Чеченская полиция отказались возбуждать дело по заявлению девушки о пытках в клинике из-за ее сексуальной ориентации

Отдел полиции N3 по Старопромысловскому району Грозного отказался возбуждать уголовное дело о пытках жительницы Чечни Аминат Лорсановой из-за ее гомосексуальности и отказа от ислама.

“Отказ в возбуждении дела связан вообще с гомофобией, неприкрытой в Чеченской республике. Как уже было видно по делу Лапунова, чеченская полиция не хочет расследовать дела, которые связаны с вопросами ориентации, гендерной идентичности. Для них это все – табуированная тема”, – заявила “МБХ медиа” представитель департамента “Северный Кавказ” “Российской ЛГБТ-сети” Вероника Лапина.

Сейчас основная цель правозащитников – ознакомиться с материалами дела.

“Немножечко фильм Кристофера Нолана получился: зарегистрировали дело 17 марта, а проверку закончили еще в феврале. Поэтому мы хотели бы посмотреть на документы, которые отражают, какого качества была проведена проверка. Сама Аминат опрошена не была, никто с ней не связывался. Можем утверждать, что проверка проходила в абсолютно отвратительном качестве”, – заявила Лапина.

В январе 2020 года 22-летняя уроженка Грозного Аминат Лорсанова подала заявление в Следственный комитет с жалобой на избиения и пытки из-за ее сексуальной ориентации и отказа от ислама. Девушку удерживали в стационаре из-за сексуальной ориентации. Лорсанова рассказала, что в 2018 году провела 25 дней в Клинике пограничных состояний имени Боева и четыре месяца – в психоневрологическом диспансере в Грозном. Там знакомый ее отца избивал ее палкой и одновременно читал Коран, чтобы “изгнать из нее джинна”.

“Он бил меня палкой в солнечное сплетение, задрав на мне футболку, и пальцами давил в эту область, спускаясь ниже, спустив также юбку до бедер, и там же надавливал пальцами. Все это происходило под мой крик от адской боли и его молитвенные крики в мое правое ухо. Мать с отцом спокойно наблюдали за процессом”, – рассказала Лорсанова.

Также она сообщала, что ее отец как минимум шесть раз насильно вкалывал ей транквилизаторы. Он надевал на нее наручники, и связывал ноги, а рот заклеивал скотчем.

О пытках, которым в Чечне подвергают людей, заподозренных в гомосексуальности, известно с 2017 года. О подобных преследованиях рассказал бывший житель Грозного Амин Джабраилов (он стал первым этническим чеченцем, который публично сделал это под своим именем), а также уроженец Омской области Максим Лапунов, который некоторое время жил в Грозном. И Лапунов, и Джабраилов были арестованы и провели некоторое время в камерах в различных тюрьмах, где их избивали, пытали током и требовали назвать других представителей ЛГБТ-сообщества.

Еще один бежавший из России гей, уроженец Северной Осетии (по соседству с Чечней), обратился к главе Чечни Рамзану Кадырову с требованием прекратить преследование ЛГБТ, заявив, что “в Чечне происходит геноцид, который прикрывается религией”.

Министр информации Чечни Джамбулат Умаров в свою очередь называл преследования ЛГБТ в республике “сущей брехней”, но подчеркивал, что “ни Кавказ, ни Чеченская республика ни ментально, ни как-либо по-другому, ни идеологически, ни физиологически не воспринимают гомосексуализм, потому что он как явление не имеет места сегодня в Чеченской республике”.

Источник

Поделись публикацией

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

два − один =