«Привет, я интерсекс»: как Антон стал мужчиной

Он родился девочкой, а во время пубертата превратился в парня. «Овотестикулярное нарушение формирования пола», – написано в его медицинских справках. Его сдали в православный приют, чтобы «изгнать беса».

Обывателей (таких, как я) шокирует удивительная история Антона Крыжановского.  Несколько раз ее пересказывали популярные интернет-ресурсы. Но на самом деле никакой фантастики в ней нет, более того – в любой семье может родиться интерсекс-ребенок. Специально для моего блога Антон рассказал, как живется человеку с интерсекс-вариацией в нашей стране.

— Сама по себе интерсекс-вариация жизнь не осложняет. Я  считаю, что пережил все это не зря, и теперь должен помочь таким, как я. Необходимо создать фонд помощи интерсекс-детям. Консультация психолога (в том числе и для родителей) должна быть обязательной, – начинает Антон. – Иначе жизнь может превратиться в ад, как моя. Все детство я подвергался жуткому буллингу и дискриминации.  Никто не понимал, что со мной происходит.

— Как реагировали врачи? – спрашиваю. – Уж они-то наверняка должны знать…

— Знать – что? Они не понимали. Как-то один из них даже сказал: «Я такое лечить не буду!», повернулся, плюнул и ушел. Для других, напротив, я ценный экспонат, увидев меня, они собирают целые консилиумы: «Давайте соберем отделение, надо его рассмотреть!».  Как-то лет в 13 я пришел к психиатру, и два взрослых мужика  в открытую ржали надо мной, обзывая уродом: «Какой ты мужик? Разве женщины захотят с тобой встречаться? Если захотят, мы их тоже полечим».

Врачи не понимали, кто я такой!..

Нужно объяснять медикам, с чем они имеют дело и как правильно к людям с интерсекс-вариациями относиться. Я хочу сделать полнометражный фильм на интерсекс-тематику. Сейчас ищу финансирование.

— А вы понимали, кто вы такой?

—…я никогда не ассоциировал себя с девочкой. У меня была короткая стрижка, друзья-пацаны. Я любил спорт. При этом СЕЙЧАС я не могу назвать себя мужчиной. Не могу и женщиной. Пол – это спектр…

— Да, я тоже была пацанкой и общалась только с мальчиками. Понимаю.

— … А потом у меня опустился голос! Увеличился клитор. И стали расти усы!!! Из-за этого мама решила, что раз я выгляжу не по-христиански, во мне сидят бесы. В 13 лет меня отправили в религиозный приют. Кстати, как вы думаете, если к священнику придет ребенок с интерсекс-вариацией или его семья посоветоваться, что он им ответит? Просто пожмет плечами. А еще десять лет назад в России с этим было хуже, все воспринималось в черных тонах.

— А ваша мама знала про вариацию? Наверное, ей было тяжело.

— Все это оказалось слишком странным для нее. Мои родители боролись со своими демонами. Ситуация в нашей семье всегда была непростой. Мать моей мамы, моя бабка, была очень деспотична. Выйдя замуж из-под материнского крыла, мама поняла, что брак может быть не очень счастливым. Пришлось заботиться о детях. Возможно, проблемы со мной стали последней каплей.

Я понимаю, что все это слишком странно и нетипично. Сейчас пытаюсь вывести маму на откровенный разговор и всякий раз она говорит: «Это твоя вина. Ты – урод». При этом я до сих пор в глубине души верю, что она меня любит!

— Есть ли у вас братья-сестры? Отец?

— Отец имел номинальное значение в моей жизни. Есть у меня старший брат. Его всегда ставили мне в пример, а он любил поиздеваться… «Ты – биологический мусор», – постоянно говорил он мне. Жить вместе было просто нельзя. И если маме я периодически звоню, то брату – никогда. Зачем? Мама подарила мне жизнь. Брат же делал все, чтобы она стала невозможной.

На мне сильно отразилось физическое и психическое насилие  в детстве.  Сейчас у  меня много проблем, я хожу к психотерапевту.

— Расскажите про приют, куда сдала вас мама.

— Мне было 12 лет. Меня считали девочкой, а значит, заставляли ходить в черной юбке в пол и в платке. Выглядел я как парень в юбке, это было просто смехотворно. В любой момент, когда взрослых не было рядом, я скидывал всю эту форму.

Как-то я зашел к девчонкам в баню во время купания, они, не разобравшись, принялись визжать: «Что тут делает мальчик!». При этом жил я в «женской» комнате. Некоторые умудрились в меня влюбиться.

Сейчас мне 24 года, и лет десять назад учительница на уроке могла обозвать меня гермафродитом. И никто не думал даже, какой серьезный выбор мне предстоит. Не должен ребенок такой выбор делать НИКОГДА! В 15 лет начались сильные боли в брюшной полости. Меня отвезли в больницу, где я узнал, что у меня нет матки.

— Навещали ли вас родные в приюте?

— Только бабушка и дедушка со стороны отца. Они меня хотели забрать к себе, но были уже слишком пожилые.

— Я читала, что в 18 лет у вас начались кровотечения и страшные боли внизу живота. И вам сделали какую-то полостную операцию, вырезав неизвестный орган.

— Однажды на обследовании врачи сказали: «А вы знаете, что у вас есть яичко, которое выделяет тестостерон?». И необходима полостная операция. Перед этим ко мне пришел психолог:: «Вы понимаете, что у вас не будет детей?». Я отвечаю: «А у меня их и так не будет». Сначала было все равно, а потом я понял все… Понял, и долго не мог отойти.

В результате после  всех этих операций мой организм не выделяет нужные гормоны, и мне приходится принимать мужские гормоны. Не знаю, так ли нужна была та операция, но боли терпеть было нельзя.

— А где вы сейчас живете?

— В Питере. История моего переезда требует отдельной книги. Я работал звукоорежиссером в Москве, встретил будущую жену, а она перевелась учиться в Петербург. Потом мы развелись. Сейчас у меня другая девушка.  Она пытается принять меня.

— Вы – женились? А как?

— Гендерный маркер в паспорте сменил в 18 лет. Это вынужденная мера. Выглядел я как мужчина, а паспорт был женский. Это сильно мешало. По женским документам парню сложно и в ВУЗ поступить, и на прием к врачу прийти, и с полицией связываться просто опасно…

— А как сейчас реагируют люди на новость о интерсекс-вариации?

— Все зависит от подачи. Я никому не говорю при встрече: «Привет, я интерсекс». У меня внешность совпадает с документами и все считают, что я мужчина с проблемами. Трудность возникают в отношениях. Недавно перед интимной близостью я все рассказал про себя девушке, она нормально отнеслась, а после этого резко прекратила общение со мной.

Я не осуждаю. Это все слишком сложно и непонятно. И между тем преступно замалчивать то, что творят со своими интерсекс-детьми родители и врачи. При этом обвинить их сложно – чаще всего они просто не знают, как быть с такими, как я. На дворе ведь не средневековьеэ

Кстати, на днях я пойду сдавать тест на кариотип, чтобы, наконец, узнать, кем являюсь на самом деле.

—  Одна из моих любимых книг – «Средний пол» Джеффри Евгенидиса,  где герой в подростковом возрасте начал превращаться из девочки в мальчика. Я никогда не думала, что смогу поговорить с героем моей любимой книги. Спасибо за это!

Елена Проколова

Источник

Поделись публикацией
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

пять × один =