Самосуд: молодой житель Эстонии признался в убийстве пожилого гея, которого считал насильником. Но в суде все перевернулось

В Курессааре найден труп 67-летнего гомосексуала в его собственном доме. Взявший на себя вину за убийство молодой человек отказался в суде от первоначального признания. Других доказательств против него нет.

“Иво был очень приятный, прекрасный человек, — говорит знавший убитого многие годы коллега. — Был очень обязательным”.

Но утром 9 апреля 2018 года Иво Тахула на работе на молочной ферме не появился. Телефонную трубку не брал. Хотя раньше в случае болезни всегда звонил.
Коллеги пошли проведать Иво на его съемную квартиру, но дверь не открыли. Позвонили на всякий случай в больницу и затем вызвали полицию. Открыв дверь, обнаружили труп с подтеками крови.

Поначалу полиция криминала не заподозрила. Только в ходе судебно-медицинской экспертизы на теле Иво обнаружили многочисленные колотые раны. У мужчины была большая потеря крови.

Возник спор: медики Скорой утверждают, что не увидела признаки насилия полиция, а полиция говорит, что так сказали медики.

Так или иначе, осмотр места происшествия был произведен только на следующий день. А если учесть, что Иво умер за сутки до обнаружения тела, то станет понятно: полиция потеряла много драгоценного времени для задержания преступника.

По словам Сааремааского окружного прокурора Райнера Амура, все указывает на то, что преступник попытался удалить из квартиры следы своего пребывания.

На ферме никому не мешало, что скотник — гей

Один из коллег сообщил EE, что ему не известно, чтобы у убитого были враги. Он выглядел всегда внимательным и галантным человеком. По специальности Иво был животноводом-селекционером. Работая скотником-охранником на самой крупной молочной ферме Сааремаа, он получал 500-600 евро, плюс пенсию.

Но одна деталь выделяет Иво из большинства его эстонских сверстников. На предприятии было общеизвестно, что этот отличный работник — гей. Но это никого не беспокоило. Его друзья держались от места работы Иво в стороне.

Близко знавшим Иво людям было известно о гомосексуальности мужчины еще с советских времен, когда это было уголовно наказуемо.

У полиции не было поначалу по делу ни одного подозреваемого. Единственной ниточкой стали непонятные события полугодовой давности.

13 октября 2017 года Иво обратился в Курессаарескую больницу с травмами лица. Врачи оставили его под наблюдением на пять дней. Вернувшись на работу, Иво объяснил больничный неудачным падением.

Так как лечебное учреждение сообщило о подозрительных травмах пациента полиции, Иво пришлось пообщаться со следователем. Он рассказал, что якобы двое неизвестных попросили у него поздно вечером на улицах Курессааре закурить. Он не дал, и его сразу избили.

В ту же ночь, когда на Иво якобы напали, полиция получила телефонный звонок. Звонивший сообщил, что вроде бы Иво напоил и изнасиловал его друга Райво (имя изменено). Информатор хотел, чтобы полиция расследовала это дело.

“Полиция связалась с мужчиной, но он все отрицал”, — сообщил прокурор Амур. Расследование избиения Иво и обвинений в изнасиловании завершились безрезультатно. Но после убийства Иво полиция к этим случаям вернулась.

Один друг признался в избиении, другой — в убийстве

Со дня убийства прошло немногим более двух недель, как полиция задержала 18-летнего Райна. Именно он сообщил осенью полиции об изнасиловании Райво. Райн признался, что самосуд учинил вместе со своим другом Рудольфом-Михкелем. И не на улице, а дома у Иво. И вроде бы пенсионер пообещал, что больше такого делать не будет.

Дальнейшее расследование выявило удивительную связь. За несколько часов до убийства Иво сидел в одиночестве в баре Kapteni Kõrts. А обслуживал его никто иной как кельнер Рудольф-Михкель. Задержали и этого 27-летнего молодого человека. На первом же допросе тот признался и в убийстве, и в избиении. Правда, отрицал участие в этом своего дружка Райна.

Прокурор описывает мотив убийства так: “Непосредственно перед убийством тот же друг вновь обратился к обвиняемым, рассказав, что Иво опять его сексуально использовал. Ну, они как друзья, поверили этому”.

По версии обвинения Рудольф-Михкель отправился домой к Иво, там между мужчинами вспыхнула перепалка, Иво в целях самозащиты схватился за нож, но обвиняемый его выхватил и нанес несколько ударов самому Иво, который позже скончался от потери крови.

Несмотря на жестокий конфликт, полиция не нашла в квартире убитого ДНК Рудольфа-Михкеля. Прокуратуру это не смущает — такое на месте преступления случается.

Однако на проходившем в Курессааре судебном процессе Рудольф-Михкель отказался от признательных показаний: он сообщил, что ничего из ему инкриминируемого не совершал и виновным себя не признает

Судья Кристель Педассаар признала молодого человека виновным в убийстве и избиении и назначила ему наказанием лишение свободы сроком на 10 лет. Райн получил за нападение на Иво полгода условно.

Когда Рудольфа-Михкеля допрашивали в полиции, на месте присутствовал местный адвокат, от услуг которого обвиняемый позже отказался. В суде же молодого человека защищали таллиннские адвокаты Андрес Симсон и Яанус Техвер, имеющие опыт работы по обвинениям в убийстве. Они были приговором недовольны и обжаловали его в Таллиннском окружном суде.

По версии защиты, собственником ножа был Иво, и якобы именно пенсионер хотел снасильничать, а осужденный действовал в пределах необходимой обороны. Много претензий у адвокатов было и к работе полиции по осмотру места происшествия, проведению экспертиз, сбору улик и их анализу.

Защита просила оправдать клиента ввиду недоказанности вины или существенно смягчить наказание. По словам Техвера, Иво жил скрытно, спаивал молодых мальчиков, чем злил многих людей. “Даже его родственник сказал, что стыдно за поведение Иво”.

Признательные показания Рудольфа-Михкеля адвокат считает самооговором — феноменом, о котором много написано в научной юридической литературе. “Самооговор достаточно часто встречается, в этом нет ничего мистического”.

Окружной суд оставил приговор Рудольфу-Михкелю без изменений. Теперь будущее молодого человека зависит от того, станет ли Государственный суд по ходатайству адвокатов обсуждать это дело или нет.

“Все могло произойти так, как описывается в официальной версии прокуратуры. А могло быть и не так. Никто не знает, что произошло на самом деле”, — рассуждает адвокат Техвер.

Источник

Поделись публикацией
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on VK
VK
Share on Tumblr
Tumblr
Pin on Pinterest
Pinterest