“Появилась надежда, что люди изменятся”. Солидарность к трансгендерным людям в Грузии

Трансгендерные люди в период пандемии коронавируса оказались наиболее уязвимыми представителями ЛГБТ-сообщества в Грузии. Отвергнутые семьями, лишившиеся заработка и жилья, они оказались в буквальном смысле на пороге голодной смерти. Однако даже такое консервативное общество, как грузинское не осталось равнодушным к их беде  — помогли не только активисты, но и представители церкви. Правда, государство остается в стороне: по словам правозащитников, оно по-прежнему ничего не делает для защиты трансгендерных людей и не пытается помочь им выжить.

Отчаяние 

Утром 30 апреля 2020 года, во время чрезвычайного положения в Грузии из-за эпидемии коронавируса, когда улицы Тбилиси были почти пусты, две женщины подошли к зданию городской мэрии. Каждая держала в руках бутылку из-под лимонада. В одной из них был бензин, в другой — водка, для храбрости.

Это были Мадонна и Габриэла — трансгендерные женщины. Более месяца — после объявления чрезвычайного положения и жесткого карантина, они фактически голодали.

Первой облила себя бензином и подожгла Мадонна. Габриэла говорит, что не смогла сделать то же самое только потому, что полиция остановила ее.

Мадонна выжила и несколько недель лечилась в больнице с ожогом второй степени.

На этот отчаянный шаг трансгендерные женщины пошли в знак протеста и с целью обратить на себя внимание властей.

«Сначала я написала в группе (группа в Фейсбуке, которая поддерживает трансгендерное сообщество), что я хотела бы поджечь себя, потом Мадонна позвонила мне … И мы объявили, что подожжем себя, ждали журналистов », — вспоминает Габриэла тот день.

Габриэла ушла из дома двенадцать лет назад. С тех пор не общается  со своей семьей. С ней общался только брат-близнец, который умер три года назад.

Теперь Габриэла совершенно одна.

Она снимает квартиру в Тбилиси и платит за нее деньгами, заработанными секс-услугами. С началом пандемии она осталась без заработка.

«Когда был введен комендантский час, я не могла выходить или работать дома — клиенты тоже не могли приходить. Мы были заперты. Никто не обращал  на нас внимания. Нам было очень тяжело, так как остались вообще без дохода », — рассказывает она.

Трансгендерная женщина Габриэла, Тбилиси, Июль 2020 г. Фото Давид Пипиа, JAMnews

История Габриэлы не уникальна, она очень похожа на историю десятков других грузинских трансгендерных женщин.

Трансгендерные люди — наиболее уязвимая и угнетенная группа в Грузии.

Их права нарушаются практически на каждом шагу — им трудно найти работу из-за их идентичности, они не могут получить образование, не могут получить профессию и постоянно подвергаются физическому насилию. Многие трансгендерные женщины стараются лишний раз не пользоваться общественным транспортом, чтобы в очередной раз не стать мишенью для агрессии.

От большинства из них отказались семьи и у них нет своего жилья.

Из-за этого большая часть трансгендерных людей занимается секс-услугами, чтобы выжить и заплатить за жилье.

Оставаться взаперти во время пандемии им было труднее, чем другим.

«Когда я не смогла заплатить, хозяйка потребовала освободить квартиру. Я осталась на улице, не надеясь ни на кого и ни на что », — говорит Анна, которая работает в салоне красоты. Из-за пандемии ее салон почти четыре месяца стоял закрытым.

Помощь и солидарность 

Сегодня, когда карантин уже позади, трансгендерные люди говорят, что их сообщество спасли от голода гражданские активисты.

Они создали группы в соцсетях, чтобы помочь мобилизовать деньги и другую помощь для трансгендерных людей.

Одну из таких групп в Фейсбуке открыла Ната Перадзе — гражданская активистка и волонтер движения “Партизаны-садоводы Тбилиси”. Она собрала в группу 27 трансгендерных людей и начала собирать для них деньги, продукты и другие предметы первой необходимости.

«Некоторые перечислили только по одному лари [примерно 30 центов]. Но главное, что была солидарность «, — говорит она.

По словам Перадзе, трансгендерные люди не нарушали правил карантина во время пандемии, и оставались дома.

«Девушки с самого начала вели себя очень ответственно и остались совсем без средств к существованию», — говорит Ната Перадзе.

Другая активистка, Ната Таликишвили, в свою очередь, собрала в группе 73 трансгендерных людей которые нуждались в помощи.

«У нас было очень много работы во времена карантина. С одной стороны, выросло насилие, но не оно стало главной  проблемой: человека могут и не бить, он может просто умереть от голода».

Вскоре к процессу подключились неправительственные организации и представители религиозных конфессий.

Например, грузинская Евангелистско-баптисткая церковь разослала трансгендерным людям продукты и предложила им временное жилье.

Однако самой неожиданной для всех оказалась помощь православного священнослужителя. Грузинская церковь  — очень консервативный институт, который особенно нетолерантно относится к представителям ЛГБТ-сообщества.

По словам Наты Перадзе, с ней связался православный монах, пожелавший остаться неназванным, и передал продукты и предметы первой необходимости трансгендерным людям.

«У меня до сих пор мурашки по коже, — вспоминает трансгендерная женщина Анна посылку от священника, — представьте себе, там были даже сигареты и шоколад! Эта история дала мне уверенность в том, что жизнь стоит того, чтобы жить, и что  можно надеяться, что люди изменятся. Один этот пакет стал для меня дороже ста других”. 

На государство надежды нет? 

С помощью денег, собранных в в Фейсбуке, трансгендерным людям  оплатили квартиры за месяц, собрали им продукты и предметы гигиены.

Но вскоре ресурсы активистов иссякли, и участие государства стало необходимым.

По этому вопросу гражданские активисты организовали несколько онлайн встреч с советником премьер-министра по правам человека, Лелой Акиашвили.

Как говорит Ната Перадзе, советник премьер-министра “подошла к делу с ответственностью”, однако никакой конкретной помощи оказать не смогла:

«Кажется это был первый раз, когда советник премьер-министра и трансгендерные люди собрались вместе на онлайн-встрече. Однако единственное, чего удалось добиться — правительство связало нас с Красным Крестом, откуда девушки получили разовую помощь. Никаких других шагов предпринято не было. В конце концов, трансгендерные женщины преодолели пандемию, и государство им вообще не помогло».

Секс-услуги до сих пор остаются практически единственным доступным заработком для трансгендерных женщин в Грузии. Тбилиси, Июль 2020 г. Фото Давид Пипиа, JAMnews

Сама же Лела Акиашвили говорит, что государство не смогло помогать трансгендерным людям  на системной основе из-за отсутствия их данных:

«По понятным причинам они не хотят раскрывать свою идентичность  или делиться личными данными. Все это значительно усложнило системную поддержку. Во время пандемии еще раз стало ясно, насколько трансгендерные люди осторожны в этом вопросе».

У трансгендерных людей в Грузии есть много причин скрывать свои личные данные, но это в первую очередь связано с тем, что государство не обеспечивает адекватную защиту их прав и безопасности, говорят представители НПО.

Физическое насилие над трансгендерными людьми в Грузии  — распространенное явление.

В последние годы погибли трое трансгендерных женщин:

Саби Бериани была убита 10 ноября 2014 года. Нападавший сначала ударил ее ножом девять раз, а затем поджег квартиру.

4 февраля 2016 года трансгендерная женщина Бьянка Шигурова была найдена мертвой в своей квартире. Причиной смерти была названа утечка газа.

22 ноября 2016 года, после почти сорока дней комы от удара ножом в голову и горло, скончалась трансгендерная женщина Зизи Шекиладзе.

Нередко насилие применяют полицейские. Например, в мае трансгендерная женщина Сесили Цомая заявила, что она была жестоко избита сотрудниками полиции во время комендантского часа. Она также разместил фотографии своих телесных повреждений в Фейсбуке.

Народный защитник Грузии негативно оценила правовое состояние  трансгендерных лиц во время пандемии.

По словам заместителя омбудсмена  Екатерины Схиладзе, поддержка, полученная трансгендерным сообществом от государства, была неэффективной.

«Эти люди оказались вне государственного антикризисного плана социальной поддержки, и полученная ими помощь носит фрагментарный и разовый характер, что не решает проблем, существующих в этом сообществе. Государственная политика должна более активно поддерживать этих людей и защищать их права», — говорит Схиладзе.

Секс-услуги до сих пор остаются практически единственным доступным заработком для трансгендерных женщин в Грузии. Тбилиси, Июль 2020 г. Фото Марадиа Цаава, JAMnews

Ира Силантьева, социальный работник НПО «Движение за равенство», говорит, что трансгендерных людей для государства практически не существует. Их права нигде не защищены — ни на улице, где они часто становятся жертвами насмешек и насилия, ни у себя дома, когда родители часто просто выгоняют их на улицу.

«Государство не предлагает им услуги гормональной терапии, услуги эндокринолога и психолога, убежища и, самое главное, возможность изменения указания пола в удостоверениях личности. Основная причина вовлеченности  трансгендерных женщин в секс-услуги это то, что они практически не имеют права появляться на людях днем», — говорит Силантьева.

По ее словам, существует несколько основных проблем, решение которых может значительно облегчить жизнь трансгендерных людей:

«Прежде всего, это право сменить указанный пол в удостоверении личности. Они женщины, но записаны в паспорте как мужчины. Из-за этого им очень трудно найти работу ».

Также важно создание соответствующего законодательства, чтобы защитить  трансгендерных лиц от насилия в семьях.

«Например, если семья выселяет трансгендерного человека из дома, и он оказывается  на улице, закон не может его защитить. Его могут перевести в убежище для жертв семейного насилия на один месяц, и на этом все. Никакой политики ресоциализации нет», — говорит Силантьева.

Кети Хуцишвили, социальный работник из Группы поддержки женских инициатив, которая также долгое время работает над проблемами сообщества, говорит, что отторжение людей с транс-идентичностью из их семей является одной из главных проблем.

По ее словам, отвергнутые семьями в раннем возрасте фактически обречены на работу в секс-услугах и тяжелую жизнь:

«Если человек осознает свою идентичность в раннем возрасте и его отвергает семья, он автоматически теряет возможность получить образование. Когда у вас ограниченный доступ к образованию в раннем возрасте, все становится недоступным».

“Пандемия показала, насколько они уязвимы”

Публичная попытка самосожжения Габриэлы и Мадонны принесла результат. Габриэла не получила помощи от государства, но частная клиника “Вивамед” взяла ее на работу медсестрой. С ней оформили контракт на два месяца.

«Я согласилась и довольна. На работе очень хороший коллектив, и я со всеми дружу. Меня всему научили: измерять давление, делать уколы. Мы здесь все помогаем друг другу».

Трансгендерная женщина Габриэла, Тбилиси, Июль 2020 г.. Фото Давид Пипиа, JAMnews

Однако с завершением карантина большинство трансгендерных женщин возвращаются к старой жизни. По словам Наты Перадзе, пандемия показала, насколько они уязвимы в Грузии:

«До сих пор мы даже не знали об их существовании. Теперь мы знаем, что они существуют и нуждаются в помощи. Сейчас настало время для государства предпринять эффективные шаги. Единовременной помощью, предоставлением работы и подарками ничего не измениться. Девушки вернулись к секс-услугам. А в группах обсуждают,  у кого есть газовый баллончик для самозащиты и доступ к Интернету, чтобы включить прямую трансляцию в случае нападения, и т. д.»

Министерство внутренних дел Грузии не регистрирует отдельно случаи насилия или нападений на трансгендерных людей . В 2019 году прокуратура Грузии возбудила уголовное дело в отношении двенадцати человек за насилие и угрозы в отношении трансгендерных женщин.

Однако слишком много случаев насилия и угроз не дошло до прокуратуры. Также, как не может дойти до общества до сих пор голос людей, нуждающихся в помощи, социализации и возможности выразить свою сексуальную идентичность.

При поддержке «Медиасети»

Источник

Поделись публикацией

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

два × 3 =