Гомосексуальность и трансгендерность исключены из числа заболеваний

Всемирная организация здравоохранения исключила трансгендерность и «эгодистоническую гомосексуальность» из списка психических заболеваний.

В новой, 11-й редакции Международной классификации болезней (МКБ-11) изменены формулировки, определяющие патологии в сфере сексуальной жизни.

Сейчас действует 10-я редакция документа, вступившая в силу в 1992 году. Работа над одиннадцатым пересмотром к настоящему времени завершена. В 2018 году окончательный вариант был опубликован на сайте ВОЗ, утверждён в рамках 72 сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения и вступит в силу с 1 января 2022 года.

Необходимость регулярного пересмотра классификации связана с тем, что прогресс медицины и новые результаты клинических исследований нередко меняют устоявшиеся представления о болезнях.

Однако решение о том, что считать нормой, а что — патологией, не всегда основывается лишь на медицинских выводах. Это зависит и от господствующих в обществе взглядов. Ведь то, что признается патологией, нужно исправлять — медицинскими или любыми другими мерами. Поэтому в таких чувствительных и эмоциональных вопросах, как психическое здоровье и сексуальность, влияние мировоззренческих сдвигов на медицину оказывается значительным.

Их роль признала в итоговой статье группа экспертов, работавшая над документом. Специалисты ставили во главу угла защиту прав человека. Медицина должна учитывать этот аспект: ведь она отвечает за человеческое благополучие.

Гомосексуальность полностью исключена из числа патологий

В МКБ-11 окончательно исчезли какие бы то ни было упоминания сексуальной ориентации как медицинской проблемы. Отношения с лицами любого пола (или с теми, кто не определился со своим гендером), если это взрослые, дееспособные люди, теперь не представляют медицинского интереса.

Нужно сказать, что и МКБ-10 не считал различную сексуальную ориентацию патологией. Но в случае желания человека избавиться от гей-ориентации, «больной» мог получить диагноз и лечение.

Переживания по поводу собственного влечения могут стать причиной депрессий, таких как «расстройство полового созревания» или «расстройство сексуальных отношений».

МКБ-10 не отрицает, что они могут иметь место, но эксперты не считают, что в данном случае требуется особый подход. Депрессия — это просто депрессия.

В докладе группы сказано: «Учитывая, что выражение однополой ориентации по-прежнему подвергается сильной стигматизации в некоторых частях мира, психологические и поведенческие симптомы, наблюдаемые у людей, не являющихся гетеросексуалами, могут быть продуктом враждебных социальных реакций, а не выражением психопатологии.

Эта точка зрения подтверждается эмпирическими данными исследований. Насилие, стигма, отчуждение и дискриминация, связанные с однополой ориентацией, являются всемирным явлением. Поэтому рабочая группа пришла к выводу, что ярлык болезни не должен прикрепляться к социальному „диагнозу“.

Влияние стигмы — не сфера психиатрии

„Однополая ориентация проявляется со временем; этот процесс обычно начинается в позднем детстве или в раннем подростковом возрасте. Зачастую в социальной среде существует значительный уровень противодействия геям, что приводит к стрессу“.

Однако стресс, вызванный стигмой, не может рассматриваться как признак психического расстройства в рамках социального конфликта.

Концепция эгодистонической гомосексуальности (её болезненного переживания самим человеком) не нашла подтверждения в МКБ-11. Впервые она появилась в числе психических расстройств в годы попыток борьбы с „гомосексуализмом“.

МКБ-10 исходила из того, что хотя гей-ориентация сама по себе не может быть расстройством, она могла по-прежнему стать основанием для диагноза, если человек был обеспокоен своей гомосексуальностью.

Но в МКБ-11 стресс и беспокойство, связанные с социальной враждебностью, не будут рассматриваться как психическое расстройство.

Сегодня любые попытки изменить сексуальную ориентацию считаются выходящими за рамки врачебной этики.

Трансгендерность — не болезнь

Один из самых сложных вопросов в этой сфере — это медицинская помощь людям, считающим себя мужчиной, родившимся в теле женщины (и наоборот), испытывающим огромные страдания от несовпадения анатомического пола с собственным самоощущением и готовым на хирургические операции и гормональную терапию, чтобы это несоответствие устранить.

Еще не так давно этих людей считали психически нездоровыми и пытались лечить от мании. Если же отказаться от этого подхода, автоматически ли это означает, что гендерное несоответствие (дисфория) — норма, не требующая вмешательства врача?

Эксперты посчитали нужным принять компромиссное решение. Трансгендерность исключена из списка психических расстройств, но по-прежнему рассматривается как медицинская проблема. Это снимает с трансгендеров стигматизирующий диагноз, позволяющий их преследовать или ограничивать в правах, но оставляет в сфере внимания медицины.

Нестабильное состояние очень часто заставляет таких людей принимать гормональные препараты. Поэтому признание трансгендеров полностью здоровыми может сослужить им плохую службу. В некоторых странах им просто перестанут оказывать какую-либо помощь.

Педофилия, зоофилия и некрофилия никогда не станут нормой

Необходимо ответить на распространенный обывательский вопрос: означает ли изменение подхода, что, с точки зрения медиков, в сексе теперь „разрешено“ все — вплоть до растления детей и сношения с собаками? Разумеется, нет.

Определенные виды влечений классификация по-прежнему относит к перверсиям (парафилиям, девиациям). Критерием в этом случае выступает не чья-то внешняя оценка. Главное — это возможное влияние подобных предпочтений на других людей и живых существ.

Перверсиями признаются любые сексуальные действия в отношении тех, кто в силу возраста, биологической природы и других обстоятельств не может дать полноценное согласие на секс.

Поэтому в соответствии с этой логикой педофилия, зоофилия и некрофилия не могут и никогда не будут считаться нормой. Подобные влечения признаются патологией. Кроме того, перверсиями считаются любые действия сексуального или „околосексуального“ характера, совершаемые без согласия второго лица и способные доставить ему психологический дискомфорт.

Подглядывание и эксгибиционизм тоже относится к перверсиям.

Желание и действие — не одно и то же

Эксперты указывают, что для оценки сексуальных перверсий важно действие, а не испытываемое желание само по себе. Поэтому, например, авторы классификации предпочитают говорить о педофильном расстройстве. Это делается во избежание стигматизации тех, кто, несмотря на внутренние побуждения, не совершает никаких непозволительных действий в отношении детей.

Новая классификация не будет считать патологией любые сексуальные практики, совершаемые по взаимному согласию взрослыми людьми, — какими бы необычными они ни были. В соответствии с этой логикой, эксперты предлагают рассматривать как особое расстройство принудительный садизм — причинение партнеру боли без его согласия.

Исключение из упомянутого принципа делается для слишком опасных практик, которые способны повлечь за собой увечье или смерть.

Источники: „Новые Известия“, „Мировая психиатрия“ (Издание Всемирной психиатрической ассоциации»).

Источник

Поделись публикацией
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on VK
VK
Share on Tumblr
Tumblr
Pin on Pinterest
Pinterest

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × три =