Джонни Вейр громко разводился с русским юристом. Фигурист укусил мужа и кидался в него матрешками

Виктор Воронов обвинил американца в домашнем насилии и шантажировал его нюдсами.

Шляпа из цветов, плащ из адаптированной листвы, каблуки – вам это покажется экстравагантным, а для бывшего американского фигуриста Джонни Вейра это повседневный аутфит для работы комментатором или экспертом. В дуэте с Тарой Липински он работал в Сочи-2014 и Пхёнчхане-2018 для телеканала NBC, и вопрос, с какой прической Джонни появился на комментаторской позиции в этот раз, занимал не меньше, чем выступающие под флагом МОК русские допингисты.

35-летний Вейр – необычный американец. Он обожает Россию, идеально говорит по-русски, коллекционирует Чебурашек и разгуливал в олимпийской куртке сборной от Bosco. Перед прокатами Джонни крестился справа-налево – по-православному. Он тренировался у переехавших в США русских специалистов Галины Змиевской и Виктора Петренко, а также брал консультации у Татьяны Тарасовой.

Вейр – открытый гей: о гомосексуальности он объявил в 2011 году, до этого подвергаясь гомофобным нападкам со стороны некоторых журналистов и болельщиков. И никто не удивился, когда он вступил в брак с русским юристом Виктором Вороновым, который жил и работал в Америке. Мужчины расписались в новогоднюю ночь с 2011 года на 2012-й и были абсолютно счастливы.

Джонни Вейр и Виктор Воронов. Getty Images

«Наконец-то поженились!» – написал Джонни в твиттере и рассказал, что очень ценит Виктора. В начале знакомства тот даже не подозревал, что он знаменитый на весь мир фигурист, и это устраивало Вейра – он понимал, что Виктор выбрал его не из-за денег или статуса. Джонни был в восторге от знакомства с родителями. «Я примерно знал, чего ожидать, ведь это русская семья. Все прошло просто идеально», – ликовал Вейр. После свадьбы в паспортах у супругов появилась двойная фамилия – Вейр-Воронов.

Менее чем через три года воздушные замки разрушились. Американские таблоиды и инсайдеры в фанатских кругах пестрели вбросами, что у Джонни и Виктора не все хорошо, что Воронов не работает и живет на деньги партнера. Виктор действительно не напоминал занятого человека, который трудится в области юриспруденции – он разъезжал с мужем по миру, сопровождая его на многочисленных шоу и редких соревнованиях.

«У него степень в юриспруденции, и он надеется когда-нибудь заняться юридической практикой. А я работал за двоих. Не знаю, принципиально это или нет, но я из семьи среднего класса, и у нас принято всегда работать. Не можешь на этой неделе устроиться юристом – иди и на следующей найди себе другую работу, а не то нечем будет платить по счетам. И мне приходилось ездить по миру, чтобы работать, чтобы содержать себя и свою семью.

Настоящие проблемы начались прошлой осенью. У нас были разногласия на финансовой почве, а потом случился инцидент с домашним насилием – перед тем, как я поехал на Олимпиаду. Мы ругались, и он добивался, чтобы меня уволили, а я говорил: если меня уволят, что мы будем делать, как будем выживать? Мне нужна эта работа», – Джонни не нравилось, что семью обеспечивает только он, но Виктор при этом ревновал мужа к его новой профессии комментатора-эксперта.

Джонни Вейр и Тара Липински в Сочи-2014. Getty Images

А вот объяснения Вейра о домашнем насилии и рукоприкладстве:

«Мы ужасно ругались, и в ту ночь дошло до рукоприкладства. Очень печально, что так произошло, потому что насилие в семье неприемлемо в любом случае. С моей стороны это была самозащита. На моем теле следов не осталось, но морально я был просто изуродован.

Мой муж тогда был очень пьян и кричал на меня из-за моих отношений с моей матерью. Мама помогала мне разрешить некоторые финансовые проблемы, но ему это не нравилось, и он очень ясно давал это понять. Мы поругались, я ушел спать, потому что мне на следующий день надо было работать. Он пришел и попросил лечь с ним, в библейском смысле. Я отказал, и тогда завязалась стычка. Я защищался, и к сожалению, на его теле остался след, потому что когда к нам нагрянула полиция, первое, что он сделал – показал им эту отметину».

Важный вопрос в судебной тяжбе отводился судьбе общего щенка – японского хина Темы. «Когда он пришел забирать вещи, Тема был в сумке около Виктора, там скулил и царапался. И в тот момент Джонни было все равно на вещи, единственное, о чем он беспокоился – это собака. Но он не хотел подходить к Виктору, чтобы забрать Тему, потому что иначе его можно бы было обвинить в чем-то еще», – писали журналисты. Вейр забрал щенка во время следующего визита, суд согласился с этим, и Джонни до сих пор постит фото любимца в соцсети. Но в 2014-м медиа создавали такую шумиху, будто Тема – ребенок, а не собака, пусть и невероятно милая.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

25.12.2019 Happy Christmas from Us!

Публикация от •JOHNNY WEIR• (@johnnygweir)

Джонни Вейр. Getty Images

«Подожди немного – я такое просто так не оставляю. Ненавижу тебя сильнее, чем Джонни, но и не ожидал от тебя другого. Сейчас я тебя опущу в своем стиле, просто жди. Карма – сука», – написал Виктор двоюродной сестре (это письмо Джонни процитировал в судебном заявлении).

Источник

Поделись публикацией
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on VK
VK
Share on Tumblr
Tumblr
Pin on Pinterest
Pinterest