Могут ли гетеросексуальные актеры играть геев?

Кинокритики Майкл Куби и Навин Кумар решили разобраться в этом вопросе на примере фильма «Супернова».

Нынешний сезон кинопремий, очевидно, будет действительно не таким, каким мы его представляли прежде. Но все-таки есть один аспект, который и в 2021 году все еще считается спорным: речь идет о том, что гетеросексуальные актеры играют квир-персонажей, соперничая за внимание и статуэтки.

Один из претендентов на награду уже был встречен негативной реакцией: выступление Джеймса Кордена в фильме «Выпускной» осудили квир-критики и зрители. Однако другие картины, такие как «Супернова» (мировая премьера состоялась 29 января), публика по достоинству оценила. Главные роли в ленте достались Колину Ферту и Стэнли Туччи: они сыграли гей-пару, которая путешествует по Англии, посещает места своей молодости. И вот этот союз парней зрителям уж очень приглянулся.

Кажется, что на вопрос, могут ли гетеросексуальные актеры играть в кино квир-героев, уже есть ответ: в идеале, конечно, не могут. Но поскольку индустрия все еще способна похвастаться такими тонко созданными картинами, как «Супернова», то приходится делать исключения из правил. Чтобы все-таки понять, в чем загвоздка, наши кинокритики Майкл Куби и Навин Кумар решили вступить в долгую, но интересную дискуссию.

Навин: Прежде чем мы начнем этот, возможно, сложный разговор (и я рад, что мы ведем его вместе, Майкл!), я думаю, мы оба согласимся с тем, что нам хотелось бы чаще видеть, как открытые ЛГБТК+ актеры прорываются в Голливуд. Причем не только в тех ролях, которые соответствуют их сексуальной ориентации или гендерной идентичности, но и совершенно противоположных. Расскажите больше миру о квир-жизнях с помощью наших тел и голосов как перед камерой, так и за ней. И снимите уже Кристен Стюарт в фильме Marvel! Конечно, мы уже добились многого, но впереди еще долгий путь – и я уверен, что каждый из нас твердо настроен делать все ради прогресса.

Теперь же перейдем к теме: у нас есть фильм «Супернова». Я думаю, что мы оба были изрядно увлечены просмотром: картина получилась нежной, красивой и душераздирающей. У обоих героев есть что-то чувствительное, но не сентиментальное. Ферт и Туччи прекрасно чувствовали себя в этих образах. Даже сложно представить, чтобы эти роли могли достаться другим актерам. Конечно, они оба гетеросексуалы, но при этом многие зрители без ума от их квир-персонажей: героя Стэнли из «Дьявол носит Prada» и Ферта – из «Одинокого мужчины». Это два фильма, которые, определенно, являются гей-канонами. Что меня интересует (и даже несколько радует), так это то, что в «Супернове» нет конкретного упоминания о сексуальности персонажей. Это фильм не о геях, а о любви между двумя людьми. На данном этапе, если мы собираемся принимать и уважать гетеросексуальных актеров в ролях геев, я думаю, что рассказанная история имеет большое значение. А ты как думаешь?

Майкл: Я должен согласиться, Навин. Мои представления о том, кто должен играть квир-персону, довольно сложны, но я не готов издать закон о том, что гетеросексуальные актеры не должны выступать в ЛГБТ-ролях. Я думаю, что имеет большое значение, какие именно сексуальная и гендерная идентичность у персонажей. Однако в случае с «Суперновой» ни Ферт, ни Туччи не пытались показать, что они играют геев или бисексуалов. Это не фильм о каминг-ауте или о том, как быть гомосексуалом, и, таким образом, в этой истории нет необходимости в уточнении и достоверности. «Супернова» рассказывает о двух стареющих геях, которые борются с печальной реальностью, в которой один из них умирает, и оба актера делают это действительно талантливо.

При этом это не меняет того факта, что Ферт и Туччи, которые исполняют квир-роли, все еще могут стать причиной неблагоприятных последствий: суть в том, что многие актеры ЛГБТК+, изо всех сил пытающиеся найти какую-либо работу, сейчас лишены того, что по праву действительно должно принадлежать им. Поскольку в Голливуде и так много проблем с представлением квир-актеров в гетеросексуальных ролях, мне кажется, что важно, чтобы их рассматривали (и принимали) на роли квир-персонажей, которых, к сожалению, все еще мало. Эта проблема становится еще более очевидной, когда мы смотрим на список номинантов на кинонаграды, где «Супернова» обязательно будет в лидерах.

Несмотря на потрясающую игру Ферта и Туччи, мне очень грустно осознавать, сколько бонусов они получат за «исполнение ролей геев», в то время как многие квир-актеры не могут дождаться даже звонка с предложением, не говоря уже о том, чтобы оказаться в центре внимания.

Навин: Полностью согласен. Хотя, когда дело доходит до кастинга и конкурса наград, важно помнить, что Голливуд – это прежде всего бизнес. Такие фильмы, как «Супернова» и «Аммонит» (оба являются вторыми картинами молодых режиссеров) привлекают внимание (прессы и киноакадемий, если не зрителей) благодаря привлечению крупных звезд. Оглядываясь назад, например, мы могли бы утверждать, что квир-актерам было отказано в возможности сыграть в «Фаворитке» и «Сможете ли вы меня простить?», но без Оливии Колман, Эммы Стоун, Рэйчел Вайс и Мелиссы Маккарти (все они великолепны) – были бы эти фильмы вообще сняты? Смотрели бы их люди?

Я всегда вспоминаю «Филадельфию» – одно из первых в Голливуде мейнстримных изображений кризиса из-за ВИЧ, который к моменту выхода картины в свет в 1993 году унес жизни более 100 000 человек. Обычные американцы не заставляли Тома Хэнкса, сыгравшего главного героя, умирающего от СПИДа, привлекать чье-либо внимание, но тот фильм (за который Хэнкс получил «Оскар» за лучшую мужскую роль) действительно увеличил осведомленность людей. Очевидно, мы должны пройти тот этап, когда необходимо привлекать Тома Хэнкса и других, чтобы люди могли рассказать о меньшинствах, но посмотрите на всеобщее внимание, когда он заразился COVID-19!

Причина, по которой у нас нет больших открытых ЛГБТК+ звезд, заключается в том, что им не были предоставлены такие же возможности, как и гетеросексуалам, поскольку продюсеры думают, что они не смогут окупить фильм. И эти актеры не станут успешными, пока не получат шанс доказать, что продюсеры ошибаются.

Вот почему такая девушка, как Джоди Фостер, совершила каминг-аут так поздно, опасаясь упустить возможности и не построить карьеру. Я думаю, что все изменится, но очевидно, что мы еще не достигли нужного итога.

Майкл: А разве это не главная загадка? Это самоисполняющееся пророчество, и оно не касается того факта, что квир-людям все время приходится пробиваться. Я сразу думаю о Билли Портере, которого знали на Бродвее – но не в Голливуде – еще до съемок в «Позе». Теперь он получил премию «Эмми» и сам по себе стал звездой, привлекающей внимание на каждой красной ковровой дорожке, и готов сломать границы в этом году в роли крестной феи в шикарном ремейке «Золушки» .

И хотя я согласен с тем, что для того, чтобы заинтересовывать зрителей в ЛГБТ-фильмах, нужны большие звезды, думаю, есть противоположность тому, что эти проекты с низким или средним бюджетом – это те самые картины, которые могут позволить себе риск, потому что успех в любом случае не гарантирован. Тимоти Шаламе не был голливудским королем, когда Лука Гуаданьино снял его в «Назови меня своим именем». Именно эта лента принесла Тимоти славу. Что, если бы это действительно был квир-актер? С другой стороны, я сомневаюсь, что «Супернова» выйдет за рамки нишевых кинематографических кругов, даже с помощью Ферта и Туччи, – если это произойдет, то это будет большой удачей. Ведь это все-таки не какой-то кричащий мюзикл. «Выпускного» нам не надо.

На самом деле, последнее творение Райана Мерфи – интересный поворот. Конечно, было круто видеть новых квир-актеров, таких как Ариана ДеБос и Джо Эллен Пеллман, но при этом приходилось терпеть Джеймса Кордена, который, должен заметить, не добавляет реальной «звездной силы» фильму, который и без него уже может похвастаться двумя обладателями «Оскара» (Мэрил Стрип и Николь Кидман) и «Эмми» (Керри Вашингтон). Вдобавок, в отличие от персонажей в «Супернове», роль Барри Гликмана  это его сверхэксцентричность. Он – взрослый человек, все еще не оправившийся от травмы, с которой столкнулся из-за того, что был геем, а кроме того, этот персонаж намеренно написан как дерзкий и яркий.

Примерно в день премьеры я увидел множество гневных постов, что Бруксу Эшмэнскасу – открытому гею, номинированному на премию «Тони», бродвейскому актеру – даже не предложили эту роль. Учитывая характер специфического квир-персонажа, я бы сказал, что выбор Кордена и его игру в лучшем случае можно назвать оскорбительными, а в худшем – жестокими. Как гей, Райан Мерфи должен нести ответственность уже за то, что в принципе рассматривал Кордена на эту роль. Но вот другой вопрос: несет ли ответственность гетеросексуальный актер и должен ли он отказываться от квир-ролей?

Навин: Рассказывая о Мерфи и его коллегах по цеху, Даррен Крисс как-то сказал, что больше не будет играть геев после того, как снялся в роли убийцы Версаче Эндрю Кьюненана в «Американской истории преступлений», за которую он получил «Эмми» и «Золотой глобус». Хотя многие актеры не готовы отказываться от ролей из-за моральных соображений, те, кто действительно несет ответственность, должны учитывать тот факт, что они ограничивают в правах квир-актеров.

Это особенно очевидно, когда речь идет о цис-актерах, исполняющих роли трансперсонажей. В данной ситуации я побуду адвокатом дьявола: абсолютно точно нужно сделать жесткие ограничения, когда дело касается трансартистов – писателей, режиссеров, актеров, – которые могут быть единственными людьми, рассказывающими истории трансперсон.

Я думаю, что важно различать трансгендерную идентичность как глубокий жизненный опыт, стоит признать, что цисгендерный актер, который исполняет роль трансперсонажа, сильно отличается от гетеросексуального актера, играющего квир-героя.

Вспомним об актерах, которые забирают домой «Оскар» за нереальные транспереходы, как, например, Джаред Лето в «Далласском клубе покупателей». Приятно осознавать, что это произошло менее 10 лет назад. У Голливуда такая долгая и ужасающая история систематического исключения и искажения трансгендерных людей – это абсолютно необходимо прекратить и возместить ущерб.

Некоторые актеры выступали против моральных ограничений на типы ролей, которые они могут играть, в том числе Скарлетт Йоханссон, которая, как известно, сказала, что должна уметь играть дерево, если она этого хочет. И она может делать это сколько угодно! С незапамятных времен деревья не подвергались дискриминации, клевете, маргинализации или «стиранию» из средств массовой информации. Все совсем иначе в истории трансперсон, так что давайте держать таких персонажей подальше от нее.

Последнее, что я добавлю о гетеросексуальных актерах, играющих геев, – это то, что помыслы и исполнение имеют большое значение. Оба они довольно ужасны в дебютном фильме Вигго Мортенсена «Падение», в котором он играет гея, сына консервативного и сквернословного фанатика. Игра Мортенсена опирается на такие клише, как манерное движение запястьями и любовь к цветочным композициям, а сюжет настолько сосредоточен на ненавистном, жестоком отце, что персонаж Вигго даже не убедителен. Его смелость писать, режиссировать и сниматься в фильме о гей-персонаже просто поразительна. Это та энергия, которую квир-артисты должны привносить в каждый проект.

Майкл: Полностью поддерживаю тебя. В конечном счете, все дело в намерении – почему режиссера привлекает определенный материал, почему одного актера предпочитают другому. Я не сомневаюсь, что Мортенсен взялся за «Падение» исключительно из-за своего желания получить похвалу за работу со «сложным» материалом. В случае с «Выпускным», однако, я действительно считаю, что Мерфи, как гей, родившийся в Индиане, который достаточно открыто рассказывал о том, как над ним издевались и не принимали в обществе, вложил нечто личное в эту историю. Но я думаю, что решение взять на роль Кордена было больше связано с его одержимостью работать с так называемыми звездами первого списка, а не с какой-либо реальной верой в то, что Джеймс идеально сыграет этого персонажа. Что касается Гуаданьино и «Назови меня своим именем», то он, в отличие от Мерфи, снял Шаламе, потому что Тимоти – настоящий феномен, а Хаммера выбрал из-за того, что тот источал ту естественную отстраненность, которая и делала Оливера таким неотразимо влюбленным. (Хотя это же качество говорит о личной жизни Хаммера совсем другое.)

Возвращаемся к картине «Супернова». Я не могу говорить о личном интересе режиссера Гарри Макквина к этой истории – насколько мне известно, он гетеросексуал, – но, учитывая его сосредоточенность на заболевании главного героя (а не на его сексуальной идентичности), можно, по крайней мере, сказать, что интерес режиссера не связан с желанием получить похвалу и одобрение со стороны общественности. Означает ли это, что Макквин не должен был искать актеров-геев? Конечно, нет. (В любом случае известно, что именно Туччи предложил Ферту сняться вместе с ним.) Но я не хочу списывать этот фильм со счетов только по этой причине. «Супернова» – превосходная история с истинным направлением и действительно чувственным исполнением. Я бы даже сказал, что это один из лучших проектов Туччи – как бы было здорово сказать то же самое про какого-нибудь квир-актера, но, к сожалению, реальность намного сложнее.

Источник

Поделись публикацией
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

два + два =