Пол в законе: легко ли быть трансгендером в Иране и Пакистане

Почему в строгих исламских республиках казнят ЛГБТ людей, но при этом терпимо относятся к транссексуалам

В 2018 году несколько юношей-трансгендеров из Пакистана впервые поедут в хадж в Саудовскую Аравию в качестве волонтеров.

Эта информация попала почти во все новостные ленты и вызвала переполох на форумах в странах СНГ. Дескать, как грешник отправится к святыне мусульман? Но самое главное, почему мужчинам, которые считают себя женщинами, попустительствуют в Пакистане — в стране, где официальная форма правления — исламская республика?

На самом деле ничего нового в этом событии нет. Более того, не только в Пакистане, но и в соседнем Иране, где шариат положен в основу уголовного права, отношение к транссексуалам вполне терпимое.

Sputnik Таджикистан решил вспомнить, как менялось отношение мусульманских богословов к этому щекотливому вопросу и почему, несмотря на всю строгость религиозных норм в Пакистане и Иране, власти не только не наказывают трансгендеров, но и субсидируют операции по смене пола.

Трансгендеры в Иране

После революции аятолл в 1979 году и установления режима теократии по всей стране за гомосексуальность было казнено более 4 000 человек. Долгое время транссексуальность считалась не менее греховной, чем и мужеложство.

Ситуацию изменил всего один прецедент с неким Ферейдуном Молкаром.

Еще до исламской революции, молодой человек, решивший, что находится “не в том теле” надумал сделать операцию по смене пола (в светском Иране это было возможно, но стоило баснословных денег). Причем он, будучи довольно набожным, в 1975-м написал об этом письмо имаму Хомейни, будущему аятолле и верховному правителю республики.

Тот ответил Молкару, считавшему себя гомосексуалом, что единственным путем искупления  для него станет раскаяние в своих намерениях, смена пола и последующее выполнение всех требований шариата, адресованных к женщинам.

Впрочем, после революции Молкар, уже готовившийся к операции, все равно попал в тюрьму, а затем и в психиатрическую клинику. Вскоре его отпустили благодаря помощи родных.

А в 1986-м случилось немыслимое по тем временам. Одетый в мужскую одежду Ферейдун, с бородой, но и с грудью, выросшей от гормональной терапии, пришел в резиденцию Хомейни и стал умолять о встрече с аятоллой, утверждая, что он — женщина по имени Мариам.

От избиения охранниками его спас брат Хомейни, который вместе со своим племянником, сыном аятоллы, отчего-то проникся историей Молкара.

Был собран целый консилиум из врачей, богословов и юристов, который постановил, что молодой человек — не гомосексуал, а именно трансгендер, лицо бесполое.

И еще раз подтвердил право Фейрейдуна-Мариам на операцию, снабдив его на дорогу письмом к генеральному прокурору и к главе Департамента по медицинской этике. Однако окончательно превратиться из мужчины в женщину он смог только через 10 лет в Таиланде, после чего успешно продолжил борьбу за права трансгендеров: сегодня правительство Ирана разработало специальные программы по их социализации и оплачивает гражданам половину стоимости операции по смене пола.

Зачем же властям республики поддерживать сексуальные меньшинства, которые в других исламских странах считаются изгоями и преступниками?

Во-первых, шиитские имамы и улемы в принципе куда менее консервативны и более гибки в своих суждениях, нежели суннитские богословы в арабских государствах, не говоря уже о проповедниках-ваххабитах из Саудовской Аравии, для которых любое отступление от шариатских предписаний времен Муххамада — уже само по себе смертный грех.

Во-вторых, гомосексуальность в Иране — это до сих пор преступление, карающееся смертью. Но поскольку каждый приговор вызывает негодование правозащитников и резкое осуждение со стороны западных стран, местные богословы ставят иранских геев перед выбором: упорствовать в грехе и отправиться на виселицу, либо признать, что ты не мужеложец, а женщина в теле мужчины, и сменить, так сказать, физическую оболочку.

И сегодня Иран является лидером после Таиланда по количеству проведенных операций по смене пола.

Трансгендеры в Пакистане

История Ферейдуна Молкара быстро дошла и до соседнего Пакистана, где к трансгендерам в обществе относятся с некоторым презрением, но в целом терпят, что неудивительно: сказывается индийское влияние, где причисление себя к противоположному полу вообще не считается грехом.

Пакистанские трансгендеры начали борьбу за свои права, добившись формальной победы в 2011-м. Верховного суд признал их “третьим полом”, запретив дискриминацию при приеме на работу.

А в 2016-м местные представители духовенства из общины Танзим Иттихад-и-Умма подписали фетву, где утверждалось, что трансгендер, “имеющий визуально различимые признаки мужчины”, может жениться на женщине или на трансгендере с “визуально различимыми признаками женщины”.

Впрочем, и в Иране, и в Пакистане, несмотря на законодательное одобрение прав трансгендеров, в обществе отношение к ним, скорее, негативное. Для родителей сын или дочь трансгендер — это в основном большое несчастье и позор семьи.

И непонятно, как власти Саудовской Аравии, да и другие паломники, отнесутся к лицам “третьего пола” в хадже в 2018 году. Жизни и здоровью молодых пакистанцев едва ли что-то угрожает: пролитие крови, избиение или даже убийство во время паломничества все-таки большой грех. Однако саудовское Министерство по делам хаджа может сделать проще: под неким благовидным предлогом закрыть трансгендерам въезд в страну или постараться вообще изолировать их на время под предлогом обеспечения безопасности.

Но этого и не потребуется. Молодые люди, хоть и не скрывают своей женской сути в Пакистане, не будут ее афишировать во время посещения Мекки. Поскольку в силу возраста гормональную терапию они не прошли и соответствующую операцию не делали, то фактически остаются лицами мужского пола, и в хадже будут одеты, как мужчины, исполняя все мужские предписания.

В странах СНГ на форумах и площадках обсуждения отношение к ним двоякое. С одной стороны — все сходятся в осуждении трансгендеров и приводят слова Абдуллаха ибн Аббаса: “Пророк (мир ему и благословение Аллаха) проклял тех мужчин, что уподобляют себя женщинам, и женщин, которые уподобляют себя мужчинам”.

С другой стороны, раз они появились на свет по воле Аллаха, без нужды слепо осуждать трансгендеров — значит вмешиваться в замыслы Господа, чего категорически не рекомендуется.

Напомним, что трансгендерами называют людей, которые считают, что их истинная половая принадлежность не соответствует очевидным видимым физическим признакам. Проще говоря, мужчина считает себя женщиной, женщина — мужчиной. А иногда они и вовсе отказываются выбирать из категорий “М” и “Ж” и объявляют о своей бесполости.

Желание сменить пол напрямую не связано со сменой сексуальной ориентации — такой точки зрения придерживаются и психологи, и в данном случае — иранские богословы. Сегодня транссексуальность (одно из понятий трансгендерности) включена в перечень психических расстройств Международной классификации болезней. Однако многие медики и психологи выступают за исключение ее из списка патологий.

Источник

Поделись публикацией
Share on Facebook
Facebook
Share on Google+
Google+
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on VK
VK
Share on Tumblr
Tumblr
Pin on Pinterest
Pinterest

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

2 × четыре =