Госпропаганда и хейт: как режим Лукашенко травит ЛГБТ-сообщество

Беларуские власти никогда не отличались толерантностью к ЛГБТ-сообществу, а в последнее время против него началась настоящая травля в госСМИ и социальных медиа.

В последние месяцы белорусский режим начал активно травить ЛГБТ-сообщество страны – через силовые структуры, госСМИ и провластные телеграм-каналы. ГУБОПиК (подразделение МВД Беларуси. – Ред.) вынуждает задержанных рассказывать на камеру о своей личной жизни, как это было, например, при задержании сотрудника компании A1 Николая Бределева. А телеграм-канал госпропаганды “Желтые сливы” публикует видео и посты, оскорбляющие не только отдельных людей, но и целые организации. DW попыталась разобраться, с чем связана новая волна преследований и как такая пропаганда влияет на белорусское ЛГБТ-сообщество.

“Никакое общественное мнение эти каналы не формируют”

ЛГБТ-инициатива “Новые регионы” появилась в Могилеве три года назад. Активистам надоело слышать, что Могилев – гомофобная столица Беларуси, и они решили это изменить и поднять проблемы ЛГБТ-сообщества в городе.

В 2020 году они сняли фильм об ЛГБТ-людях Могилева. А через год его заметил прогосударственный телеграм-канал “Желтые сливы” и представил инициативу как “рассадник ЛГБТ-пропаганды”. Однако среди активистов этот пост остался незамеченным.

“Очень забавно, что один из главных пропагандистских каналов смог сгенерировать только 5-10 человек, которые пришли под наш фильм о ЛГБТК-людях Могилева и написали там какие-то гадости. Но этого мы тогда не знали, а сопоставили уже сейчас, по датам”, – говорит Костя, сокоординатор инициативы. По его мнению, этот пример говорит о том, что “никакое общественное мнение эти каналы не формируют”.

У белорусских силовиков “мандат на безграничное насилие”

Активист считает, что новая волна преследований в отношении представителей ЛГБТ-сообщества – это очередной повод найти врага среди уязвимых и слабых, потому что дискредитировать оппозицию не получается.

“Эта история с Колей Бределевым многих очень сплотила. Когда над человеком происходит насилие путем демонстрации его интимных фото, секс-игрушек, признаний на камеру, то тут очень четко видно, что зло не этот человек, а люди, которые с ним это делают. Но это все равно внушает страх, потому что у тех людей есть мандат на безграничное насилие”, – говорит представитель “Новых регионов”.

Он также отмечает, что оппозиционные каналы, которые публикуют информацию, о том, что кто-то из соратников людей у власти – геи, поступают не лучше государственных провокаторов: “Они бьют той же палкой по ЛГБТК-сообществу, только держат ее с другого конца”.

“Я сам подвергся гомофобной травле в 2020 году, надо мной издевались в РОВД из-за моей ориентации, а позже мою личную информацию выложили в паблик. Фиксация на этой теме у них давняя”, – добавляет Костя.

В последнее время “Новые Регионы” практически перестали проводить мероприятия в Могилеве. Это связанно с тем, что в целом происходит в НГО-секторе Беларуси: организации ликвидируют, активистов и активисток сажают. В этих условиях многие чувствуют себя небезопасно.

Объектом хейта может стать даже государственная организация

В ходе травли белорусского ЛГБТ-сообщества досталось не только частным инициативам, но и одной из государственных организаций. Республиканское молодежное общественное объединение “Встреча” обвинили в “ЛГБТ-пропаганде”, поскольку у них есть финансирование из “прозападных фондов” – Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией. Информация появилась на провластном телеграм-канале “Желтые сливы”.

Основная деятельность “Встречи” – это комплексная помощь людям с ВИЧ и туберкулезом, которые попали в тяжелую жизненную ситуацию. К ним, в том числе, обращаются мужчины, имеющие секс с мужчинами, что и привлекло внимание упомянутого выше телеграм-канала. Но эти обращения идут исключительно в контексте вопросов здоровья.

Сама организация работает по проекту международной технической помощи “Укрепление национальной системы профилактики, лечения, ухода и поддержки в связи с ВИЧ и туберкулезом в Республике Беларусь”. Основной получатель этой помощи – Республиканский научно-практический центр медицинских технологий, информатизации, управления и экономики здравоохранения, под управлением которого и работает “Встреча”.

Как оказалось, в самой организации даже не заметили, что стали объектом хейта со стороны провластного телеграм-канала. Координатор одного из направлений прокомментировал: “Наша цель не лезть в политику, а помогать людям с действительно важными проблемами. Как люди обращались за помощью, так и продолжают. Не могу утверждать, что это как-то повлияло на результативность нашей работы”.

“Дискриминация ЛГБТК на госканалах легитимирует насилие”

Дарья, активистка инициативы “Идентичность и право”, защищающей права представителей ЛГБТ, говорит, что до выборов 2020 года ощущалась оттепель для гражданских активистов.

“Процесс оттепели начался, как мне кажется, примерно в 2014-м: масштабный протест против фальсификации выборов, который случился в 2010 году, не грозил повториться, и власти стали несколько ослаблять репрессивную хватку. Но нельзя сказать, что репрессии вообще исчезли. Например, все эти годы сотрудники ОМОНа приходил на гей-вечеринки, где неправомочно переписывали данные присутствующих, часто унижая и оскорбляя их”, – говорит Дарья.

Кроме того, по ее словам, у милиции была и есть практика профилирования трансгендерных людей и мужчин-геев. “Информация о них собирается в базу данных, потому что силовики считают эти сообщества потенциально преступными, о чем МВД заявляло вполне открыто”, – уточняет Дарья.

По ее наблюдениям, все больше активисток и активистов, а также людей из ЛГБТ-сообщества уезжают за границу, поскольку чувствуют себя небезопасно в Беларуси. Работать в таких условиях очень сложно, так как приходится не привлекать к своей деятельности внимание.

“Гомофобия на государственных каналах информации делает проявления дискриминации и насилия против ЛГБТК-людей легитимными. Это сигнал к тому, что преступления, совершенные из гомофобных или трансфобных мотивов, не будут расследоваться и наказываться, что власти их одобряют”, – говорит активистка.

По ее мнению, государство само инициирует преследование. “А это очень серьезная и опасная ситуация, потому что даже без подбадривания такие преступления происходили, и добиться адекватного ответа со стороны милиции и судов было очень сложно”, – отмечает Дарья.

“У пострадавших нет доверия к государственным структурам”

По ее словам, после августа 2020 года к инициативе “Идентичность и право” за помощью обратилось немного больше людей, чем обычно, – добавилось те, у кого появились проблемы в связи с репрессиями. “Например, в августе-сентябре 2020 года были обращения от трансгендерных людей, которые хотели подать жалобу на унижающие достоинство условия заключения. Но значительного роста обращений не было, поскольку пострадавшие чаще обращались в профильные правозащитные организации, например, в “Вясну”, – рассказывает активистка.

Дарья говорит, что пострадавших от дискриминации и насилия всегда было непросто уговорить написать заявление в милицию. Сейчас это стало делать еще сложнее, поскольку у людей нет доверия к государственным структурам: “У нас было несколько случаев, когда пострадавшие от гомофобных нападений прямо говорили, что не пойдут в милицию, которая их жестко задерживала во время протестов. Они не верят силовикам и просто не могут их больше видеть”.

По мнению представительницы инициативы, если до 9 августа 2020 года сотрудничество с государством было возможно, то после оно потеряло всякий смысл. “Правовой дефолт и тотальная политика молчания и пассивности ставят крест на такого рода взаимодействии”, – заключает она.

Источник

Поділись публікацією