Откровения дрэг-квин из Гамбурга возглавили список бестселлеров

Оливия Джонс – самая известная в Германии дрэг-квин. Ее автобиографическая книга “Без грима”, вышедшая в апреле, сразу вызвала огромный интерес.

Автобиографическая книга “Без грима” (“Ungeschminkt”) самой известной в Германии дрэг-квин Оливии Джонс (Olivia Jones) уже в первую неделю после выхода возглавила список немецких бестселлеров журнала Spiegel среди документальных изданий в бумажной обложке. Об этом в четверг, 29 апреля, сообщил сайт www.buchreport.de.

Внешне пестрая, яркая, эпатажная и очень высокая дрэг-квин Оливия Джонс (ее рост на каблуках и в парике достигает 2,20 метра) сегодня – частый гость самых разных телевизионных шоу. Из-за ее ярких платьев, пестрых париков и вычурных макияжей немцы с любовью называют ее Paradiesvogel – “райской птицей”. Мало того, она остроумна, источает положительную энергию и обладает комедийным талантом, заставляя публику смеяться до слез. Но она нередко бывает и очень серьезной, проявляя свой стойкий характер и показывая свою отношение к политике. В своей автобиографической книге “Без грима”, которая в конце апреля вышла в свет в гамбургском издательстве Rowohlt Verlag GmbH, Оливия Джонс пишет откровенно и без прикрас.

За ярким образом травести-артистки скрывается вполне скромный мужчина по имени Оливер Кнёбель (Oliver Knöbel), настоящее лицо которого мало кому известно в Германии. Путь к признанию и успеху Оливии Джонс был трудным и каменистым. Самым опасным моментом стала угроза синдрома эмоционального выгорания, который мог бы поставить крест на ее творческой карьере. В этом дрэг-квин признается в своей откровенной автобиографии. Для ее написания, как подчеркивает автор, она воспользовалась пандемией, потому что у нее появилось свободное время, ведь пандемия украла у нее самое главное – сцену: увеселительные заведения, включая несколько собственных баров и кабаре Оливии Джонс, в Гамбурге до сих пор закрыты.

Не райское детство “райской птицы”

Оливер Кнёбель (настояшие имя и фамилии Оливии) родился и вырос в небольшом городке Шпринге в Нижней Саксонии. В своей книге он откровенно описывает свою нелегкую борьбу еще в детстве за право быть самим собой – таким, какой он есть, а не тем, каким его хотели видеть взрослые. А он был другим, совсем не похожим на своих сверстников. Когда мама впервые застала сына в своих платьях и туфлях на каблуках, она была в шоке, но решила, что у ее сына просто страсть к переодеванию и перевоплощению. Когда он отверг костюмы ковбоя и полицейского для карнавала и настоял на розовом платье принцессы, его родители не на шутку насторожились, но запрещать надевать такой наряд не стали.

Сверстники в школе относились к нему по-разному. Одни тянулись к нему, потому что он играл роль клоуна, другие подвергали моббингу, придумывая обидные клички и легенды. От физического насилия Оливера спасало лишь то, что он был крепким подростком большого роста и мог дать сдачи своим обидчикам. Учителям, по его собственному признанию, с ним было нелегко. Он приходил на уроки с крашенными волосами и необычными прическами, вскоре к ним добавился яркий макияж и накрашенные ногти. Его эпатажность быстро стала притчей во языцех и за пределами школы в небольшом городке. Вскоре мама перестала приходить по вызову учителей, потому что не видела смысла и способов изменить своего сына.

Оливия Джонс на церемонии вручения одной из немецких музыкальных премий

К тому же ситуация в семье Кнёбель была далеко не райской. Отец Оливера, служащий банка, был не только алкоголиком, но и, как выяснилось позже, зависимым от азартных игр. В книге описывается ситуация, когда в доме семьи Кнёбель появились полицейские, которые уведомили жену и одиннадцатилетнего сына о том, что глава семьи улетел в Бразилию, прихватив с собой из банка миллион немецких марок. В одночасье школьный клоун Оливер стал сыном преступника, о котором писали газеты, рассказывали по радио и телевидению.

“Я не знаю, когда родился мой отец и когда он умер, – пишет Оливия Джонс в своей книге, – у меня в одиннадцатилетнем возрасте его просто не стало”. Правда, позже Оливер узнал о том, что его отца арестовали в Бразилии и посадили в тюрьму, а когда он вышел на свободу, то переехал жить на Канарские острова, где и умер. Когда ему об этом сообщили, то у него не было никаких чувств, только пустота, вспоминает в своей книге сегодняшняя Оливия Джонс. С мамой у Оливера тоже долго не было контакта. Он оборвался, когда сын принял решение уехать в Гамбург, чтобы реализовать свою мечту о карьере травести. Мама и ее новый муж настаивали на том, чтобы сын выучился на страхового агента.

Лишь спустя два десятилетия, когда Оливия Джонс могла финансировать свою жизнь, она сумела наладить контакт со своей матерью и близкими родственниками. Сегодня мама гордится своим сыном и его художественным образом, его вторым “я” – Оливией Джонс. Они стали близкими и родными людьми. Оливия с пониманием относится к своей маме, которой было нелегко одной воспитывать сына, непохожего на других, как и к своим учителям, которые в силу своего консервативного воспитания, не смогли проявить толерантность, в которой он нуждался, будучи подростком.

Скамейка Оливии Джонс у ее школы в городке Шпринге под Ганновером

Сегодня перед его школой в городке Шпринге есть своего рода символический памятник – скамейка Оливера Кнёбеля, которую установила общественная телерадиокомпания NDR в августе 2010 года в рамках кампании “Лучшее на севере страны” . На скамейке – силуэт сидящего Оливера и цитата из одного интервью дрэг-квин Оливии Джонс: “Лучшее на севере… это моя школа в Шпринге. Здесь мужчина узнал много нового о том, что понадобится ему позже для роли женщины. А жизнь гей-бабочки в школьном коконе была очень веселой. Я по-прежнему не силен в математике, зато теперь у меня есть собственная скамейка у родной школы. Присаживайтесь!”. Осенью 2013 года администрация Шпринге присвоила Оливии Джонс официальный титул “почетного посла города”.

Как артистка-травести из Гамбурга стала “Мисс мира”

Тридцать лет назад Оливия Джонс вряд ли поверила бы в то, что она станет самой известной и популярной в Германии дрэг-квин, с мнением которой будут считаться не только звезды шоу-бизнеса, но даже многие немецкие политики. Тогда она мечтала об успешной карьере артистки-травести. Добиться еще большего успеха Оливии Джонс помогло, по ее собственному признанию, не в последнюю очередь мужество. В то время, когда ее коллеги по цеху, стремились подражать уже известным артистам и быть похожими на звезд, Оливия, не умея петь и танцевать, решила, что очарует публику яркостью, эпатажностью своего образа и острым словцом, за которым она никогда в карман не лезла. Ее скетчи были полны сарказма и юмора, а наряды – яркими и пестрыми необычного фасона, обшитых люрексом самых необычных тонов.

Ей действительно потребовалось большое мужество, чтобы сломать сложившиеся стереотипы о травести-артистах и проложить собственную дорогу к творческому успеху в качестве самой известной и неповторимой дрэг-квин Германии. Она добилась не только сценического и телевизионного успеха, но и заняла свое прочное место среди немецких звезд шоу-бизнеса, позируя вместе с ними на красных дорожках. Однако путь к успеху был каменистым.

В этом признается и сама Оливия, вспоминая о первом этапе жизни в гамбургском районе Санкт-Паули, который знаменит своей улицей Репербан со множеством баров и увеселительных заведений, привлекающих туристов и жителей города. Именно этот район и стал новой родиной Оливера, здесь родилась его Оливия.

В 80-90-е годы прошлого века Оливия перебивалась выступлениями в барах и колесила по Германии. Ей платили за вечер 50 немецких марок и предлагали бесплатную еду в этих же заведениях, денег на питание ей катастрофически не хватало. “Мой холодильник был пуст, я отключала его, экономя на электричестве”, – признается Оливия в своей книге. Она кое-как сводила концу с концами, оплачивая аренду квартиры, умудряясь покупать новые ткани для своих платьев. Шила она их в те время сама. Никакой финансовой поддержки от семьи Оливия не получала, мать и родные не верили в ее успех и ждали ее возвращения на родину. Начинающую травести поддержала известная в Германии бывшая телеведущая эротического шоу Лило Вандерс (Lilo Wanders), которая открыла в Санкт-Паули собственный театр имени Шмидта (Schmidt Theater). После кастинга она пригласила двухметровую и необычную по своим внешним данным травести-артистку в свой творческий коллектив. Здесь ее гонорар увеличился вдвое. Позже в этом театре у Оливии появилось и собственное шоу.

Работа в театре и в ночных клубах за небольшие деньги так сильно выматывали Оливию, что она пережила синдром эмоционального выгорания, из-за перманентных приступов страха за свое будущее ей пришлось обратиться к помощи психотерапевтов, которые помогли ей стабилизировать состояние. Об этом трудном периоде жизни Оливия откровенно пишет в своей книге.

Прорыв и известность пришли к немецкой дрэг-квин Оливии Джонс, когда она в 1997 году стала победительницей международного конкурса травести в Майями, получив официальный титул “Мисс травести мира 1997”. Она могла бы попытать счастья в США, но решила вернуться в родной Гамбург.

Борьба за место в шоу-бизнесе потребовала много сил и терпения

В своей книге Оливия Джонс описывает ситуации, в которых именно мужественные поступки помогли ей занять достойную нишу в немецком шоу-бизнесе. Не обходилось и без курьезных историй и поступков. Несмотря на то, что Оливия Джонс участвовала в разных телевизионных проектах и пользовалась успехом у зрителей, ее не всегда приглашали на важные мероприятия. Иногда ей приходилось проявлять смекалку и хитрость, чтобы напоминать о себе.

Журналистка Сабрина Ланге (Sabrina Lange) и певец Удо Линденберг (Udo Lindenberg) позируют с Оливией Джонс на одной из красных дорожек в Гамбурге

Оливия с юмором описывает одну из таких ситуаций, произошедшей в 2001 году в Гамбурге на премьере мюзикла “Король Лев” (The Lion King), музыку к которому написал Элтон Джон. Приглашения на премьеру Оливия не получила, хотя дело происходило в ее родном Гамбурге. Там в этот вечер был весь немецкий бомонд, кроме Оливии. Но она всех перехитрила.

Оливия арендовала Роллс-Ройс, из которого на красную дорожку вышла двухметровая зебра. Разумеется, никто из охранников не стал спрашивать у нее приглашения, потому что посчитали, что этот перформанс входит в программу вечера. Таким образом внимание телекамер и журналистов снова было приковано к Оливии. Ее показывали по телевидению, а фотографиями этого яркого зрелища были украшены страницы глянцевых журналов. Сегодня она вспоминает об этом с улыбкой.

Чего стоит вечная молодость Оливии Джонс

Оливия Джонс в бундестаге в феврале 2017 года

Как пятидесятилетнему Оливеру Кнёбелю удается оставаться вечно молодой красоткой Оливией Джонс? Этому посвящена целая глава книги. Оливия – сама себе визажист: только на макияж лица у нее уходит два часа. Ежемесячно на грим и косметику уходит более двухсот евро. В ее гардеробе несколько сот платьев, сшитых ее дизайнером, каждое из которых представляет собой уникат и стоит от полутора тысяч евро и выше. По всей квартире и даже на кухне у нее развешено более сотни париков разных цветов, двести пар обуви – от кроссовок до туфель на высоких каблуках. “К счастью, в продаже есть и женская обувь моего 45-го размера”, – радостно восклицает в своей книге Оливия Джонс.

Не скрывает Оливия и того, что не обошлось и без хирургического вмешательства: она сделала несколько операций, подтянув веки и немного изменив форму носа, слегка увеличила губы и периодически колет ботокс. Но самой болезненной и сложной была ее операция по уменьшению роста. Хирургам пришлось сломать ей обе ноги и удалить по шесть сантиметров кости на каждой. Реабилитация длилась около года, пока Оливия снова смогла самостоятельно ходить и даже носить туфли на каблуках.

Дрэг-квин и большая политика

Именно на костылях Оливии Джонс пришлось появиться в бундестаге 12 февраля 2017 года, когда проходили выборы президента Германии. Кандидатом в члены Федерального собрания 2017 года, которое избрало двенадцатого федерального президента Германии Франка-Вальтера Штайнмайера (Frank-Walter Steinmeier), Оливию Джонс выдвинула парламентская группа Нижней Саксонии “Союз-90 / Зеленые”.

Оливия Джонс в бундестаге удалось поговорить с канцлером Германии Ангелой Меркель

Заниматься политикой профессионально Оливии Джонс никогда не хотелось. Однако в 2004 году в знак протеста против созданной новой правопопулистской Партии Шиля и ее руководителя Роланда Шиля (Ronald Schill), бывшего городского сенатора по внутренним делам, известного своими скандальными антисемитскими и гомофобными высказываниями, Оливия Джонс выдвинула свою кандидатуру на пост бургомистра Гамбурга, чтобы привлечь внимание общественности к серьезным проблемам и защитить свободный ганзейский город от наступления “коричневой чумы”.

Оливия – ярая противница правопопулистских идей. Это она продемонстрировала, работая на одном из предвыборных собраний в Национал-демократической партии Германии (НДПГ) в октябре 2007 года качестве репортера для сатирической программы “Extra 3” телекомпании NDR. Она навела там настоящий фурор, пытаясь получить ответ на элементарный вопрос: “Почему жители Нижней Саксонии должны отдать свои голоса за кандидатов НДПГ в земельный парламент?” Не получив вразумительного ответа, но наслушавшись угроз в свой адрес, Оливия в сопровождении полицейских и двух телохранителей, предоставленных ей телекомпанией NDR, покинула это мероприятия. А репортаж собрал миллионы кликов в интернете.

Оливия Джонс многие годы борется против гомофобии и за права ЛГБТ-граждан. Сегодня она, кроме всего прочего, является успешной бизнес-леди. Оливия владеет несколькими барами и варьете в тусовочном районе Гамбурга Санкт-Паули. Она создала чуть более ста рабочих мест, называя своих коллег семьей. Оливия Джонс с помощниками проводит культовые экскурсии по знаменитому району Гамбурга, билеты на которые раскуплены на месяцы вперед. В ее бары с удовольствием приходят немецкие звезды шоу-бизнеса и политики.

Оливия Джонс была членом жюри американского конкурса “Queen of Drags”, который организовала топ-модель Хайди Клум (Heidi Klum). Кроме Оливии участниц конкурса оценивали солист Tokio Hotel Билл Каулиц (Bill Kaulitz) и Кончита Вурст (Conchita Wurst), победительница конкурса Евровидение-2014 .

Обо всем этом можно узнать из ее книги, в которой она называет конкретные имена и рассказывает интересные истории, связанные с ними. Узнав о том, что российский президент Владимир Путин до того, когда в России был принят закон против гей-пропаганды, был гостем одного из баров на Репербане, Оливия Джонс в преддверии саммита G20 в 2017 году в Гамбурге официально объявила запрет на посещение ее баров Владимиру Путина, Дональду Трампу и Реджепу Тайипу Эрдогану. “Запретные таблички на входных дверях моих баров, которые мы для скачивания опубликовала в интернете, быстро появились и на дверях многих других заведений Санкт-Паули и даже в баварской глубинке”, – с гордостью подчерквиает в своей книге Оливия Джонс.

Яркая и неугомонная Оливия Джонс не представляет себе другой жизни и наслаждается ею полной грудью. Она любит людей и своих фанатов, благодаря которым ей удалось стать самой известной дрэг-квин Германии. Своей активной жизненной и политической позицией Оливия завоевала не только симпатии миллионов людей, но и нажила немало врагов из числа гомофобной аудитории. С ними она, по ее собственному признанию, продолжит борьбу до последних сил. Она очень любит свою жизнь и свой успех, доставшийся ей нелегким трудом. Именно поэтому последние строки ее книги звучат так: “Я знаю, что напишу на своей надгробной плите, и это от всего сердца: “Мне будет вас очень не хватать”.

Источник

 

Поделись публикацией
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

одиннадцать − 8 =