«Папа, я мальчик, а не девочка»: сыновья и дочери, объявившие себя трансгендерами

Каминг-аут в качестве транс*персоны всегда сопряжен с риском, признаются собеседники Raseef22, многие из которых представились вымышленными именами. Все герои статьи родом из Египта, принадлежат разным социальным слоям общества, но всех их связывает одна проблема. Ливанское издание опубликовало шокирующие рассказы людей, так и не сумевших смириться со своей половой принадлежностью.

“В первый раз, когда я сказала своей семье, что я девочка, а не мальчик, меня побили. И никто даже не спросил, почему я чувствую себя девочкой, а не мальчиком”, — рассказывает Малик аль-Кашиф, египетская трансгендерная активистка.

Малик, как и большинство транс* персон, подвергается сильному давлению и неприятием со стороны общества.

По словам Малика, после совершения каминг-аута в качестве трансгендера, она на протяжении двух лет подвергалась сильному давлению со стороны семьи. За ней следили, запирали в комнате, избивали и в конечном итоге поместили в психиатрическую клинику, после которой она решила уйти из дома.

Она попыталась найти другой выход, начав писать о своей трансгендерности в Facebook. В итоге шесть египетских газет опубликовали статью с ее фотографиями, в которой говорилось о том, что трансгендерная девушка вызывает споры в обществе.

Побои из-за трансгендерности не ограничились семьей. После появления в телевизионной программе, на которой она рассказывала о проблемах трансгендеров в Египте, ее избили в метро, когда она возвращалась домой после выхода в эфир этого эпизода.

По ее словам, каминг-аут в качестве трансгендера всегда сопряжен с риском, даже когда он происходит в кругу близких людей. Малик говорит:

«Когда люди рассказывают своим друзьям, что они геи или трансгендеры, их шантажируют, вымогая деньги, а когда они рассказывают об этом своим семьям, их избивают и запирают дома. Если люди рассказывают об этом обществу, то они не знают, как дальше в нем жить».

Спустя семь лет после своего каминг-аута, ей все еще требуется психологическая помощь. Малик говорит:

«Я продолжаю ходить к психологу из-за того, что моя семья и общество сделали со мной. Некоторые люди лечатся всю жизнь после совершения каминг-аута в качестве трансгендеров или геев, но есть и те, которых лишили жизни в прямом смысле этого слова».

Диа и история его трансгендерности

Диа (вымышленное имя) — четвертая дочь богатого человека из Верхнего Египта. Отец всегда хотел мальчика, но рождались только девочки. Разозлившись, он дал ей нейтральное имя, которое подходило и девочкам, и мальчикам.

Маленькая девочка унаследовала внешность отца, его черты лица, вьющиеся волосы и широкие плечи. Отец всегда ее коротко стриг и одевал в одежду для мальчиков. В подростковом возрасте девочка осталась с расстройством половой идентификации.

Диа рассказал Raseef22:

«Я не знал, кто я и чего хочу. Я не чувствовал себя девочкой. Мои сестры всегда критиковали мою внешность, одежду и интересы. Я был мальчиком, запертым в теле девочки».

Сложнее всего ему пришлось в старших классах, когда он почувствовал сексуальное влечение к своей близкой подруге.

«Это был важный знак, подтвердивший, что я не девочка. Я влюбился в свою лучшую подругу, что сильно меня испугало. Я потерял сознание, решив, что делаю что-то запретное. Я даже подумывал о самоубийстве», — сказал Диа.

Несмотря на то, что Диа был близок со своим отцом, он боялся признаться более двух лет. В итоге он поставил на кон свою жизнь. Он решил так: если отец примет и попытается понять, что с ним происходит, то он разберется в своей половой идентичности, а если нет, то покончит с собой.

Диа постучал в дверь отца, чтобы рассказать ему о своих чувствах. Он долго молчал и плакал, прежде чем нерешительно произнес:

«Я мальчик, а не девочка, папа».

При поддержке своего отца, который участвовал во всех семейных дискуссиях, Диа начал процесс по коррекции пола. Вскоре он начнет проходить гормональную терапию.

Диа считает, что страстное желание отца иметь сына и его материальное положение помогли принять его выбор. Познакомившись с другими членами трансгендерного сообщества, он услышал множество трагических историй о семьях, избивающих и запирающих своих детей из-за неприятия их. Он также подтверждает, что трансгендерные мужчины чаще сталкиваются с отторжением и неприятием со стороны семьи и общества, чем трансгендерные женщины.

«Девушка по принуждению»

Шайма (вымышленное имя) училась в средней школе, когда заметила, что ее склонности и интересы отличаются от ее сверстников. Ей нравилось играть в футбол со своими соседями и родственниками-мужчинами, или разговаривать с ними, или даже драться, но ее мать запретила делать это, утверждая, что она «парень в юбке».

Шайма родилась в бедном квартале города Танта. Она должна была обручиться в 15 лет, но все пошло не по плану. Шайма рассказала Raseef22:

«Я чувствовала, что что-то не так. Я не видела себя девушкой. Я не видела себя в белом платье».

Она продолжала уклоняться от замужества пока ей не исполнилось 18 лет. Она начала читать о коррекции пола после того, как этот вопрос был поднят в одной из телевизионных программ. Шайма сказала:

«Я увидела по телевизору девушку, говорящую о коррекции пола и о том, что этот психологический и гормональный дефект можно исправить».

Так у нее появилась надежда. Сначала, правда, ей пришлось признаться своей матери, после того как та стала настаивать на замужестве. Ее мать, малообразованная женщина, не понимала о чем говорит дочь и подумала, что та «не девственница».

Мать долго избивала ее, прежде чем упасть в обморок от усталости. Девушка воспользовалась вынужденной передышкой, чтобы объяснить ей, о чем именно она говорит. Шайма сказала, что чувствует себя мужчиной. Но это не смягчило гнев ее матери.

Она запретила Шайме выходить из дома или разговаривать с кем-либо. Более того, она заперла ее в комнате, разрешая выходить только за едой или в туалет. Мать привела шейха, чтобы он прочитал Коран и посмотрел «не вселялись ли в нее джинны», не говоря при этом настоящей причины.

Шайма попыталась сбежать из своей тюрьмы, но мать ее снова избила при поддержке младшего брата, который также не знал истиной причины.

В итоге мать выдала Шайму замуж за мужчину на двадцать лет старше нее, оставив ее томиться в чужом теле.

Безусловная поддержка

Сайт клиники Мэйо предлагает родителям советы, как поддержать трансгендерного ребенка. Главный из них — слушать и задавать интересующие вопросы без осуждения, не считая его выбор формой неповиновения.

Специалисты клиники Мэйо подчеркивают, что нельзя мешать ребенку демонстрировать свой пол в общественных местах или на семейных мероприятиях, а также не стоит высмеивать его или позволять делать это другим.

Родителям рекомендуется положительно говорить о своем ребенке, восхищаться им, позволять ему/ей показывать свои предпочтения, подкреплять позитивное самоощущение и поддерживать с ним открытое общение.

Наконец, специалисты советуют родителям перестать беспокоиться о будущем ребенка и вместо этого сосредоточиться на том, что приносит радость и безопасность. Ребенок, который живет с заботливыми родителями, часто вырастает более счастливым.

Источник

Поділись публікацією