«У нас более нормальная семья, чем у гетеросексуалов», – гей, женатый на лесбиянке

О том, что я гей, наверное, до конца понял только к окончанию школы. В школе мне, конечно, нравились одноклассники, парни. И когда пришли какие-то сексуальные фантазии, я представлял себе не одноклассниц, а одноклассников.

И никакого выбора у меня не было, бывает часто говорят, что быть геем – это выбор. Но это совсем не выбор. Это данность, с которой ты рождаешься, а потом осознаешь в свое время.

Мыслей у меня по поводу своей ориентации было много, и в то же время не было никаких конкретных. Не до конца понимал, что мне делать: рассказывать кому-то, не рассказывать.

Я, конечно, практически сразу осознал, что каминг-аут лучше не делать. Особенно семье, родителям. Потому что это был небольшой город, эта была патриархальная семья, где меня уж точно никак не поймут.

Гей жизнь или не жизнь…

Возможно, поэтому поступил учиться в столицу. Там, конечно, все было намного проще по поводу возможности найти себе партнера, но я все равно не мог долго решиться на это. И как таковой первый секс с парнем у меня произошел, когда мне было около двадцати лет. До этого были какие-то попытки, но случилось все именно в это время.

И началась жизнь. Я бы не сказал, что прям жизнь. Все равно это были попытки кого-то найти: поиски в интернете, встречи украдкой. О том, что у меня будут дети, жена, семья, я не думал. Точнее, я думал об этом, но понимал, что это, скорее всего, не мой вариант.

Чем старше становишься, тем сильнее вступает в роль совокупность факторов. Чем больше тебе лет, тем больше идет давление со стороны родителей. Постоянно начинают спрашивать: «А когда ты женишься? А внуков мы хотим.» В общем, начинается классический треш, с которым, я уверен, сталкиваются все парни, девушки, даже гетеросексуальные, которые не торопятся с тем, чтобы вступать в брак.

Я могу сказать, что родители всем своим существом, всей своей жизнью показывали, что в семье нет ничего хорошего. Я не скажу, что у нас все было плохо, но раз в неделю стабильно была ругань, крики, это были рукоприкладства со стороны отца по отношению к матери. Но при этом мне кажется, что все так жили, советские и постсоветские семьи, поэтому я не вижу ничего совсем трешового.

Просто родители жили так, как будто у них нет детей. Они не думали, как их действия будут отражаться на мне, на моих братьях, сестрах. У нас семья большая: у меня еще есть младшая сестра, старший брат и старшая сестра, но она мне родная по отцу, жила со своей матерью.

С точки зрения родителей это нормальная история, что все одеты, обуты, накормлены, но в плане какого-то душевного воспитания, морально-нравственного, не было никакого примера, на который можно было бы опираться.

Конечно, существует и общественное давление. Оно не такое явное, но существует. Когда тебе около тридцати, и ты не женат, то начинаются вопросы. У нас, наверное, в постсоветском пространстве лучше, чтобы ты был разведен, чем не женат. Этот статус всеми принимается, и половина уже через это проходила, если не больше, если смотреть сколько браков распадается.

Гей и семья

Мысли о том, чтобы у меня был ребенок, потомство, называйте, как хотите, стали приходить около 30 лет. Это не только давление, но и совокупность факторов. Это были мысли: «А что же будет дальше? Будет ли у меня ребенок/дети? Как все это сделать?».

И после тридцати я действительно понял, что буду заводить ребенка, жену. Потому что в нашей культуре если ты гей, то не так много вариантов, чтобы у тебя появился ребенок.

Есть вариант суррогатное материнство, но я не сказал бы, что он актуален. Если у тебя есть партнер, вы хорошо зарабатываете, серьезно настроены, можно пробовать. Но нет никакого юридического оформления и так далее. Среди моих знакомых я не знаю никого, кто пошел бы по пути суррогатного материнства.

А усыновление/удочерение ребенка – это процедура нереальная. Потому что тебе все равно придется заниматься оформлением как одинокому человеку. Ты же не можешь сказать, что «мы пара однополая, мы хотели бы усыновить/удочерить ребенка». Это исключено.

Законом не запрещено усыновление/удочерение одиноким человеком, но, фактически, если ты мужчина, это невозможно. Женщинам возможно это сделать, есть такие примеры. А вот мужчине нереально.

У меня есть знакомый, который хорошо зарабатывает, живет со своим парнем. Они хотели усыновить/удочерить ребенка, и один из них начал проходить всю процедуру, которая для этого необходима.

Легко ли стать родителем

Он отлично все прошел, все психологические тесты, другие. Но ему, насколько я помню, психолог сказал открытым текстом: «У вас все хорошо, никаких противопоказаний нет, но я не могу так написать.» То есть существует такой негласный запрет. Насколько я знаю, в Беларуси только один мужчина за 10 лет смог эту процедуру пройти. То есть, это тоже не вариант.

Еще вариант, когда есть пара лесбиянок, они живут вместе, и ты, как приходящий отец, делаешь им ребенка. И дальше, тоже знакомые сталкивались, есть такая история, что потом тебя могут, по сути, отстранить от своего же ребенка. И у тебя не будет никаких прав, никакой возможности с ним видеться, как-то его воспитывать. Тут нужно все просчитывать.

А история, когда гей договаривается с лесбиянкой, они заключают брак, заводят ребенка, и разные варианты дальнейшей жизни, это приемлемо. У меня многие так делают, и уже много лет живут. Поэтому так решил сделать и я.

До того, как я поженился, со своей женой, мы были знакомы около двух лет. Познакомились в общей компании, как это часто бывает. Геи, лесбиянки, совместная компания, отдых на природе, какие-то посиделки. Ну и, в принципе, мы друг другу понравились, поняли, что мы схожи. Спокойные, уравновешенные люди, которые хотят завести ребенка. И решили пойти по пути, что официально женимся, что будем жить вместе, у меня своя двухкомнатная квартира.

Зачали ребенка естественным путем. Могу сказать, что у меня получилось. Причем, попыток было несколько. По-моему, третья стала результативной. Но ни до, ни после у меня не было секса с девушками. Точнее, до один раз у меня была попытка, когда мне было лет восемнадцать-девятнадцать, но у меня практически ничего не получилось.

В общем, мы зачали ребенка, стали жить вместе. Родился ребенок, и со стороны мы никак не отличаемся от других. Мы семья: жена, муж, сын. И так уже более трех лет мы живем.

Никто из родственников не знает, естественно, ни с моей, ни с ее стороны. Знают только близкие друзья, которые тоже геи/лесбиянки, и нас это вполне устраивает. Потому что, если кто-то узнает, существует реальный риск, что ребенка могут забрать. Сразу начнется внимание со стороны разных проверяющих органов.

В общем, мы никому не говорим и не собираемся. Что касается самого ребенка, скажем ли мы ему – это тоже вопрос. Я не знаю, есть ли смысл вообще говорить и как-то на этом влияние акцентировать. Мы стараемся воспитывать ребенка обычным человека без заморочек на этом.

Сейчас сыну больше трех лет, но дети же не думают в этом возрасте про какую-то сексуальность. Поэтому ближайшие лет пять-семь, или даже больше, этот вопрос не будет вставать. Потом будет видно. Смотря как будет воспитываться поколение. Потому что сейчас все больше и больше тенденция, что нет разницы по поводу ориентации, и так далее.

Воспитание ребёнка в гей семье

В воспитании ребенка мы принимаем участие, как и все родители, наверное: мама больше, папа меньше. Потому что у меня такой вид работы, что я много в разъездах, несколько сразу работ. Но я хотя бы понимаю, что я осознанный родитель.

У меня перед глазами стоят мои родители и другие родители моего поколения, это было не осознанное родительство. Потому что не думали, как твои слова или поступки скажутся на ребенке. Потому что дети же все копируют. Все на ребенке сказывается, это я всегда учитываю.

С женой отношения отличные. Мы как друзья. Периодически появляются у меня парни, у нее девушки, но каких-то серьезных отношений у нас нет. В этом, конечно, есть и причина – ребенок.

Во-первых, когда родился ребенок, ближайший год после этого тебя будто выключают в плане желаний сексуальных. Просто творится треш, когда тебе нужно, чтобы физически выжил ребенок и психологически – ты. Все эти крики по ночам, это все проходит, это нормально. А потом мы стали задумываться о том, как быть дальше, но мы при этом все обсуждаем. В этом еще плюс такой семьи.

Семья или нет

Мне кажется, что у нас более нормальная семья, чем гетеросексуальные семьи. Потому что есть истории, когда муж жене изменяет, недоговаривают друг другу что-то, начинаются какие-то игры. У нас такого нет ни с моей стороны, ни со стороны жены. Я вижу, что все как есть говорится, потому что мы в партнерских отношениях.

У нас есть бюджет, который тратится на ребенка. Он делится пополам, все фиксируется, плюс у каждого свой бюджет. Нет такого, что деньги сваливаются в общую кучу. Это лучше, ты больше фиксируешь, следишь за своими расходами. Поэтому это хорошая, осознанная история.

По поводу быта. Не скажу, что у нас есть какое-то распределение обязанностей. Мусор я выношу, я люблю готовить, готовлю часто. Для уборки у нас есть робот пылесос, приглашаем клининговую компанию. Все обычно, в этом нет ничего особенного. Время тоже проводим вместе часто. Вместе ходим на шоппинг, на природу куда-то, вместе с ребенком ездили в Турцию. Достаточно обычная история.

Есть ли такой вариант, что мы можем разойтись в принципе, развестись? Я не думаю, что в этом есть необходимость, поскольку у нас классический брак по расчету, и в этом смысле все хорошо.

Только если у меня или у нее вспыхнет безумная любовь. Допустим, у меня к парню, и мы решим выйти замуж друг за друга где-то в стране, где это разрешено. А жена поженится со своей девушкой.

Может быть, только в таком случае мы разведемся официально. Но, мне кажется, это никак не скажется на воспитании ребенка. Просто появился еще кто-то, кто будет его любить.

Поэтому, если ты гей или лесбиянка в Беларуси, то наш вариант самый приемлемый.

Источник

Поделись публикацией
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

3 × 4 =