Тайная жизнь двойных агентов: почему разведки всего мира в ХХ веке охотились за геями

Секретные встречи, подозрительные знакомства, двойная жизнь и тайный язык — будни гомосексуальных людей иногда напоминают фильмы о шпионах. Порой это сходство привлекает внимание спецслужб. Нож рассказывает о самых громких шпионских историях ХХ века с участием геев.

Гомосексуальность и шпионаж в России до и после революции

В 1954 году Джон Вассалл, клерк из офиса британского военно-морского атташе, попал на гей-вечеринку в Москве. Его привел туда Зигмунд Михаильский, работавший в посольстве переводчиком, и познакомил со своими друзьями в ресторане неподалеку от Большого театра. Они уединились в отдельном зале, поужинали, выпили крепкого бренди, и уже через полчаса Вассалл обнаружил, что его собеседники начали снимать с себя пиджаки, а кто-то помог раздеться и ему самому.

Постепенно компания переместилась на диван в углу комнаты, и ужин плавно перетек в оргию.

Спустя некоторое время после вечеринки Вассалл встретился с одним из ее участников и согласился заглянуть к нему в гости. Но как только они пересекли порог, тот исчез в глубине квартиры, а навстречу озадаченному британцу вышли двое сотрудников КГБ. Один из них достал из пиджака фото, на которых видно, как подданный Ее Величества занимается сексом с другими мужчинами.

Гомосексуальные связи на тот момент были вне закона и в Великобритании, и в Союзе, так что Вассаллу грозила тюрьма в обеих странах. Чтобы избежать ареста, он согласился на предложение КГБ шпионить в посольстве на СССР и проработал на русских семь лет, пока его не сдали советские перебежчики. За это время Вассалл передал своему новому руководству тысячи секретных документов, касающихся устройства британских кораблей и линий защиты. На родине его приговорили к 18 годам тюрьмы за предательство.

В своем подкасте, посвященном «плохим геям», писатели Хью Лемми и Бен Миллер (который также входит в совет берлинского Музея гомосексуальности и изучает историю однополых отношений) отмечают:

«На протяжении ХХ века оценка профессиональных качеств шпионов-геев постоянно меняется. С одной стороны, они идеально подходят для такой работы, потому что вынуждены скрываться, разговаривать с помощью шифров, существовать в кругу близких друзей, прибегать к обману и хитрости, чтобы сохранять в тайне свою ориентацию. С другой, в моменты паники гомосексуальные люди уязвимы для шантажа, что ставит под угрозу национальную безопасность».

Советская разведка отлично знала о такой «уязвимости» и охотно ею пользовалась. Тот же Вассалл был не первым сотрудником посольства, которого пытался соблазнить Михаильский.

Однако «секспионаж» изобрела не советская разведка — к нему прибегали еще до революции. Например, в 1903 году царская охранка завербовала австрийского контрразведчика Альфреда Редля, который готовил и засылал в Россию шпионов.

Зная о его гомосексуальности, варшавский агентурный центр путем шантажа заполучил в свои ряды ценного сотрудника, предложив тому еще и щедрую плату.

Так Редль стал одним из самых известных двойных агентов в истории шпионажа. Он предоставлял русским чертежи австрийских крепостей, данные о составе и численности армии, планы войн и отдельных операций — и передавал другой стороне ложную информацию о неприятельской армии. Также Редль посылал шпионов в Россию и сдавал их царской разведке, а новое начальство, чтобы поддержать безупречную репутацию резидента и заодно помочь ему продвинуться по службе, снабжало своего сотрудника деньгами и агентами, которых он мог «разоблачить».

Редль всегда оставался вне подозрений, потому что сам расследовал утечки информации. В мае 1912 года он получает звание полковника, а уже в октябре, вскоре после начала Балканской войны, за особые заслуги его повышают и переводят в Прагу на должность начальника штаба восьмого армейского корпуса, хотя неофициально Редль продолжает работать на прежнем месте. Русские разведчики получили доступ ко всем военным планам Австрийской империи, автором которых был их подопечный. Правда, в новой должности Редлю стало сложнее встречаться со связными, поэтому бо́льшую часть заданий он теперь получал по почте. Согласившись на это, агент допустил роковую ошибку: австрийская полиция тайно просматривала личную корреспонденцию.

Редль забыл своевременно забрать на почте присланный ему на чужое имя очередной гонорар от русской разведки. Подозрительный конверт отправили в полицию, а оттуда — в разведбюро. На нем значились два подставных адреса. Австрийские спецслужбы установили за почтой наблюдение, а тамошний служитель должен был подать знак, как только получатель придет за пакетом.

Ловушка почти захлопнулась, когда полковник в штатском явился за посылкой. Полицейские замешкались с арестом, а Редль успел вскочить в такси и скрыться — но в спешке выронил клочки почтовых квитанций и футляр от карманного ножа. Водитель, допрошенный в тот же день, запомнил название отеля, куда он отвозил своего пассажира. Полицейский инспектор попросил портье положить футляр на столике в холле так, чтобы он бросался в глаза каждому входящему. Редль попался на приманку и забрал его — возможно, намеренно: опытный агент понимал, что окончательное разоблачение — дело ближайшего времени.

Полицейские не решились арестовать офицера такого ранга без согласия коменданта города, а тот, в свою очередь, переадресовал этот щекотливый вопрос коллегам Редля.

Поздним вечером 25 мая 1913 года в отель, где он остановился, прибыла комиссия в составе заместителя начальника генштаба генерал-майора Хефера, начальника разведбюро фон Урбански, руководителя агентурной группы майора Ронге и старшего военного прокурора Ворличека. Дверь в номер открыл сам Редль, как раз перед этим закончивший прощальные письма брату и командующему корпусом.

Разоблаченный и пойманный с поличным полковник заявил вошедшим: «Господа, я знаю, зачем вы здесь. Я погубил свою жизнь и прошу вас позволить мне уйти из нее».

Перед смертью Редль рассказал майору Ронге о своей деятельности в качестве агента России и заверил, что работал без сообщников. Затем попросил дать ему револьвер. Члены комиссии удалились из комнаты. Прошло больше четырех часов — выстрела никто не слышал. Обеспокоенная комиссия открыла дверь — полковник Редль лежал на полу. Его висок был пробит пулей.

Генеральный штаб попытался сохранить эту историю в тайне, но уже утром 26 мая 1913 года венские газеты напечатали короткую заметку, в которой сообщалось, что полковник Редль в припадке помешательства лишил себя жизни.

Кембриджская пятерка

Работавший в Кембридже под прикрытием научной миссии советский разведчик австрийского происхождения Арнольд Дейч знал эту историю, и методы царской разведки ему также были известны. Потому он намеренно искал тех, кто не вписывался в существовавшие тогда сексуальные нормы, но вместо шантажа использовал пропаганду.

Источник

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.