«Родители меня любят»: история лесбиянки, которая призналась семье в однополых отношениях

Что бы вы сделали, узнав, что ваш ребенок гомосексуал? TVNET расскажет о девушке, родители которой приняли свою дочь, несмотря ни на что.

«Скажу сразу – я не ярый сторонник ЛГБТ, не бегаю и не кричу о том, кто я. Но я не закрыта», – с ходу начинает наша собеседница. Ее зовут Кира, ей 22 года. Родом девушка из Риги, но последние два года она живет в Швеции. Там у нее престижная работа и друзья.

Ориентация 

На вопрос, бисексуалка или лесбиянка, ответ Киры категоричен:

«Парни не возбуждают в целом. Я очень люблю мужчин, нравится, как они выглядят, общаться с ними, но физически не привлекают вообще».

Однако Кира отметила, что бывают случаи, когда такое мягкое уточнение своей ориентации не всегда доходит до адресата. Некоторым понахальнее она уже отвечает иначе. «Если говорить о половом инструменте – я не ем ту еду, которая мне не нравится. Я не буду брать то, что выглядит для меня несимпатичным», – пояснила Кира, добавив, что часто старается перевести это в шутку, чтобы никого не обидеть.

Первый звоночек

– Это в Вас с детства или пришло со временем? 

– Это было с детства. Мне было около 9 лет, у меня была такая подружка… Она росла быстрее, и у нее была очень пышная грудь. Помню, что катаюсь на качелях и думаю – какая же она красивая! Когда я это сказала вслух, меня начали называть розовой, тыкали, но я не понимала, почему.

Ну она же красивая, что я могу сделать?!

Это отношение было в детском и не пошлом тоне. Собственно после этого начались всякие переходы. В 14 лет все кричало о том, что со мной что-то не так. Менялось не поведение, а внешний стиль. Я на тот момент – пацаненок. У всех были вопросы, но никто их не задавал. Было очень трудно.

Какое-то время я сама себя не принимала. У меня были мальчики, с которыми мы держались за ручки. До 13-14 лет. После я призналась уже маме. На тот момент мама являлась самым близким человеком.

Первое разоблачение

Кира отмечает, что росла в семье гомофобов, однако это отношение со временем поменялось.

«Сразу скажу, моя семья – самое главное и ценное, что есть в жизни. У нас большая и крепкая семья, вплоть до теть, дядь, бабушек и дедушек», – с теплотой отзывается о родных девушка.

В 12 лет у Киры случился первый поцелуй с представительницей своего пола. Как и многие дети этого возраста, девочка вела дневник, в котором расписала событие в красках. Она думала, что его никто никогда не откроет. Мама открыла.

У мамы случилась истерика. Мы плакали вместе с ней. Я ребенок, но уже понимала, что это неправильно, что маме больно,

– вспоминает девушка.

До 15 лет мама с дочкой больше не затрагивали эту тему.

Второе разоблачение

Киру так и тянуло к тому, что нравится. Появлялись новые друзья и знакомые, среди них и девочки-лесбиянки. Она понимала, что держать в себе это неправильно, но боялась признаться семье, так как слышала истории, когда родители после подобных признаний выгоняли своих детей из дома.

Я знала, что родители меня любят и им плевать будет, но из-за этих историй боялась,

– вспоминает Кира.

После одной из прогулок с девушкой, которая нравилась Кире, наша героиня вернулась домой окрыленная. Она села за компьютер и начала переписываться с девушкой.

«Почему-то мама была у меня в комнате и смотрела телевизор. Получается, что она была за спиной. Вдруг спрашивает, что это за девочка. Я отвечаю: “Алиса, новая знакомая”. Мама ничего не отвечает и дальше телевизор смотрит. Через несколько минут спрашивает, нравится ли мне она. Я сижу спиной, холодный пот, глаза в три раза больше. Мама не видит мою реакцию. И тут я поняла – если не сейчас, то никогда! Тоненьким голосом говорю: “Ну да”. У мамы вообще никакой реакции: как лежала и телевизор переключала, так и делает это. Через пару минут спросила нравятся ли мне мальчики тоже. У меня снова волосы дыбом. Уже поворачиваюсь к ней, смотрю в глаза и говорю, что нет. Жду реакцию. Мне было так страшно. Она выключила телевизор, встала и ушла в другую комнату. Слышу наливается что-то в стакан и резко ставится на стол. Она позвала меня к себе. Эти действия заняли минуту, а для меня словно вечность прошла.

Мама снова наливает в стакан. Я уже вижу, что виски. Залпом выпивает и говорит – рассказывай. Подхожу и сажусь на противоположном краю дивана. С каждым часом я садилась все ближе к маме. Долго длился этот разговор. Мы обнялись и поплакали. Я рассказала ей абсолютно все, что можно и нельзя. Все, о чем меня попросила мама – не говорить бабушке с дедушкой, мол бабушка еще поймет, а дедушка нет. Вот такое было принятие с ее стороны.

Начинаете видеть подобных

Сейчас мама для Киры – самый лучший и верный друг. По ее словам, они даже могут и обсудить, какая девушка ей может понравиться.

– А как Вы распознаете принадлежащих к ЛГБТ? 

– Если у вас есть хотя бы один знакомый из ЛГБТ, с которым общаетесь, то вы начинаете видеть подобных. Подмечаете движения, походку, манеру движения. Скажу так: рэперы видят рэперов, а металлисты металлистов. Тут точно также. По внешности, скорее всего, я скажу, кто гей, а кто натурал.

Отношения с остальными родными

С отцом же ориентация дочери никогда не обсуждалась, по словам девушки, он все понимает, но не хочет это обсуждать. Но справедливости ради она отметила:

Однажды он сказал – мне все равно, с кем, просто будь счастливой.

Кира рассказала, что в семье бывали конфликты на этой почве, например, с двоюродной сестрой, но, как правило, они сходят на нет, поскольку они любят друг друга. «Я счастливый человек в этом плане», – с гордостью отзывается о своей семье Кира.

Отношение к гей-парадам

Так уж получилось, что Кира со стороны наблюдала несколько таких мероприятий в разных странах.

«Чаще всего это какой-то перебор пошлости. С одной стороны, я понимаю, почему так. Всю жизнь их притесняют, не дают открыться, у них есть вот этот один час в год, когда они смогут надеть все, что захотят, потанцевать, поцеловаться на людях. Как это делают гетеросексуальные пары. Просто когда это слишком долго сжимается, тогда все это взрывается и выглядит пошло, – поясняет девушка, добавляя, что поддержит мероприятие, но сама не будет плясать и целоваться на публику.

Латвия vs Швеция

По словам Киры, переезд в Швецию с ориентацией никак не связан.

«Просто я себя чувствовала замкнуто. В Латвии слишком серые люди, злые, и много проблем. Я понимаю, почему. Сама отсюда», – отмечает девушка. Кира рассказала, что в обеих странах значительного дискомфорта не ощущала, однако разница есть. В то время как в Латвии мужчины не всегда могут до конца поверить в то, что Кира лесбиянка, и хотят доказать ей обратное, в Швеции никому до этого нет дела.

«В Швеции вообще проблем с этим нет. Тут в принципе не задают этот вопрос, потому что здесь каждое заведение и место gay-friendly. Каждое! Единственный гей-парад, который мне понравился был в Швеции. Здесь это праздник всех людей, которые любят. Просто праздник любви. Швеция преподнесла это так.

Дело в том, что даже гетеросексуальные пары относятся к этому дню как к празднику любви. Лично встречала гетеросексуала, который сказал, что завтра прекрасный день. На вопрос, что за день, он ответил: “Гей-парад. Возьму жену и детей, пойдем праздновать”», – по словам Киры, это очень краткое описание отношения к ЛГБТ в Швеции.

В интервью с парнем гоу-гоу, который является бисексуалом с детства, он затронул тему того, прилипает ли сексуальность. Кира на этот вопрос однозначно не может ответить, хотя раньше больше склонялась к тому, что ориентация – это врожденное. Однако, по ее словам, позиция пошатнулась после длительного общения со шведами.

«Тут абсолютно нормально, если ты десять лет прожила с мужчиной, у вас двое детей, и в один момент понимаешь – все, надоело. Я лесбиянка, и мужчины меня больше никак не касаются с этого момента. И да, они перенастраиваются и идут по девушкам. Мне это не очень понятно. Ну когда это не твое, ты не сможешь себе это навязать. Тебе будет очень плохо», – рассказывает Кира.

Лесбиянка с воспитанием гетеросексуала

– Вы согласны с тем, что в семье геев ребенок тоже будет геем?

– Не согласна. У меня есть примеры, когда у двух мужчин или двух женщин были дети. И вот дети росли и знали, что когда-нибудь, возможно, им понравится представитель своего пола – но нет. Они создавали свою семью с уже противоположным полом. Ну это точно такие же ситуации, как когда в семье гомофобов рождается лесбиянка.

– Как Вы думаете, есть ли разница между семьями гетеросексуалов и гомосексуалов?

– Отличие гомосексуальной семьи от гетеросексуальной в том, что в первой дети сразу понимают, что такая любовь тоже существует. В гетеросексуальных дети видят только один пример. Когда они сталкиваются с тем, что чувствуют что-то к своему же полу, то должны ломать себя. Вот и разница двух семей.

Ребенку нужен отец

Кира хочет детей, но вопрос «с кем» оказался для нее очень трудным.

«Мои родители дали такую любовь, что не знаю, кому ее раздать. Я очень хочу детей, но физически привлекают меня только женщины. У ребенка должен быть отец. Готова ли я переступать через себя и жить с каким-то мужчиной? Меня же все равно будет тянуть к девушкам. Зачем это?» – признается девушка.

Говоря о том, что ребёнок может быть и в семье без мужчины, Кира отмечает, что ей важно, чтобы у малыша был отец:

У меня есть пример, и мне бы хотелось, чтобы у ребенка был отец. Это противостояние во мне – нравятся девушки, а воспитание гетеросексуала.

Говоря о будущем, она отметила, что обещала родителям, что они станут бабушкой и дедушкой, но как выполнить обещание, она еще в раздумьях. «Посмотрим. Думаю, придет время, и я сделаю то, чего хочу, а я хочу ребенка. Там уже разберемся».

Вероника Рутковска

Источник

Поделись публикацией
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on VK
VK
Share on Tumblr
Tumblr
Pin on Pinterest
Pinterest