной идентичности человека без его согласия. Видео с аутингом уже приобретают системный характер.

Первым широко известным стал случай политзаключенного студента Артема Боярского. Видео с ним пропагандист Григорий Азаренок опубликовал 25 марта. «По жизни являюсь геем и студентом химического факультета», — говорит парень и сознается в администрировании Telegram-канала и чата «Мая краіна Беларусь». Позже он рассказал адвокату, что его избили и заставили читать на камеру заготовленный текст. В других Telegram-каналах силовиков это видео появилось вместе с фотографиями экрана телефона Артема, где было видно приложение Grindr для знакомств между парнями. Было ли оно у самого Боярского или его установили силовики — неизвестно. Недавно юношу осудили на 5 лет лишения свободы.

Еще один известный случай произошел после перестрелки, случившейся при обыске в Минске, в которой погибли хозяин квартиры Андрей Зельцер и сотрудник КГБ Дмитрий Федосюк. 30 сентября в крупном Telegram-канале, связанном с силовиками, появилось видео с 30-летним Виталием. Он был задержан из-за комментария о Федосюке. Мужчина в рабочей одежде — похоже, его забрали прямо с рабочего места — признает на камеру вину, говорит, что с 2016 года гомосексуален, и добавляет: «Понимаю, что это является аморальным, обязуюсь исправиться».

Николай Бределев. Фото А1

Кейс Николая Бределева, благодаря его должности пресс-секретаря А1 и множеству знакомств, стал самым громким и за один вечер облетел интернет. Многие пользователи соцсетей выразили мнение, что государство, делая такой акцент на гомосексуальности при репрессиях, так низменно издеваясь над людьми только из-за их ориентации, добьется лишь того, что гомофобии в беларусском обществе станет меньше. Мол, клин клином, да и никакой здоровый человек, не лишенный человечности, не может тут быть на стороне силовиков и в любом случае сочувствует объектам травли, начинает лучше их понимать.

Однако среди людей, которые погружены в ЛГБТ-повестку и помогают ЛГБТ-сообществу в Беларуси, это мнение не распространено. Об этом Reform.by рассказал активист и правозащитник Николай Антипов. Он уже 11 лет занимается защитой и поддержкой ЛГБТК+ беларусов и просвещением в этой сфере.

— Мой путь в активизм начался в 20 лет. Я тогда совершил перед родными камин-аут и получил большую поддержку от своей семьи. И мне хотелось передать свои силы другим ЛГБТ-людям, которым не так повезло, — объясняет свою мотивацию Николай.

Последние восемь лет Антипов вместе с другими ЛГБТ-активистами изучал, как работает язык вражды и как снизить его распространенность.

— Мы понимаем, что язык вражды напрямую влияет на преступления в отношении уязвимых групп: ЛГБТ, мигрантов и других менее защищенных людей, — подчеркивает Ник.

Николай Антипов. Фото из Instagram

Отмечая серийный характер «покаянных» видео с признаниями в гомосексуальности, он обращает внимание на то, что гомофобия и язык вражды являются в первую очередь результатом воспитания и образования людей, работающих в силовых структурах, а потому такая травля ЛГБТ-людей со стороны тех, кто сегодня у власти, была неизбежной.

— У режима есть культ маскулинности, культ превосходства, — говорит Антипов. — Посмотрите, кто сидит на государственных заседаниях: в основном это одни мужчины. И когда происходит отклонение от их нормы, у них начинается волнение, и они пытаются что-то с этим делать. Ненавидеть гомосексуальных мужчин — это в их образовании. Никто из нас не рождается на этот свет, чтобы ненавидеть другого человека, этому учат, и люди этому учатся. Их этому научили в закрытых институтах: в армии, милиции, КГБ, академии МВД… В таких местах ЛГБТ-активисты никогда не могли работать и что-то менять.

Для них атаковать ЛГБТ-людей проще всего, а тем более гомосексуальных парней. Потому что есть основания полагать, что именно эта группа людей не получит никакой защиты. В Беларуси нет законодательства, предотвращающего преступления на почве ненависти и язык вражды в отношении ЛГБТ-людей, и нет ничего, что обеспечивало бы равенство, недискриминацию или семейные права ЛГБТ-людей. Гражданское общество, которое работает с этой группой, подвергается сильному давлению со стороны властей, что делает работу ЛГБТ+ организаций намного опаснее.

По мнению активиста, власти используют гомофобию в репрессиях для одного: чтобы арестованный человек лишился поддержки друзей и близких.

— Летом 2021 года один парень был задержан по политическому делу. На суде к его друзьям подошел силовик, включил на своем телефоне гомосексуальное видео с обвиняемым и спросил, мол, понимают ли его друзья, кого они пришли поддержать. Он думал, что это видео как-то повлияет на людей, и человек лишится поддержки, — приводит пример Антипов. — Власти хотят, чтобы у арестованного человека не было шансов на защиту. К сожалению, многие родители не готовы разговаривать с правозащитниками, потому что боятся давать огласку таким делам, многие из них раньше не знали об идентичности своего ребенка и боятся того, что об этом узнают другие.

Николай сильно сомневается, что гомофобная часть общества станет более толерантной после такого поведения силовиков.

— Мы точно можем наблюдать сдвиг в сознании людей. Но я уже видел циркулирующие в интернете цитаты, что ГУБОПиК сделал для толерантности в Беларуси больше, чем все геи страны. Это какое-то странное мнение. Как, условно сказать, что для того, чтобы не было войны, в мире нужно устроить Третью мировую, после которой люди начнут понимать, что убивать — это плохо.

Николай Антипов. Фото из Facebook

Я не знаю, что нужно сделать, чтобы люди перестали ненавидеть других людей. На мой взгляд, в этом помочь может только образование и увеличение видимости ЛГБТ-людей и их проблем, чем и занимаются ЛГБТ-активисты.

Но если быть честными, многие люди, которые и раньше выступали против режима, были гомофобными. И если они узнавали, что кто-то из аппарата МВД является геем, таких людей высмеивали и демонстрировали к ним ненависть. Мол, вот, посмотрите, они п******сы. Я бы хотел, чтобы после данных видео люди задумались, но до сих пор не увидел от тех же консерваторов, которые скептически относились к радужному флагу, слов поддержки Николаю Бределеву и другим пострадавшим от аутинга.

Также я вижу, что люди начали вспоминать фразу «есть геи, а есть п******сы». Я призываю, перестаньте использовать это слово, даже если вы просто пользователи соцсетей. Это слово влечет ненависть, под этим словом людей пытают, называя людей этим словом, их пытками заставляют говорить о своей сексуальной идентичности. Начало в слове, — подчеркивает Антипов.

Он добавляет, что «покаянные» видео с аутингом сейчас сильно влияют на моральное состояние ЛГБТ-людей в Беларуси, учитывая массовость арестов и риски для каждого.

— Тебя будут пытать, выложат твою переписку, фотографии без твоего разрешения. Это большой удар. Для меня самое больное — видеть, как ЛГБТ-людям наносят эту травму.

Я не знаю, как можно бороться с этими видео. Я рекомендую из чувства солидарности к арестованным не смотреть их, нужно жаловаться на эти видео, просвещать людей. Противостоять таким видео — значит противостоять режиму. Бороться с ненавистью и неравенством нужно сейчас на всех уровнях, демократическим силам нужно поднимать эти вопросы.

У всех диктаторских режимов есть особая ненависть к ЛГБТ-людям. Демократическим силам нужно выступать в поддержку людей с разной идентичностью. Нам нужно строить инклюзивное общество и равное. Эти преступления — еще один показатель того, что в новой Беларуси должен быть антидискриминационный закон, — резюмирует Николай Антипов.

На протестах в Минске, август 2020. Фото: Андрей Завалей

Источник

Сподобалось? Знайди секунду, щоб підтримати нас на Patreon!
Поділись публікацією