Нетерпимость и агрессия к ЛГБТ. В чем причины гомофобии в Казахстане?

Инцидент в Шымкенте, Казахстан, с нападением агрессивно настроенной толпы на ЛГБТ-активисток и последующая волна гомофобных публикаций в социальных сетях актуализировали вопрос о причинах нетерпимого отношения к меньшинствам в Казахстане. Эксперты говорят о множестве факторов — от консервативных устоев до социальной неустроенности населения и влияния российской пропаганды.

«Столько мужчин окружили двух женщин! Не стыдно?» — обращается к напирающей на нее и агрессивно настроенной толпе женщина.

«Тебе ли о стыде говорить?» — отвечают ей.

Затем — крики, оскорбления, потасовка. Человек в полицейской форме вместе с людьми в гражданском волокут женщину из помещения на улицу и силой усаживают в машину. В этот момент другой мужчина открывает противоположную дверь автомобиля и бьет женщину по лицу.

Это не сценарий какой-то драмы, а кадры видео, запечатлевшего нападение на ЛГБТ-активисток в Шымкенте.

29 мая участницы группы Feminita Гульзада Сержан и Жанар Секербаева собирались провести в городе на юге Казахстана встречу о правах лесбиянок, бисексуалок, квир и транссексуальных персон. Внесли предоплату за аренду помещения в отеле, приехали из Алматы, готовились к спокойному разговору. Но владельцы зала в последний момент отказались впускать активисток. Они пошли в соседнее кафе. И там подверглись нападению.

— Мы никогда не даем адрес нашей встречи сторонним лицам, все, кто приходят на встречи, предварительно регистрируются. В этот раз каким-то образом в Шымкенте запеленговали наше место встречи. На мой телефон поступил странный звонок. В Сети еще появились сообщения, будто мы организовываем «ЛГБТ-парад» и местные власти отменили наши встречи. Это всё делали неизвестные нам люди, которые настраивают граждан Казахстана против феминисток, ЛГБТ-активистов и правозащитников, которые хотят обсуждать тему прав человека, — говорит Гульзада.

В итоге полиция провела задержание. Но не нападавших, а двух активисток. Их доставили в управление, где продержали почти восемь часов. На улице перед зданием полиции в это время стояла разъяренная толпа, требовавшая выдать им задержанных.

Сержан считает: если бы не пост в социальных сетях правозащитницы Татьяны Чернобиль, которая узнала об атаке и избиении Секербаевой и распространила информацию, события могли бы развернуться иначе.

— Вмешалась омбудсвумен Азимова, пришли наблюдательницы. Поэтому полиция приняла наши заявления и начала заботиться о нашей безопасности. До этого вы видели, как они «обеспечивали» нашу безопасность. Не было никакого намека, что будут преследовать нападавших на нас людей. Они [полицейские] мне пытались показать из окна толпу во дворе РУП [районного управления полиции], я посчитала это как моральное давление и отказывалась на них смотреть, — рассказывает Гульзада.

Под утро полицейские на служебном минивэне привезли Сержан и Секербаеву в Алматы. На следующий день департамент полиции Шымкента сообщил, что активисток задержали, чтобы «обеспечить их безопасность».

«Реакция полиции на субботние события, направленная против активисток, а не против тех, кто напал на них, показывает, насколько остро стоит необходимость улучшения защиты прав женщин и ЛГБТ в Казахстане», — заявила международная правозащитная организация Human Rights Watch.

Активистки группы Feminita Гульзада Сержан (с мегафоном) и Жанар Секербаева (с радужным флагом) на митинге за права женщин. Алматы, 8 марта 2021 года.

Посольства США и Великобритании выразили «глубокую озабоченность» в связи с нападением на активисток, посольство Нидерландов выступило в поддержку Сержан и Секербаевой. Дипмиссии западных государств призвали Нур-Султан защищать достоинство, равенство и всеобщие права человека всех граждан Европейско-центральноазиатское лесбийское сообщество осудило «антифеминистское и лесбофобское» нападение в Шымкенте.

В казахстанском сегменте соцсетей волна возмущения по поводу нарушения прав двух женщин, которых силой затолкали в машину и выпроводили из Шымкента, утонула в океане хейтерских постов и комментариев. В адрес секс-меньшинств звучали проклятия и угрозы. Нашлось немало пользователей, которые открыто поддержали действия нападавших. В их числе оказался даже депутат мажилиса от партии «парламентской оппозиции», который, похоже, выразил восхищение «сплоченным и хранящим национальные традиции Югом», который «не допустил парад демонов». При этом целями его партии провозглашены создание условий «для свободного развития каждого гражданина, соблюдения его прав и свобод»…

ЖИЗНЬ В УСЛОВИЯХ ТРАВЛИ, БЕЗ ЧУВСТВА БЕЗОПАСНОСТИ

В 2018 году в Казахстане провели социологическое исследование, которое показало высокий уровень нетерпимости к сексуальным меньшинствам. Авторы задались целью выявить, от каких социальных групп стремится дистанцироваться среднестатистический казахстанец.

Серик Бейсембаев, социолог.

— У респондентов спрашивали, хотели бы они, чтобы по соседству с ними жили представители отдельных религиозных, криминальных и других групп. И сексуальные меньшинства вошли в тройку групп, с кем люди не хотели бы жить по соседству. Остальные две группы — преступники и наркоманы. То есть сексуальные меньшинства в группе риска, с которой среднестатистический казахстанец не хотел бы пересекаться. Уровень ксенофобии, нетерпимости к этой группе очень высок. Последний инцидент в Шымкенте это показывает, — отмечает социолог Серик Бейсембаев.

То, что на языке экспертов называется нетерпимостью к сексуальным меньшинствам, ежедневно испытывают на себе многие представители ЛГБТ-сообщества в Казахстане.

Живущий сейчас в Канаде 26-летний молодой ученый Султан Мусахан рассказывает, что дискриминация и травля — то, с чем приходится сталкиваться меньшинствам на его родине. Кто-то не выдерживает прессинга, сводит счеты с жизнью. Султан говорит, что потерял в Казахстане двух друзей-геев.

Султан Мусахан.

— Оба были молодые и успешные, но решили прекратить жизнь суицидом. Родители покойных друзей пытались игнорировать гомосексуальность своих детей, в чем и была причина суицида, и мы даже не смогли попрощаться с телами покойных. В день смерти второго друга 8 сентября 2018 года я решил сделать каминг-аут в Facebook’е в качестве поддержки ЛГБТ+ сообщества, чтобы показать нашу боль, что мы теряем зазря наших близких из-за глупой ненависти общества. В тот же день меня ускоренно уволили из школы, где я работал учителем биологии. У меня началась тяжелая депрессия и тревога, так как я перестал видеть для себя будущее. Я также пытался покончить жизнь самоубийством несколько раз, — делится Султан. — Мой отъезд связан с моей докторской диссертацией в области биологии в Канаде. Однако я не скрываю, что рассматриваю полную эмиграцию в дальнейшем. Я здесь вижу свою достойную старость, семейное счастье и шанс на успешный карьерный рост.

Случай с активистками группы Feminita в Шымкенте доказывает, что ЛГБТ-люди не могут чувствовать себя в безопасности в Казахстане, добавляет Султан Мусахан.

Агрессивное отношение к представителям ЛГБТ-сообщества и неприятие их — явление, присущее консервативным обществам, отмечают эксперты. Казахстанский психолог Даулет Уйсимбеков говорит, что знает случаи, когда родители водили своих детей, сделавших каминг-аут, к знахарям для «изгнания джинов». Бывало, что сами геи приходили к психотерапевту с просьбой «исправить» ориентацию.

Даулет Уйсимбеков.

— И тут задача — помочь принять свою ориентацию и пытаться быть счастливым. В одних случаях это помогает. Важно не допустить ситуации, которые, увы, бывают, когда представитель ЛГБТ еще больше замыкается в себе, начинает уходить в религию, в разные непонятные сообщества, где его также начинают «исправлять». Но чем больше человек пытается уйти от своей природы, тем хуже ему становится, и в результате может кончить жизнь самоубийством. Это, к сожалению, нередко среди представителей ЛГБТ, живущих в традиционном обществе, — констатирует психолог.

В ЧЕМ КОРНИ ГОМОФОБИИ?

Психолог Уйсимбеков считает, что на формирование гомофобии влияет стереотипное мышление.

— Например, что мужчина должен быть таким-то, а женщина — такой-то, существует перечень требований. И в консервативном обществе, если о себе заявляют представители ЛГБТ или люди с яркой внешностью и их поведение будет отличаться от установленных представлений о мужчинах и женщинах, то к ним начинают относиться агрессивно и их будут пытаться насильно «исправить» и подогнать под те рамки, в которых это общество мыслит, — считает Уйсимбеков.

По мнению социолога Бейсембаева, на отношение к представителям ЛГБТ большое влияние оказывает развитие социальных сетей, которые порой поляризуют общество по разным ценностным установкам.

— Человек верит в свою картину мира, и если он активный участник социальных сетей, то алгоритм соцсетей будет еще больше усиливать его убеждения. Человек будет всё больше и больше находить и замыкаться на людях, которые поддерживают такие же взгляды. В его окружении будет всё больше гомофобных людей, и, соответственно, контент, который он потребляет, тоже будет гомофобским. И некоторые люди, которые раньше были не так агрессивны, с использованием соцсетей становятся более радикальными. У этой категории людей представители ЛГБТ ассоциируются с угрозой для себя и детей. Поэтому [в соцсетях] нет таких комментариев [с призывом уничтожать] в адрес коррупционеров и других преступников, ведь коррупция в их понимании не воспринимается как личная угроза, — объясняет социолог.

Также, по наблюдениям социолога, в основном в казахстанском обществе бОльшую гомофобию проявляют люди среднего и старшего поколений, поскольку это люди с «советским мышлением».

— Плюс есть влияние российской пропаганды о «западной» риторике, куда принято добавлять разврат и сексуальные меньшинства, — заключает Бейсембаев.

В 2013 году в России был принят закон о запрете гей-пропаганды, который вызвал волну протестов и возмущения во всем мире. Европейский суд по правам человека признал закон нарушением права на свободу выражения мнения и указал на нечёткое определение законодательных норм и произвольный характер их применения. По обвинениям в «пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений» к административной ответственности были привлечены десятки человек, несколько онлайн-ресурсов внесены в реестр запрещенных сайтов. Правозащитники назвали российский закон инструментом дискриминации ЛГБТ.

Исследователь, LLM международного права Айгерим Кусайынкызы согласна с тем, что гомофобия чаще распространена среди людей постарше, которые жили в Советском Союзе.

Айгерим Кусайынкызы.

— Мы часто замечаем, что люди старшего поколения упрекают молодежь в поддержке «западных» ценностей и потере национального воспитания и ценностей. Представителей ЛГБТ обвиняют в том, что они якобы «отравляют» молодежь, — говорит Кусайынкызы.

Переехавший в Канаду казахстанец Султан Мусахан говорит, что гомофобная риторика в Казахстане — это не только «вопрос традиций», а следствие множества причин.

— Тут можно винить импорт ксенофобии из России, религиозные причины, патриархальные традиции, культуру изнасилований, общую бедность и безысходность народа, низкий уровень осведомленности и образования, табуирование темы секса и так далее. Для себя выделяю множество нитей переплетенных причин ЛГБТ+ фобии, а также низкую заинтересованность государства в поддержке ЛГБТ+ меньшинств и пропаганду ненависти с использованием статуса меньшинств для продвижения своих политических интересов, — перечисляет Султан.

В Казахстане отсутствуют даже формальные законы, защищающие права представителей ЛГБТ, подчеркивает исследователь Айгерим Кусайынкызы.

— Парламент и общество не готовы принимать эти законы. Признание прав представителей ЛГБТ — результат политики цивилизованных стран. У нас неправильно понимают значение слова «толерантность» и предпочитают использовать традиции против новшеств и изменений, которые связаны с развитием общества и защитой прав. Чтобы государство было готово к новшествам, сознание граждан должно быть готово. Это не означает, что должны отойти от вековых традиций и обычаев, а должны ставить права человека выше всего, если хотим войти в число цивилизованных государств. Примечательно, что слова тolerance и tradition вошли в так называемый 4T (tolerance, transparency, tradition, trust), который перед всем миром показывал Казахстан на заседании ОБСЕ [в 2010 году] под своим председательством. Однако в последующие десять лет мы видим, что толерантность и традиции в Казахстане не могут идти вместе, — рассуждает Кусайынкызы.

Спустя неделю после инцидента в Шымкенте полиция не сообщила о задержании кого-либо из участников нападения на активисток Feminita. Получить официальные комментарии в департаменте полиции Азаттыку не удалось. Пожалуй, еще одной причиной существующего в стране отношения к ЛГБТ может быть безнаказанность агрессивных выпадов против секс-меньшинств.

Гульзада Сержан и Жанар Секербаева говорят, что, несмотря на это, намерены продолжать встречи с ЛБК-женщинами, которые они ведут не первый год. В том числе в Шымкенте.

— Мы и раньше проводили встречи в Шымкенте для обсуждения прав человека, и особенно прав женщин. Будем и дальше приезжать в Шымкент и встречаться с союзниками и союзницами, на которых напали вместе с нами. В Шымкенте в этот раз успели прийти около 15 человек, — может, пришли бы побольше, если бы не сорвали встречу. Женщины нуждаются в обсуждении прав человека, [должны] понимать, что такое дискриминация. Поэтому мы ездим по городам, чтобы обсуждать права женщин, Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации по отношению к женщинам, которую ратифицировал Казахстан, — добавляет Гульзада Сержан.

— Те, кто выступают против прав женщин и ЛГБТ-женщин, доказали, что феминизм нужен, что про права женщин нужно говорить. Я хочу им послать месседж: вы нас не остановите. Мы не боимся, — говорит Жанар Секербаева.

Источник

Поделись публикацией
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

9 + 15 =