“Казахи не должны быть такими”. В чём причины гомофобии в Казахстане?

Почему гомофобия не связана с уровнем религиозности в стране, и как советское прошлое повлияло на отношение к ЛГБТ?

Летом 2018 года в Нур-Султане гомофобно настроенные местные жители заманили на квартиру 21-летнего гея. Там, по его словам, они пытали его, неоднократно изнасиловали, прижигали его тело утюгом.

Аян познакомился с одним из них в анонимном чате. На встречу с ним пришёл совсем не тот человек, что был на фото, поэтому Аян сказал, что ничего не получится. Но парень из чата попросил его остаться.

“Сейчас мы будем делать из тебя натурала”

“Он выпил и начал приставать ко мне. Получив ещё один отказ, он вышел в ванную и кому-то позвонил. После этого приехал ещё один парень”, – рассказывает Аян.

Аян пытался покинуть квартиру, но его начали резко и сильно бить по голове, из носа хлынула кровь, ушные хрящи были сломаны. Парня насильно раздели и бросили его одежду в стиральную машину, вероятно, чтобы скрыть следы крови. Аяна избивали до потери сознания, а также поочерёдно насиловали со словами: “Сейчас мы из тебя будем делать натурала”.

“Они говорили, что таких людей надо убивать, казахи не должны быть такими. Они якобы таким образом хотят очистить казахскую нацию. Также сказали, что геев можно насиловать, потому что они от баб ничем не отличаются”, – рассказал Аян.

По словам потерпевшего, нападавшие написали СМС его отцу с его телефона, прося денег.

“Они записали со мной видео, где заставили признаться, чем я занимаюсь, что я являюсь геем и где работаю, они отрицают, что снимали, но на записи есть закадровый голос одного из них. Отключив запись, он сказал, что, если я не дам им два миллиона, они выложат запись в YouTube”, – рассказал Аян.

На очной ставке с полицейским парни, по словам Аяна, объяснили свои действия тем, что ненавидят геев. Факт сексуального насилия они отрицают. Дело передано в суд, статью 120 УК РК “Изнасилование” убрали из обвинительного акта, так как экспертиза не показала наличие биоматериала подозреваемых.

“Факт насилия был, зачем мне врать? Просто экспертиза была проведена не сразу. Я пошёл на встречу где-то в половину полуночи, избивали с часу ночи до 5-6 утра, два часа я валялся голым и связанным на полу, где-то в полвосьмого мне удалось бежать, к восьми появились полицейские и “скорая”, меня увезли в травматологическое отделение, полтора часа приводили в сознание, зашивали. К обеду я дал показания, потом была судмедэкспертиза, но перед этим меня стошнило, и содержимое желудка вместе с биоматериалом таким образом не сохранилось”, – рассказал Аян.

В день госпитализации состоялась очная ставка между Аяном и подозреваемыми.

“Их привели в палату и поставили камеру. Задавали вопросы: откуда знакомы, как встретились, как душили ремнём, били бокалом, жгли? Они признались, что били, душили, пинали, жгли. Вымогательства не признают, про СМС отцу тоже отрицают. То, что снимали на камеру, отрицают, но там есть закадровый голос одного из них”, – рассказал Аян.

Аян получил закрытый перелом медиальной, промежуточной клиновидной кости без смещения костных отломков, ушиб левой кисти, закрытую черепно-мозговюу травму, сотрясение головного мозга, ушибленные раны головы, лица, термические ожоги I-II степени (от прижигания утюгом), ушибы мягких тканей.

Подробнее историю того вечера можно прочитать на портале Kok.team (осторожно: +18).

История Аяна получила широкий общественный резонанс. СМИ освещали её с разных позиций. Защищающие права ЛГБТ издания фокусировались на защите прав человека, подвергшегося пыткам, СМИ с более развлекательной подачей контента в большей степени делали акцент на экзотизации, преподнося историю как что-то скандальное и необычное.

Комментаторы в сети также разделились на два лагеря. Гомофобно настроенные люди писали либо что-то вроде “молодцы, парни, так их”, либо более сочувственно “хоть и гей, но всё-таки человек, зачем пытать”.

Этот кейс привлёк внимание к гомофобии в Казахстане и её различным сторонам. Разбираем разные стороны этой социальной проблемы.

Что говорят законы РК об ЛГБТ?

В Казахстане ЛГБТ и правозащитные организации в этой сфере не запрещены и не преследуются законом. Будучи частью международного сообщества, республика приняла и ратифицировала международные документы о правах человека и равноправии за исключением декларации ООН “О сексуальной ориентации и сексуальной принадлежности”, но вместе со странами Организации Исламской конференции Казахстан подписал альтернативное заявление, в котором выступил против дискриминации.

Антидискриминационных норм в законах также нет. Считается, что всё необходимое для защиты от дискриминации оговорено в Конституции, 14-я статья которой гласит о равенстве прав и обязанностей личности, равной защите прав государством и равной ответственности личности перед законом.

“Никто не может подвергаться какой-либо дискриминации по мотивам происхождения, социального, должностного и имущественного положения, пола, расы, национальности, языка, отношения к религии, убеждений, места жительства или по любым иным обстоятельствам”, – гласит Конституция РК, статья 14, пункт 2.

Пункт о неприемлемости дискриминации “по любым иным обстоятельствам” по умолчанию включает в себя любые меньшинства, то есть в идеале это должно распространяться на представителей ЛГБТ. Но в казахстанских законах нет дефиниции термина “дискриминация”, из-за чего в суде довольно сложно объяснить, что кого-то дискриминируют по “иным обстоятельствам”. Также до сих пор в силе документы, действие которых можно расценивать как косвенную дискриминацию.

В октябре на встрече с членами НСОД президент Касым-Жомарт Токаев, разговаривая с известным правозащитником, адвокатом Айман Умаровой, отметив важность её предложений, подчеркнул необходимость использования опыта зарубежных стран по внедрению норм антидискриминационного законодательства в РК.

До 1997 года Уголовный кодекс Казахской ССР содержал статью 104 – “Мужеложство”, по которой человека лишали свободы сроком до трёх лет. Сейчас Уголовный кодекс всё ещё содержит термины “мужеложство” и “лесбиянство” в 121-й статье УК РК “Насильственные действия сексуального характера”, которая полностью копирует 120-ю статью “Изнасилование”. Разница этих статей лишь в том, что 121-я рассматривает случаи не полноценного полового акта в традиционном понимании, а определённых действий, с ним связанных. Фактически разработчики Уголовного кодекса приравняли однополый секс к чему-то неестественному или имитации сексуального акта.

Казахстанские правила оказания услуг в области семьи и детей гласят, что основанием для отказа в опекунстве и усыновлении может быть нетрадиционная сексуальная ориентация заявителя.

В правилах приёма на службу в органы внутренних дел присутствуют пункты, согласно которым человеку можно отказать, если он проявляет признаки расстройства половой идентификации и сексуальной ориентации. При этом документ ссылается на устаревший Международный классификатор болезней, в котором более 10 лет назад нетрадиционная сексуальная ориентация перестала считаться отклонением и была исключена.

По словам адвоката Айман Умаровой, в Казахстане нет отдельного закона или отдельного квалифицирующего признака в отношении ЛГБТ.

“Например, мужчину из ЛГБТ насиловал сотрудник полиции, потому что он представитель геев. Возможно, он его шантажировал, и это было как бы добровольно. Он пострадал за свою ориентацию. Или бывает, что кто-то убил человека, потому что он представитель ЛГБТ, но за это нет наказания. Дело рассматривается как простое убийство, а квалифицирующего признака нет”, – говорит Айман Умарова.

“Это ужасный позор”

Взаимоотношения казахстанских представителей ЛГБТ со своими родителями и близкими часто бывают довольно сложными. Нередко в случаях насилия, связанного с гомофобией, или дискриминации родственников может больше заботить необходимость скрыть “пятно” на репутации семьи, чем правосудие.

К примеру, первой реакцией отца Аяна, о котором мы писали в начале материала, по его словам, был страх, что об ориентации его сына узнают родные. Он, по словам Аяна, пытался договориться со стороной нападавших о компенсации, чтобы на полученные деньги купить дом в глуши и поселить в нём Аяна и никто из общественности или родственников не узнал о том, кто его сын.

“Была бы моя воля, я купил бы дом в ауле, где никто тебя не знает, и в таком виде отправил бы жить. Так сказал отец, а затем ещё добавил, что если я рот открою, то он его потом закроет. Чтобы никто живой про меня и эту ситуацию не знал, потому что для них это ужасный позор”, – рассказал Аян.

Родители Аяна, по его словам, стараются не говорить о случившемся и скрывать это от других близких, большая часть родственников Аяна не знает, почему он весь в бинтах. Мать настаивает, чтобы Аян женился.

“Отец сейчас спокойнее реагирует, отошёл от эмоций”, – говорит Аян.

“Мы по-прежнему вас ценим и уважаем. Но эта история может развиться в скандал”

История ещё одного казахстанца – Кенеса (имя изменено) показывает, что ориентация вполне может стать причиной для дискриминации на работе. Также в нашем обществе нетрадиционная сексуальная ориентация всё ещё считается серьёзным компроматом, из-за которого человек может понести большие репутационные потери.

Как рассказал Кенес, он был вынужден уйти с работы из-за скандального инцидента, связанного с вопросом сексуальной ориентации. Работодатель попросил его написать заявление об уходе по собственному желанию. Кенес имеет многолетний стаж работы в сфере образования, обладает хорошей профессиональной репутацией.

“У меня претензий к руководителю нет. Я понимаю, что помимо законов есть ещё наш менталитет. При работе не то что не было проблем, но, напротив, бесконечные грамоты и похвалы. Из-за меня со всего района и города везли детей. Но теперь всё повернулось наоборот. После того как мне пришлось уйти, с руководителем у меня был долгий, обстоятельный разговор. Она сказала: “К вам наше отношение никогда не изменится. Мы по-прежнему вас ценим и уважаем. Но эта история может развиться в скандал”, – рассказал Кенес.

“Сейчас разденем догола и обоих на бутылку посадим”

Причиной скандала стало видео с участием Кенеса, которое распространили в Сети без его согласия. Кенес виртуально общался с молодым человеком. В один из дней он пришёл к нему на встречу. Молодые люди встретились во времянке, в которой работал и жил знакомый Кенеса. Помещение предоставили люди, пригласившие его на работу. Парни уже легли спать, когда в помещение ворвалась хозяйка времянки с мужем. По словам Кенеса, на тот момент они оба были одеты и не совершали никаких действий, которые могли бы кому-то показаться непристойными.

На видоезаписи видно, как женщина кричит на молодых людей, она крайне возмущена и сыплет упрёками наподобие “я ела хлеб с твоих рук”. Мужчина угрожает парням металлическим предметом и иногда бьёт их им же.
Когда Кенес пытается уйти, женщина кричит: “Куда ты уйдёшь? Сейчас разденем догола и обоих на бутылку посадим”.

Выяснилось, что женщина, как рассказал Кенес, давно следит за личной жизнью того парня, также она проверяла содержимое его телефона.

На видео женщина требует, чтобы парни извинились и встали на колени. Видео продолжается всего 8 минут и резко обрывается. По словам Кенеса, после того как его заставили извиняться на коленях, ему разрешили идти, перед этим отобрав сумку с личными вещами. Второй парень, выходец из соседнего государства, через некоторое время был вынужден покинуть страну. По словам Кенеса, это связано с непрекращающимися угрозами, а также с невыплатой зарплаты со стороны его работодателей.

Через несколько месяцев после случившегося кто-то опубликовал видео происшедшего в социальных сетях.

Вскоре Кенесу прислали скриншот с этого видео, это была пятница. Все выходные его телефон разрывался от сообщений со ссылками на запись.

В понедельник руководство предложило Кенесу экстренно подписать заявление об уходе по собственному желанию. Кенес работал преподавателем в частном учебном заведении, и на администрацию начали давить родители учеников.

“Вы имеете право на гнев и недовольство, но нужно знать границы”

Кенес подчёркивает, что не позиционирует себя просто как жертву или борца с гомофобией. Он считает, что прежде всего были нарушены его права, и хочет восстановить их:

“Я считаю себя жертвой, но не ущербным. И вопрос не в борьбе с гомофобией, а в том, что нарушены права человека. Она (женщина из видеоролика. – Авт.) повела себя по-хамски. Может, по её мнению, на это были причины, но человек должен нести ответственность, даже если его что-то возмущает. Есть законы и определённые пределы.

Даже если человек и совершает какой-то, по чьему-то мнению, неправильный поступок, и как они считают, это неблагоприятно сказывается на других, законы никто не отменял. Вы имеете право на гнев и недовольство, но нужно знать границы. Вопрос уже даже не во вмешательстве в частную жизнь, а в попытке унизить, оскорбить и разрушить мою жизнь вообще, безо всяких на то оснований”.

Кенес намерен через суд добиться наказания лица, распространившего видеоролик с его участием без его согласия, а также привлечь к ответственности хозяйку времянки, где всё произошло, за оскорбления, насильственное удерживание и по другим статьям УК РК.

Как проявляется гомофобия в обществе?

В Казахстане, по оценке экспертов, распространена неформальная дискриминация. Это вид ущемления прав человека, основывающийся на доминировании большинства, которое руководствуется укоренившимися стереотипами. В Казахстане в отношении представителей ЛГБТ есть определённые стереотипы, это клеймо извращенца, педофила, проститутки, наркомана, переносчика ВИЧ и прочие предрассудки.

Гомофобия в обществе часто выражается в косвенном, рационализированном виде. Классическая позиция обывателя: “Пусть живут как хотят. Главное, чтобы виду не показывали и вели себя как обычные люди”.

ЛГБТ-сообщества чаще всего закрытые, знакомства их представителей проходят анонимно, однако пример Кенеса, когда женщина следила за своим работником, показывает, что правило “не светиться” работает не всегда.

Согласно исследованию Фонда Фридриха Эберта, около 70% казахстанцев не хотят, чтобы рядом с ними жили представители ЛГБТ. В топе нежелательных соседей ЛГБТ вторые, они обогнали алкоголиков (64,6%), бывших заключённых (60,1%) и носителей ВИЧ (59,8%)26,1% из той же группы опрошенных признали, что у представителей ЛГБТ вообще нет прав, и ещё 11,7% заявили, что у них мало прав. 40,9% не смогли ответить на этот вопрос. Причём, по мнению респондентов, зачастую представители ЛГБТ-сообщества наряду с малоимущими и людьми с ограниченными возможностями не могут в полной мере воспользоваться своими правами, которыми юридически уже обладают.

Гей-браки в Нидерландах
Infogram

Нажмите на интересующую вас категорию в инфографике. Например, брак “между мужчинами и женщинами” или “между мужчинами и мужчинами”.

Почему Казахстан, как и многие постсоветские страны, гомофобен?

Говорить, что причина гомофобии в РК в том, что казахстанское общество религиозно, не совсем правильно. В мире существуют более религиозные страны, чем Казахстан, которые узаконили ЛГБТ-браки.

Источник pewresearch.org

Согласно опросам Фонда Фридриха Эберта, большинство казахстанцев одобряют религиозную деятельность, при этом в исследовании говорится, что по большей части это “взгляд со стороны”. Около 80% граждан называют себя верующими и только 7,7% выполняют все религиозные обряды, а 53,3% ограничиваются праздниками и некоторыми особо важными обрядами.

Ниже вы можете увидеть карту религиозности в мире. Данные собраны изданием Telegraph на основе исследований американского института общественного мнения – Институут Гэллапа. Чем темнее территория, тем религиознее граждане государства. США, Мексика, большая часть Южной Америки и Южная Африка и некоторые страны Европы – это государства, которые легализовали ЛГБТ-браки, будучи гораздо религиознее Казахстана.

Ещё одна причина презрительного отношения к ЛГБТ в том, что в Казахстане, как и в других постсоветских странах, сохраняется так называемая тюремная психология, считает социальный психолог Светлана Рудой. Массовые ссылки и участие в двух мировых войнах – это почти столетний период истории, который сформировал культуру взаимоотношений агрессивного доминирования. Секс в такой культуре стал инструментом подавления воли. В таких условиях кто-то отличающийся или более слабый не имеет права жить.

“Люди до сих пор боятся полиции и воспринимают встречу с ней как наказание, а не как защиту. Самое страшное, что в данной культуре, – секс перестал был способом продолжения рода и чем-то чувственным, а превратился в инструмент агрессивного подавления воли человека”, – считает Светлана Рудой.

К тому же гомосексуальные отношения довольно долго были официально вне закона, из-за чего ненависть к “не таким” среди простых людей стала ещё сильнее. Поэтому среди родителей до сих пор жив страх, что их или их детей могут научить неправильным, запретным вещам. Это сыграло роль в истории Кенеса, которую мы привели выше.

“Сложно отделить профессиональные качества от личностных. Родителям, которые думают архаично, сложно отделить профессиональную роль человека от личной жизни. По сути, мы лишаемся очень хорошего учителя, потому что он не имеет права на личную жизнь. Они боятся этого касаться, боятся той картинки, которую у себя в головах нарисовали, а также боятся разбираться и читать об этом”, – говорит Светлана Рудой.

Отсюда, по мнению Рудой, возникла и высокая терпимость социума к изнасилованию “неправильных” женщин. В данном случае к “неправильности” можно отнести манеру одеваться, проявление свободы воли, неподчинение авторитетам.

Тем не менее нельзя отрицать влияние религии, на основе которой сотни лет складывалась общественная жизнь страны. Почти во всех странах, которые легализовали однополые браки, преобладает христианство, тогда как в Казахстане доминирует ислам. Эти религии имеют общие корни, но отличаются тем, что христианство более старая религия, которая, претерпев множество изменений, стала более толерантной.

Светлана Рудой рассказывает, что казахстанское общество сохраняет традиционность, которая не приемлет ярких проявлений чувств на людях, также порицается открытое обсуждение интимных связей независимо от сексуальной ориентации.

Как работает процесс отрицания нового?

По словам психолога Светланы Рудой, традиционное общество стремится сохранить стабильность любыми из возможных способов. Агрессия и ненависть, согласно зарубежным исследованиям, особенно повышаются в период трансформаций. В этом контексте представители ЛГБТ-сообщества и феминистки становятся “слишком громкими”, заявляя о том, что может нарушить систему, считает Светлана.

“В обществе можно услышать фразу: “Вы делайте что хотите между собой, но только тихо”. Мы имеем дело с явным разделением общества на “своих” и “чужих”. Чужие непонятные и странные, нарушающие архаичные традиционные законы”, – рассказывает Светлана Рудой.

Гонения людей, существование которых влечёт за собой большие трансформации, существовали всегда. Если в Средневековье выискивали ведьм и отлучали от церкви учёных, то теперь их заменили люди с другой идентичностью. Здесь не важна сексуальная ориентация. Главное, как человек выглядит и чувствует себя внутри своего тела, считает Рудой.

Эффект “зловещей долины”

Иррациональный страх перед чем-то новым и непонятным выработался в человеке в процессе эволюции. В 2014 году журнал Current Biology напечатал отчёт об эксперименте, который показал, что мозг людей с либеральными и консервативными взглядами по-разному реагирует на раздражители. В настоящее время учёные под либералами или консерваторами не имеют в виду принадлежность к партийным системам, а подразумевают людей, которые придерживаются старых устоев или тех, кто толерантен к изменениям. Оказалось, что мозг консерваторов более “ранимый” и сильнее концентрируется на отклонениях от нормы. Это защитный механизм, который выработался в процессе эволюции, когда поддержка старого порядка вещей помогала выживать.

В 2017 году эксперимент, поставленный в Йельском университете доказал, что приверженность к консерватизму не является чем-то незыблемым. Люди, которые чувствуют себя в безопасности, становятся более толерантными к отклонениям от нормы. В то же время, если сильно напугать человека с либеральными взглядами, то это может привести к тому, что он начнёт думать консервативно.

В мозгу человека существует ещё один механизм, вызывающий страх перед непонятным. Один из них называется “зловещая долина”. В 1978 году японский учёный-робототехник Масахиро Мори выяснил, что нельзя создавать роботов, слишком похожих на человека. Наиболее человекоподобные роботы неожиданно оказались неприятны людям и вызывали у них чувство дискомфорта и страх.

Точная причина эффекта зловещей долины до сих пор не выяснена, но существует теория, что замечаемые человеком отклонения от “нормальности” вводят его в состояние когнитивного диссонанса. Он не знает, как реагировать на чуждое и непонятное и не может проявить эмпатию к пугающему его существу.

Эффект зловещей долины можно ощутить, когда кто-то внешне никак не отличается от человека, но двигается не так естественно либо его движения не отличаются от человеческих, но внешне видно, что это не человек. Иррациональный страх мы нередко ощущаем при виде мёртвых людей, также эффектом зловещей долины часто пользуются в кино. Создатели ужасов и триллеров часто используют персонажей, эмоции которых сложно понять и предугадать. Мультипликаторы, наоборот, стараются создавать нарочито мультяшных персонажей, чтобы дети не боялись смотреть на экран.

Общество будет меняться

По словам Светланы Рудой, казахстанское общество будет меняться, станет толерантнее, но оно не будет таким, как американское или европейское. У Казахстана своя культура, которая ассимилируется с новыми принципами, и казахстанское общество, по её мнению, выйдет на новый социальный уровень. Это эволюционный шаг, который общество должно сделать, чтобы принять новое.

“Мы это видим по госпрограммам, по вводимым изменениям. Я понимаю, что людям, которые отличаются по определённым признакам, очень тяжело, что бы они ни сказали или ни сделали, для определённой массы они будут чужими. Это сложно и больно”, – говорит Светлана.

Схожая позиция и у депутата Ирины Смирновой. По её словам, обществу необходимо время для смены существующей парадигмы и избавления от остатков “зоновской” культуры.

“Наши законы не запрещают, но и многого не разрешают. Государство абсолютно толерантно, но общество ещё не принимает таких людей. Они вынуждены менять устои общества, а это не так просто. Элементарно, сейчас оценки в школе поменяли, и общество уже это воспринимает. Когда-то в Германии ЛГБТ жестоко преследовали по закону, а прошло несколько десятков лет, и у них проводят гей-парады”, – говорит член Комитета по финансам и бюджету Мажилиса Парламента РК Ирина Смирнова.

Также Смирнова считает, что представители ЛГБТ должны отстаивать свои права законными способами, если хотят ускорить процесс принятия обществом.

“Наша страна очень толерантна, но нужно время или какое-то действие. Если кто-то призывает к насилию, он должен нести наказание. Необходимо подавать в суд, и постепенно будут изменения. Не знаю, нужно ли их ускорять, а если ускорять, то нужно просто требовать выполнения своих прав и уважения к себе законными способами”, – заявила Ирина Смирнова.

По мнению правозащитника Айман Умаровой, если в Казахстане будет принято антидискриминационное законодательство, то в нём должны быть конкретизированы все аспекты жизни человека, включая его работу.

“Нужно изучать лучший опыт других стран. Дискриминация есть везде, – говорит Айман Умарова. – Люди говорят о своих правах, но часто забывают о правах других людей. Ни в каком законе не написано, что гея нельзя брать на работу. Наши люди не привыкли уважать права других людей. Поэтому я думаю, что это серьёзный вопрос. Я хочу сказать всем, кто является чиновниками или представителями правоохранительных органов, и всем, кто соприкасается с госслужбой, что, прежде чем приступать к работе, они должны прочитать конвенции, которые принял Казахстан”.

Источник

 

Сподобалось? Знайди секунду, щоб підтримати нас на Patreon!
Поділись публікацією