«Если для меня есть туалет, значит, я существую». Почему в США защищают небинарных людей

В конце октября в США произошло важное событие для людей, не относящих себя ни к мужчинам, ни к женщинам: Госдепартамент выдал первый паспорт, где в графе «Пол» было указано «Х». Документ выдали интерсекс-активисту Дане Ззииму, ветерану военно-морских сил США. Это стало еще одним шагом администрации Джо Байдена в борьбе за права представителей ЛГБТК+-сообщества. «Газета.Ru» — о том, что эта и другие меры дают небинарным людям.

В конце октября в США впервые выдали паспорт, в котором в графе «Пол» стояла буква «X». Это означает, что у одного из граждан страны, не относящих себя ни к мужчинам, ни к женщинам, появилась возможность выезжать за границу и не делать выбор, какого пола он будет по документам.

«Государственный департамент продолжает процесс обновления своей политики относительно гендерных определений в паспортах США и свидетельствах о рождении, чтобы лучше служить всем гражданам США, независимо от их гендерной идентификации», — говорилось в заявлении представителя Госдепартамента Неда Прайса.

В нем уточнялось, что обещание ввести третий вариант, который можно указать в графе «Пол», Госдепартамент давал в июне 2021 года — теперь право для небинарных, интерсексуальных и гендерно-неконформных людей не относить себя по документам к какому-либо полу, было впервые реализовано.

Дана Ззиим. Thomas Peipert/AP

О том, кто стал первым получателем паспорта с буквой «X» в графе «Пол», официально не сообщалось. Однако правозащитная организация Lambda Legal рассказала СМИ, что это Дана Ззиим — 63-летние интерсекс-активист, ветеран военно-морских сил США, предпочитающий, чтобы о них говорили в гендерно-нейтральных местоимениях («они/их»).

Дана Ззиим, родившиеся с двойственными половыми признаками, по решению родителей были воспитаны как мальчик — как говорится в заявлении Lambda Legal, боровшейся за выдачу им гендерно-нейтрального паспорта, Дана прошли «необратимую, болезненную и с медицинской точки зрения ненужную процедуру». О том, что они родились интерсексом, Дана Ззиим узнали только после службы в армии.

За право получить паспорт, где не будет указан ни мужской, ни женский пол, они боролись несколько лет, получая отказы в суде.

«Мы почти разрыдались, когда открыли конверт, вытащили мой новый паспорт и увидели жирный штамп «X» в графе «Пол», — говорится в заявлении Даны Ззиима, которое цитирует Reuters.

Позже в телеинтервью Дана Ззиим рассказывали: «Когда вам отказывают в доступе куда-то, вы чувствуете себя, как в тюрьме. Мне бы хотелось отправиться на рыбалку в Коста-Рику или Мексику или еще куда-то. Так что это будет моей первой сбывшейся мечтой».

Дело в том, что во время президентства Барака Обамы было сделано несколько шагов в этом направлении, однако с приходом в Белый дом Дональда Трампа ЛГБТК+-люди утратили ряд прав.

Так, в 2017 году распоряжением администрации Дональда Трампа в образовательных учреждениях закрыли специальные туалеты для трансгендерных людей. Кроме того, в медицинских учреждениях пациентов обязали указывать при поступлении свой биологический пол.

При Дональде Трампе также ограничили возможности для трансгендерных людей служить в армии: если в 2016 году еще при Обаме им это разрешили, то 45-й президент, заняв кресло в Овальном кабинете, заявил, что трансгендеров в ряды вооруженных сил принимать не будут. В 2019 году, после долгих судебных разбирательств, было постановлено, что люди, совершившие коррекцию пола, могут служить, если уже приняты, но стать новобранцем или сделать коррекцию пола, уже будучи военнослужащими, они не имеют права.

В 2020 году администрация Дональда Трампа пересмотрела определение «сексуальная дискриминация» — под ней начали подразумевать дискриминацию по отношению к биологическим мужчинам или женщинам, исключив трансгендерных людей. Это поставило под удар их возможности обращаться за медицинской помощью.

Все эти решения Трампа были отменены при Джо Байдене в соответствии с его предвыборной программой, в которой он, в частности, пообещал защищать ЛГБТК+-людей от дискриминации, представителей трансгендерного сообщества — от насилия, расширять их возможности получения медицинских услуг. Выдача паспорта интерсекс-человеку, который не хочет причислять себя ни к мужскому, ни к женскому полу — еще один шаг в рамках этой политики.

У гендерно-небинарных людей их идентичность выходит за рамки привычной в иудео-христианской культуре системы двух полов — мужского и женского: они не ощущают себя ни мужчинами, ни женщинами. Их относят к трансгендерным людям, поскольку их самоощущение не совпадает с их акушерским полом.

Сложность для общества при столкновении с гендерно-небинарными людьми — в том, что их все равно нужно как-то классифицировать. «Если мы говорим «небинарный», то следующий вопрос — а какой ты? Ты не чувствуешь себя мужчиной, ты не чувствуешь себя женщиной, а кем ты себя чувствуешь?» — описывает это противоречие психолог, волонтер ЛГБТ-группы «Выход» Ольга Шамина.

По мнению психолога, сегодня люди, которые не определяют себя ни как мужчину, ни как женщину, вызывают в обществе смех — серьезно к ним не относятся. И это усиливает дисфорию, неприятие себя. «Дисфория — это когда человек понимает, что он не ок, — объясняет психолог. — Как я понимаю, что мне не ок? Мне что-то становится неприятно. Например, неприятно, как меня называют. Дисфория распространена не только среди небинарных людей, она бывает, например, у полных, когда они стесняются своего тела. Внешние факторы ее могут усугублять».

Дисфория, усиленная неприятием общества, нередко приводит к развитию депрессии.

«Если я себя чувствую каким-то не таким, мне бы хотелось иметь какие-то подтверждения извне, что быть каким-то не таким — это ок, — продолжает Ольга Шамина. — Если я этого подтверждения не встречаю, потому что нахожусь в обществе, которое меня не принимает, то это усиливает мое внутреннее самоощущение».

Психолог уверена: введение туалета или отдельной графы в паспорте помогает небинарным людям быть видимыми, включенными в жизнь общества.

«Если для меня есть туалет, значит, я существую. Значит, я могу существовать, я не оказываюсь в этом выборе — я «М» или «Ж». И тогда я есть. Если я есть, то у меня есть какие-то права, какие-то возможности. Потому что для меня тоже есть какая-то структура. Конечно, это напрямую связано с ментальным здоровьем, потому что если я признан, я есть, я реален, то я могу получать помощь, я могу рассчитывать на какую-то поддержку, надо мной не будут смеяться», — говорит Ольга Шамина.

Отказ для бинарной системы для небинарных людей может рассматриваться как освобождение от рамок гендерных определений. Так, в июне этого года австралийский актер Ник Шеридан, ранее заявлявший, что относит себя и к мужчинам, и к женщинам, объявил себя небинарной персоной и написал в своем Instagram: «Я по-прежнему ЧЕЛОВЕК». Он добавил, что находится в моногамных отношениях с другим человеком, которого любит. «Я не принимаю ярлыки, потому что они меня ограничивают. Если они вам нужны, пользуйтесь. Я предпочитаю думать, что ярлыки используются только для исключения, ограничения, разделения», — написал актер и призвал не выбирать, кто вы, а быть просто собой.

Источник

Поделись публикацией
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

восемнадцать − четыре =