Первый открытый гей в швейцарском футболе: история камин-аута рефери Паскаля Эрлахнера

Ему приходилось скрывать от родственников, кто он на самом деле.

Несмотря на то, что отношение к ЛГБТ-людям в Западной Европе намного проще, чем в СНГ, футбол всё ещё остается «последним прибежищем нерушимой маскулинности». Для многих это сродни религии, в которой нет места гомосексуальности. В течение многих лет Паскаль Эрлахнер был вынужден скрывать в том числе от родных и близких, кто он есть на самом деле. Чуть больше года назад судья швейцарской Суперлиги всё же решился сделать публичный камин-аут.

Эрлахнер родился 1 февраля 1980 года в Ольтене. До 2004-го играл в футбол на уровне любительских лиг, потом ушел судить. Летом 2010-го дебютировал в качестве главного судьи в матче Челлендж-лиги (второй дивизион Швейцарии), а 6 октября 2012-го впервые судил игру Суперлиги в Туне. У Эрлахнера есть и обычная работа – он преподает физкультуру и плавание в школе. Сейчас он живет с партнёром в Вангене, что недалеко от Ольтена. Помимо работы в школе и футбола, у него есть хобби – Эрлахнер пилотирует легкомоторный самолёт. Как он рассказал «Блику», о полётах он мечтал с раннего детства.

Путь к принятию себя был сложным. Что его привлекают люди своего пола, Паскаль осознал в подростковом возрасте, но долгое время не хотел это принимать, пытался встречаться с девушками, надеясь, что это всё пройдёт, но всё это было не то, что ему нужно. Прежде чем Эрлахнер раскрылся перед родителями, прошло много лет. Лишь на своё тридцатилетие он решился поговорить с ними. «Мне было тридцать, и я просто не мог это больше выносить. Тоска и одиночество просто сжирали меня». Он отправил своим родителям СМС, которые тут же сели в машину, чтобы приехать и обнять его. «Я открылся. Наконец-то».

Не существует чёткой инструкции для камин-аута, каждый сам решает, в какой момент он готов раскрыться, и готов ли вообще. Молчание лишь заставляет чувствовать себя хуже, так же, как и ложь, и однажды наступает момент, когда хочется избавиться от этого всего. И затем – прыжок веры, когда ты мгновенно, в несколько секунд, открываешь всё.

Паскалю Эрлахнеру повезло – родители восприняли его камин-аут позитивно, сказали, что он остаётся для них всё тем же Паскалем, и поддержали его во всём. Самым сложным, по его словам, было поговорить с дедушкой, к которому Паскаль с детства был особенно привязан. Но и дедушка, человек совсем другого поколения и воспитания, принял его камин-аут хорошо. Это был следующий важный шаг. Но прежде чем Эрлахнер решился на публичный камин-аут незадолго до Рождества 2017-го, прошло ещё семь лет. За три года до этого, на сборах в Гран-Канарии, состоялось что-то вроде репетиции: Эрлахнер открылся перед коллегами-судьями, и все они восприняли это доброжелательно, ни у кого не возникло с этим никаких проблем.

В футболе до сих пор существует много предрассудков в отношении всего, что связано с сексуальной ориентацией человека. Вечные разговоры на тему того, что «футболист, который любит мужчин, не должен выходить на одно поле с гетеросексуальными игроками и определённо не должен находиться с ними в одной раздевалке». В некоторых аспектах футбол, кажется, напрочь застрял в своих устаревших взглядах и не способен двигаться в ногу со временем. Хотя речь всегда должна идти только о том, насколько человек хорош как судья или как игрок, а не о том, с кем он ходит в театр или с кем хочет завести семью. В других профессиях давно нет проблем с гомосексуальностью. К примеру, когда Элтон Джон в 1976-м рассказал «Роллинг Стоун» о том, что его также привлекают и мужчины, история пошумела три дня и покрылась пылью. Это было 42 года назад. Футбол же до сих пор не готов принимать это, и те единичные случаи, когда игроки в открытую заявляют о своей гомосексуальности, вызывают огромный резонанс.

Футбол остаётся «последним прибежищем нерушимой маскулинности», для многих это сродни религии, в которой нет места гомосексуальности. Мало в каких сферах, в которые вовлечены преимущественно мужчины, настолько распространены гомофобные настроения. В том числе и гомофобный лексикон. Некоторые фанаты и игроки с удовольствием используют слово «гей» и производные как оскорбительное или в качестве насмешки. Можно только догадываться, какие чувства вызывает это у футболистов-геев, когда они слышат всё это.

Эрлахнер, однако, удивительно легко обсуждает такие вещи, в первую очередь потому что очень долго находился в этой среде. Смеялся вместе со всеми или даже сам отпускал подобные комментарии, просто чтобы не выделяться. По его словам, позже, как только он оказывался дома, его накрывали эмоции – злость, ярость, отчаяние. «В футболе постоянно присутствует страх быть отверженным. Поэтому ты попросту скрываешь настоящего себя под маской, прячешься от своих коллег».

Многие футбольные федерации пытаются работать над привитием толерантности. Немецкий футбольный союз, в частности, даже выпустил брошюру, посвящённую возможности камин-аутов, и обещал всестороннюю поддержку игрокам, которые решатся на подобный шаг. Но это не сподвигло никого в Германии «выйти из шкафа». Помимо анонимного интервью некого игрока третьей лиги, никто не решился говорить об этом. Томас Хитцльшпергер рассказал о своей гомосексуальности лишь после завершения карьеры, Робби Роджерс из США одновременно с камин-аутом также объявил о своём уходе из профессионального футбола.

Из профессиональных рефери до Эрлахнера на камин-аут решился лишь голландец Джон Бланкенштайн, и было это в 80-х. К тому же полностью позитивным его опыт назвать нельзя: несмотря на то, что он был одним из лучших судей Нидерландов, он не был приглашён ФИФА судить Чемпионат Мира 1990-го года, и Бланкенштайн считал, что именно из-за его ориентации. Впрочем, опыт других судей был ещё более печальным: испанец Хесус Томильеро, судивший в любительских лигах, подвергался постоянным насмешкам и оскорблениям, то же самое и в случае с турецким рефери Халилом Динсдагом.

Джон Бланкенштайн

Паскаль Эрлахнер сам обратился в редакцию «Блика» с предложением дать интервью. «Я хотел спровоцировать общественную дискуссию», – объяснил он свой шаг. «Если не обсуждать эту тему, ничего не произойдёт. А если ничего не будет происходить, это равносильно шагу назад». К стереотипам и предрассудкам.

Своей цели Паскалю удалось добиться. Его история появилась в газетах, вначале об этом писала швейцарская пресса, а затем и медиа по всему миру. Потом был часовой документальный фильм SRF, в котором Эрлахнер позволил взглянуть на свою приватную жизнь: работу в школе, отношения с семьёй, с партнёром, с которым они своими руками перестраивают дом, на закулисную сторону судейской работы – общение с коллегами, с руководителем, подготовка к матчам. Обычная жизнь обычного человека.

Фильм этот вызвал большой позитивный отклик: Эрлахнера поддержали представители многих клубов, в том числе «Янг Бойз», многие были восхищены и воодушевлены его смелостью. В телефоне Эрлахнера сохранился длинный список сообщений, которые он получил в тот день: смайлы с поднятыми вверх большими пальцами и бьющимися сердцами, сообщения с поздравлениями. «Если моя история поможет хотя бы одному футболисту или судье, придаст кому-то смелости – значит, всё это было не зря». И в то же время он не ждал, что сразу следом за ним кто-то решится на камин-аут.

Впрочем, были и скептические реакции. Многих удивляет, что в наши дни есть необходимость публично заявлять о своей ориентации, кто-то всё ещё считает это излишним. А к примеру, один из игроков Суперлиги, на тот момент нападающий «Лозанны» Беньямин Кололли в интервью выдал максимально клишированный комментарий: «Надеюсь, у нас в команде нет геев. Это могло бы вызвать конфликты, поскольку мы вместе ходим в душ». Надо ли говорить, что именно такое отношение заставляет игроков скрывать свою ориентацию, боясь неприятия со стороны партнёров. Однако, в последнее время подобных высказываний стало меньше – даже футбол становится более толерантным и открытым.

И куда более прогрессивным с этой точки зрения является женский футбол. В сборной Швейцарии, к примеру, играют три открытые лесбиянки. Впрочем, здесь проблемы тоже есть, но они немного другого порядка – существуют предрассудки, что все женщины, профессионально играющие в футбол, гомосексуальны. Именно эти предрассудки в свою очередь мешали капитану женской сборной Ларе Диккенманн решиться на публичный камин-аут.

Рамона Бахманн и Алиша Леманн

С момента камин-аута Эрлахнера прошёл год. Он продолжает 60 процентов времени работать в школе, также участвует в политической жизни общины, в которой проживает, и недавно вместе со своим партнёром Майком открыл свой бар. Из-за этого Эрлахнер даже взял небольшую паузу в судейской деятельности, но во втором круге планирует к ней вернуться. В глобальном смысле для него мало что изменилось. Главное изменение носит личный характер: сейчас Эрлахнер живёт, будучи честным с окружающими и с самим собой.

Источник

Поделись публикацией
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on VK
VK
Share on Tumblr
Tumblr
Pin on Pinterest
Pinterest

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × один =