Генри Голдинг ищет замкнутость, играя гея в фильме «Муссон»

Генри Голдинг (Henry Golding), малазийско-английский актер, который прославился в 2018 году в фильме «Безумно богатые азиаты», выбирал свои последующие роли, чтобы противостоять тому, что происходит с безумно красивыми людьми (он также был моделью и телеведущим, и есть много предубеждений, которые мешают продвигаться по карьере с таким багажом). В двух главных романтических комедиях, в которых он участвовал, — и в «Азиатах», и в «Рождестве на двоих», — он был очаровательным пустым местом.

В третьем полнометражном фильме Хонга Хау «Муссон» Голдинг играет Кита, уроженца Вьетнама, гражданина Великобритании, который возвращается в страну, где он родился, через 30 лет после того, как его тайно вывезли из Сайгона вместе с семьей. Ему и его брату Генри (Лам Виссей) родители запретили возвращаться, но через год после смерти матери Кит возвращается во Вьетнам с ее прахом и отправляется в путешествие приключений, чтобы вновь вступить в контакт с культурой, которую он знает только из вторых рук. В то время как он навещает своего двоюродного брата Ли (Дэвид Тран), который остался там, и завязывает отношения с Льюисом (Паркер Сойерс), парнем, с которым он встретился на ночь, но знакомство плавно переросло в нечто большее.

И вот в чём тут дело. Как и предыдущая работа Хау — особенно «Ритмично напевая» 2014 года, еще одна гей-тематическая история, которая происходит после смерти, — он заинтересован в смещении между молчанием, неспособностью общаться, поиском закрытия.

«Я думаю, что у Хонга есть очень особенный способ создавать и вытягивать правду из тишины», – сказал Голдинг, – «это то, о чем мы говорили. Мы, как люди, не склонны изображать нашу тревогу, наш дискомфорт, нашу загадочную природу. Она действительно сидит внутри нас. Цель Хонга состояла в том, чтобы изобразить это в этих долгих паузах, в эти тревожные моменты, когда Кит выглядит смущенным и неуместным в этой чужой среде, к которой он принадлежал, потому что он вьетнамец».

Большая часть фильма состоит из длинных, статичных кадров Кита, возвращающегося к тому, что он помнит из своего прерванного детства. В естественном освещении фильма у Голдинга нет той ослепительной кинематографии, которая сделала его таким потрясающим физическим объектом желания в его романтических комедийных ролях. Но он крепкий, сексуальный и достижимый — не идеал, а создание из плоти и крови. (И щетина очень ему идёт).

Его исполнение такое же приглушенное, как и весь фильм, также как прожитые моменты, но без вспышки, которая завоевывает награды и приводит к гиперболе. Его спокойствие эффективно. И Кит медленно загорается всякий раз, когда Льюис рядом – модельер, чей отец воевал на войне и у которого все еще могут быть сублимированные установки американского империализма, укоренившиеся в его манере. (Отец Сойерса был ветераном Вьетнамской войны.)

Сексуальность Кита здесь вторична, хотя и вписывается в путаницу, окружающую его личность. Голдинг не сразу согласился принять роль – в том, что он идеально подходит, его убеждил режиссёром. «В молодости, находясь между этими двумя культурами – наполовину малайзийской и наполовину английской, – я всегда путался в том, кто я такой и какую культуру я представляю», – сказал актер, – «Я никогда не был достаточно азиатом. Я никогда не был достаточно англичанином. Это то, до чего Кит должен докопаться. Режиссер фильма Хонг Хау очень красиво формулирует это: Являетесь ли вы продуктом своей натурализации или культурного происхождения? Разве британский паспорт делает из меня британца? Или потому что я родился в Малайзии, значит ли это, что я малазиец?»

Его нерешительность также подпитывалась тем, что он был гетеросексуальным актером, взявшим на себя роль гея.

«Раньше я был парикмахером, поэтому в моем окружении в молодости было много этих сильных, веселых, независимых мужчин», – сказал он. – Да, я понимаю, и я очень уважаю эту культуру. Да и вообще можно много говорить и оправдывать натурала, взявшего на себя роль гея».

Ему не стоило волноваться. Он оправдывает себя с ненавязчивым достоинством, хотя фильм может показаться медленным или бесцельным для многих зрителей. Тем не менее, есть одна вещь, которую фильм «Муссон» делает очевидной: Генри Голдинг может предложить больше, чем то, что изначально бросается в глаза.

Источник

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.