История пятилетнего ребенка-трансгендера

В 2018 году родители Луиса разрешили ему ходить в женской одежде по улицам их городка, который находится в штате Санта Катарина на юге Бразилии. Вскоре кто-то позвонил на горячую линию министерства по делам женщин, семьи и правам человека и пожаловался на них.

Человек, не пожелавший называть свое имя, заявил, что родители Луиса “подталкивают его к тому, чтобы одеваться как девочка”, в результате чего он подвергается травле в школе. Делом тут же занялась прокуратура.

“Для на нас это был большой удар. Ситуация казалась мне абсурдной”, – вспоминает отец Луиса – Сезар.

“Вел себя как гомофоб”

Полицейский по профессии, Сезар переосмыслил свои взгляды на гендерные вопросы после того, как его сын стал носить женскую одежду.

“Раньше, бывало, я вел себя как гомофоб. Но я пересмотрел все это, – рассказал он “Би-би-си”. – Я понял, что шутки и комментарии могут быть очень оскорбительными”.

Мать Луиса тоже потрясла поступившая жалоба. “Это была очень непростая ситуация. Больше всего я боялась, что его кто-нибудь обидит”, – говорит Мария. Они с Сезаром разошлись, но продолжают воспитывать детей вместе.

Прокуратура провела расследование в попытке выяснить, были ли нарушены права Луиса, и в конце концов пришла к выводу, что ничего такого не произошло.

“Родители твердо и уверенно объяснили, что мальчик сам отдает очевидное предпочтение одежде и украшениям девочек, без давления со сторон третьих лиц”, – подчеркнули в прокуратуре.

27 ноября 2018 года дело было закрыто. Родители Луиса не рассказывали ему о расследовании.

“Он еще маленький, и есть вещи, в которые посвящать его, как нам кажется, еще неуместно”, – объясняет Мария.

Совет психолога

Луис часто просит, чтобы его называли Луизой, говорят родители. По их просьбе в этой статье мы используем по отношению к Луису местоимение “он”, так как вопрос гендерной идентификации находится на начальной стадии рассмотрения в их семье.

Сезар и Мария убеждены, что это лишь вопрос времени, и рано или поздно к Луису нужно будет обращаться только как к девушке.

Два года назад родители Луиса решили обратиться за советом к психологу и пришли к выводу, что их сын – трансгендер.

“Он сказал, что не хочет бороду и не хочет быть мужчиной, – вспоминает Сезар. – Он начал просить одежду и аксессуары для девочек”.

Сезар поделился с Би-би-си, что изначально ему было непросто понять своего сына, но он всегда старался уважать его волю.

“У нас в полиции работают в основном мужчины. Все ожидали, что я надавлю на своего сына. Но я настроен более либерально и уважаю его желания, – добавляет он. – Многие думали, что мне будет стыдно за сына, но я им очень горжусь”.

Сезар и Мария разрешили Луису носить женские украшения, такие как бантики и заколки, когда ему было три года.

Невидимые случаи

Александр Сааде, психиатр и эксперт по гендерной идентичности, отмечает, что такие факторы, как игрушки, с которыми играет ребенок, не определяют его гендерную идентичность.

“Трансгендером его делает тот факт, что он или она внутренне не соответствует тому полу, с которым этот ребенок родился”, – объясняет психиатр.

Ребенок может начать проявлять признаки того, что с ним это происходит, с трехлетнего возраста, – добавляет Сааде.

“Это зависит от конкретного ребенка. Но на данном этапе они начинают показывать, кем они являются и что их интересует. Все это поддается наблюдению”, – говорит он.

Сааде настаивает, что примеры детей-трансгендеров существовали на протяжении истории человечества всегда, но им не уделяли должного внимания.

“Многие из этих случаев были – и есть – невидимыми”, – добавляет он.

Будущее

Сезар и Мария еще не принимали никаких решений по поводу потенциального трансгендерного перехода Луиса.

Они считают, что через несколько лет их сын захочет юридически изменить свой пол и начнет гормональное лечение. “Но о том, как мы будем это делать, мы еще не думали”, – говорит Сезар.

В коротком разговоре с Би-би-си сам Луис выразил радость по поводу того, что его дядя по материнской линии начал принимать его таким, какой он есть.

“Он меня теперь поддерживает”, – сказал мальчик о родственнике, который, по его словам, религиозен и изначально не понимал, почему Луис носит женскую одежду.

Луис осознает, что людям трудно принимать его решения.

“Это потому, что я не такой, как все. Я родился мальчиком, но я девочка, – говорит он. – Но это не проблема”.

Сейчас, в 2020 году, Луис надеется, что осуществится то, о чем он мечтает последние два года: он сможет носить форменную юбку в школе.

“Я считаю, что время пришло”, – отмечает Сезар.

Да, отец-полицейский опасается, что его сына могут травить, но он абсолютно уверен, что должен уважать решения сына.

“Он прекрасный и разумный ребенок, – говорит он. – Я очень горжусь, что у меня такая дочь”.

Сам Луис, еще не осознающий, какие трудности могут ждать его в будущем, уже строит на него планы.

“Я хочу быть изобретателем или моделью”, – размышляет он.

Имена героев материала изменены по их просьбе

Источник

Поделись публикацией
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on VK
VK
Share on Tumblr
Tumblr
Pin on Pinterest
Pinterest