Лекцию об ЛГБТ прочли на фестивале исламской культуры в Алматы. Вот её отрывки

Может ли мусульманин быть геем, и как в современном мире трансформируется институт религии?

На Международном фестивале исламской культуры, который прошёл в Алматы, выступил казахстанский ЛГБТ-активист Амир Шайкежанов. Он прочитал лекцию о том, есть ли место в исламе ЛГБТ-людям. Лектор рассказал о том, что же именно говорит официальный ислам о гомосексуальности и других нетрадиционных идентичностях. А также о том, какие интерпретации и версии в отношении этого вопроса существуют в современном исламе. Амир отмечает, что часть этих версий маргинальна и не признана ортодоксами, но также говорит и о том, как меняется мир и как диаметрально противоположные взгляды на религию могут сосуществовать в контексте метамодернизма. Приводим отрывки из этой лекции.

История Махмуда Газневи

Есть ряд исследователей, которые считают, что вообще-то в начале формирования ислама как религии, отношение ко многим вещам было не такое, каким мы его видим сейчас. В том числе, зачастую предполагалось, что для мужчины нормально испытывать влечение как к женщинам, так и к молодым мужчинам. Считалось, что когда человек закончит с поисками себя в плане сексуальности, он может вступить в институционализированный гетеросексуальный брак. Это очень маргинализированная точка зрения, очень многие с ней не согласятся и сочтут фривольной интерпретацией.

Махмуд Газневи был одним из правителей государства Газневидов с 998 года (государство с центром в афганском городе Газни, образованное тюркским полководцем Алп-Текин в 977 году, – Авт.) На миниатюре того времени он изображён в компании юноши, который стоит позади него. Это его слуга, известный как Малик Аяз. Махмуд Газневи необоснованно по регламенту того времени дал Малику Аязу титул. Cуществует немало легенд о том, что Малик Аяз был возлюбленным Махмуда Газневи. В частности, об этом писал поэт Низами Арузи.

Слайд из презентации Амира Шайкежанова

Влияние Европы

Если вспомнить Османскую империю, то есть версия, что изначально там была свобода для её подданных с точки зрения интимной жизни, было равенство гетеросексуальных и гомосексуальных союзов. Но якобы влияние Европы, Византии было высоко. И пуританство было перенято именно у Европы того времени, в которой была сильна достаточно гомофобная версия христианства. Поэтому есть версия, что как институт до этого влияния ислам не был столь гомофобен. Проверить это сейчас мы, конечно, не сможем. Но есть исторические изображения, которые могут свидетельствовать о том, что всё было неоднозначно, было много фривольностей. В те времена был арабский поэт Абу Нувас, к примеру, в чьих стихотворениях был образ юноши, подающего бокал, чьи губы были словно виноград, который был подобен кубку, из которого хочется напиться.

Не только гурии

Также, как известно, в Коране есть описание рая, в котором живут так называемые гурии, которые ублажают человека после смерти. Но там есть также и юноши, которые наливают вино. И этих юнош очень многие поэты описывают очень гомоэротично, с подробностями про черты лица, мягкость кожи. Абу Нувас писал, что надеется, что когда он окажется в раю, то встретит такого юношу. При этом Абу Нувас был ярым противником женской гомосексуальности.

Притча о народе Лута

Собственно, про гомосексуальность в Коране есть несколько отрезков, все они ведут к той истории, которую все знают – истории о Содоме и Гоморре, о народе Лута. Часто приводится цитата:

“Неужели вы будете возлежать с мужчинами из миров и оставлять ваших жён, которых ваш Господь создал для вас? Вы являетесь преступным народом!”.

По сути Коран осуждает, но при этом не говорит, что с гомосексуалами нужно что-то делать. Нет однозначных интерпретаций, каким образом нужно к ним относиться. И один из больших вопросов, как интерпретировать Коран, если мы воспринимаем его на том арабском, который уже не современный. Возникает вопрос перевода. Есть ещё один момент, связанный с самой притчей о народе Лута. Если кратко пересказать её, то суть её в том, что вот, в какой-то части мира нравы падают, туда приходят посланники божьи, чтобы вывести праведников. И местные жители пытаются склонить посланников к сексу. Есть интерпретация, что вина жителей города не в том, что они пытались склонить посланников к однополому сексу, а в том, что они нарушили закон гостеприимства или пытались склонить их к насильственному сексу.

Фото Алмаза Толеке

Есть такая версия, что ислам в принципе интерпретирует гомосексуальные отношения, как отношения вне брака. Поскольку традиции однополых браков в исламе нет, а любые отношения вне брака, в том числе однополые, считаются прелюбодеянием. Шариат предусматривает разную степень ответственности за прелюбодеяние. Если вы не в браке, то 100 ударов палками, если вы в браке, то наказание – смерть.

Гомосексуальность как испытание

И возникает вопрос, считает ли тогда Коран гомосексуальность греховной? Как ни странно, саму негетеросексуальность Коран греховной не считает, с этим согласны все богословы. Это не грех до тех пор, пока вы это не практикуете. Более того, многие согласны с тем, что гомо- или бисексуалами рождаются, это, по версии многих богословов, некое испытание. Вам даётся испытание, как например, у людей с ограниченными возможностями, через которое вам в течение своей жизни нужно пройти. И ваша задача – не практиковать то, что религия считает недопустимым.

Трансгендерность и ислам

В исламе есть место тому, что мы называем “интерсекс”, когда мы признаём, что у человека могут быть физические признаки, гормональная структура двух полов. Ислам предписывает следующий вариант: он или она, в зависимости от того, как они себя ощущают, должны социализироваться раз и навсегда. Выбрать гендер, который для человека комфортен, и придерживаться его до конца. То есть если я воспринимаю себя как женщину, я должен социализироваться как женщина, реализовывать себя в своей культуре как женщина. И я буду считаться женщиной. Есть фетва Рухоллы Хомейни, в которой предлагалось ввести разрешение на хирургическую коррекцию пола. В Иране, если вы гомосексуальный мужчина, то это незаконно. Но если вам нужна хирургическая корректировка тела, то для вас есть квота, это легитимно, и вы можете вступить в брак со своим партнёром.

“Это живые люди”

Хотелось бы понять: современный ислам – он какой? Он такой, какой нам показывают в новостях о повешенных гомосексуальных подростках, о забивании камнями в Сирии гомосексуальной пары? Это тяжёлое зрелище на самом деле. Когда мы говорим, что геев надо убивать, мы вряд ли понимаем, что это не некие абстрактные, монструозные существа, которых где-то убивают. Это живые люди, которых тупо забивают до смерти булыжниками, это может продолжаться часами, потому что камнями очень сложно убить человека.

Во многих обществах к ЛГБТ относятся так же, как к женщинам

И женщин в исламских странах, как мы знаем, тоже забивают камнями. Вообще очень важно понять, что во многих обществах, вне зависимости от религиозной культуры, к гомосексуальным людям и вообще к ЛГБТ относятся так, как относятся к женщинам. Потому что гомофобия напрямую зависит от отношения к женщине как ко второсортному человеку. Там, где этого дисбаланса между отношением к мужчине и женщине нет, меньше гомофобии. Там, где он присутствует, уровень высок, потому что, условно, это некие мужчины, которые опустились до уровня женщины. Или женщины, которые претендуют на то, чтобы быть мужчинами.

Ислам карающий или сочувствующий?

Но вопрос в том, про какой ислам мы говорим. Когда был теракт в Орландо, когда от рук человека, который провозгласил себя представителем исламского государства, погибло 49 человек, реакция от мусульманской общины США была однозначной: она была поддерживающей. Официальные заявления от американской мусульманской общины говорили о том, что она поддерживает братьев и сестёр из ЛГБТ-сообщества и молится за них.

То есть очень разные, диаметрально противоположные позиции в исламе, которые сосуществуют прямо здесь и сейчас. И о каком исламе мы говорим в плане поддержки ЛГБТ – это вопрос открытый.

Слайд из презентации Амира Шайкежанова

Есть порядка 30 огранизаций по всему миру, которые поддерживают квир-мусульман. Одна из самых крупных – “Аль-фатиха”. Один из интересных представителей – это Людовик-Мохаммед Захед. Он является гомосексуалом и практикующим имамом, он открыл инклюзивную мечеть в Париже. Его философия в том, что пророк Мохаммед всегда защищал уязвимые группы, и если мы считаемся мусульманами, то мы не имеем права идти наперекор такому отношению.

Ислам и метамодернизм

Примечание: “метамодернизм” – понятие, отражающее изменения и состояние культуры с начала 1990-х годов до настоящего времени и пришедшее на смену понятию постмодернизм. Термин ввели в 2010 году голландские учёные и философы Тимотеус Вермюлен и Робин ван ден Аккер в своем эссе “Заметки о метамодернизме”.

Один из пунктов концепции метамодернизма говорит о том, что “впредь движение должно осуществляться путём колебаний между положениями с диаметрально противоположными идеями, действующими как пульсирующие полюса колоссальной электрической машины, приводящей мир в действие”.

В этом контексте такие феномены как квир-мусульмане или мусульмане-рокеры считаются более чем допустимыми и валидными. Возможно, это то, к чему мы придём в неолиберальном контексте.

Самый страшный грех

Конечно, это в первую очередь кажется удобным для самих ЛГБТ. Но если обратиться к консервативному исламу, то тут можно прийти к балансу: определить границы того, где есть ответственность общины, а где вторжение в личную жизнь отдельно взятого человека.

Среди всех грехов, которые прописаны в исламе, есть только один грех, который не прощается Аллахом никогда: это “ширк” – предположение, что может быть кто-то выше или кто-то кроме Аллаха, или может брать на себя его функции, в том числе быть судьёй кому-то. То есть в Коране чётко сказано, что единственным судьёй для человека является Аллах.

Источник

Поделись публикацией
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on VK
VK
Share on Tumblr
Tumblr
Pin on Pinterest
Pinterest

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

пятнадцать − 13 =