Асексуальность может произвести революцию в том, как мы говорим о любви и сексе

Некоторые люди не испытывают вообще или лишь в очень малой степени испытывают сексуальное влечение к другим людям. Они называют себя асексуалами. Что можно сделать, чтобы общество начало их замечать?

Ким считает себя асексуальным. Секс его не интересует, и он не испытывает к нему никакой тяги. В 17 лет он наткнулся в Интернете на жизнеописания других асексуалов и узнал в этих историях себя. Он говорит: “Не всегда плохо чего-то не иметь. Я лично не испытываю ни в чем недостатка. Иногда меня удивляет, насколько гиперсексуализировано общество”.

Асексуальный спектр состоит из множества различных форм. Вкратце можно сказать: асексуалов объединяет то, что они или вообще не испытывают, или испытывают лишь в малой степени сексуальное влечение к другим людям. Однако это не означает, что у них не бывает любовных отношений или секса. “Некоторые испытывают отвращение к сексу и практикуют другие виды интимного поведения. Одни занимаются мастурбацией, у других нет сексуальных потребностей вообще. Третьи же имеют регулярный секс, например, потому что это нравится их партнерам или партнершам”, – рассказывает Ким.

Тем не менее, многие асексуальные люди являются частью движения, пропагандирующего позитивное отношение к сексу. Они считают, что все люди должны иметь возможность иметь столько секса, сколько они хотят, если все происходит по взаимному согласию. Возможен и вариант: никакого секса или секс лишь изредка, при определенных обстоятельствах.

Помимо асексуалов есть еще и аромантичные люди. Они весьма редко, а то и вовсе не испытывают потребности в любовных отношениях, им чуждо чувство влюбленности.

С некоторых пор люди, считающие себя принадлежащими к асексуальному и аромантичному спектру, составили так называемое Аспек-сообщество (Aspec-Community). Те, кто чувствует себя сопричастным с этому сообществу, выступают, прежде всего, за устранение предубеждений против себе подобных и за то, чтобы этот вид сексуальности стал более заметным в обществе.

К этому сообществу принадлежит и Жозефина. В 15 лет она впервые столкнулась с понятием “асексуальность”: “Иногда ты думаешь, что другие шутят, когда говорят, что находят кого-то соблазнительным или что они на самом деле имеют в виду эстетическую привлекательность. Я тоже не знала, нравятся ли мне больше мужчины или женщины, потому что ни к тем, ни к другим не испытывала сексуального влечения”.

Хотя Жозефина рассматривает себя как часть ЛГБТ-сообщества, в прошлом она и в гомосексуальных кругах сталкивалась с отторжением. Поэтому иногда она раздумывала, не стоит ли выйти из сообщества, объявив себя асексуалом. “У меня такое ощущение, что многие в ЛГБТ-сообществе видят возможности для расширения своего потенциала в сознательном занятии гомосексом. И что так оно и должно быть. Но асексуальность в таком случае воспринимается как нежелание участвовать в общей игре, а аромантика вообще не вписывается в праздник всеобщей любви. Но самое интересное в том, что асексуальность может произвести революцию в том, как и что мы говорим о любви и сексе. Что не каждому и не каждой это надо или, как минимум, надо в какой-то другой форме”.

Позитивную тенденцию Жозефина видит в постепенном увеличении информации о людях из аспек-сообщества в масс-медиа. Помимо форматов в ютюбе, таких как Auf Klo, поддерживающих асексуальных и аромантичных людей, в телесериале “Конь БоДжек” (Bojack Horseman) в лице персонажа Тодда впервые показана полностью асексуальная личность. Жозефина с удовлетворением отмечает: “Показаны его камин-аут как асексуала и дальнейшее развитие в этом качестве. Трудно переоценить, насколько большую роль в жизни любого сообщества играет его представление в медийном и культурном пространстве”.

Тот, кто впервые занимается аспек-сообществом, сталкивается поначалу с целым рядом понятий, часто придуманных самими членами сообщества, для обозначения самых разных оттенков спектра. То, что некоторые, нетерпеливо вращая глазами, пренебрежительно называют “идентификационной политикой”, для представителей сообщества асексуалов и аромантиков – ценная основа для того, чтобы найти слова, делающие более понятным восприятие их собственной сексуальности. Образуются соответствующие группы сверстников, поддерживающих друг друга и обменивающихся опытом.

Так, например, в сообществе есть различия между деми-, фрей- и грейсексуальностью. Люди, называющие себя демисексуальными, испытывают сексуальное влечение только после возникновения тесного эмоционального контакта. Полная противоположность этому фрейсексуальность – тут сексуальное влечение тут же испаряется при более тесном контакте. Тот же, кто причисляет себя в грейсексуалам, испытывает сексуальное влечение очень слабо, редко и/или в определенные фазы.

АСПЕК-СООБЩЕСТВО

Прежде всего, в последние годы у аспек-сообщества возникает все больше связей в социальных сетях. Всё началось с создания в Германии в 2005 году форума AVEN, превратившегося со временем в огромный архив описаний жизненных ситуаций и ответов на вопросы по теме асексуальности. Но для прямого обмена мнениями форум используется в меньшей степени. Более популярны тематические посты в Инстаграме, Твиттере и Реддите. Через группу Ameisenbären в Фейсбуке можно войти в различные группы аромантиков и асексуалов в Ватсапе. Они обращаются в первую очередь к молодым людям. Недавно появился и Discord-сервер, через который раз в две недели устраивается виртуальная встреча заинтересованных лиц и происходит координация мероприятий активистов.

Кармила ДеВинтер (Carmilla DeWinter) – председательница объединения AktivistA, группы асексуальных активистов обоего пола. ДеВинтер считает, что в области сексуального здоровья политикам предстоит еще немало сделать. Она говорит, что в ситуации, когда многие психотерапевты вообще ничего не слышали об асексуальности, будут по-прежнему предприниматься попытки изменить эту сексуальную ориентацию с помощью конверсионной терапии, что может нанести тяжелые психические травмы пациентам. ДеВинтер рассказывает также о печальном опыте некоторых асексуальных женщин при посещении гинеколога: “Там их спрашивали, когда у них было последнее половое сношение. И когда в ответ врачи слышали “еще никогда” или “очень давно”, они пациенткам не верили. После такого женщина сто раз подумает, идти ли ей вообще к врачу, если есть угроза, что ей там опять будут говорить разные глупости”.

Подобный опыт есть и у сексолога Андреи Бурри (Andrea Burri): “Многие терапевты не знают, что им делать с асексуалами и аромантиками. Таким врачам можно порекомендовать заняться повышением квалификации или же проявлять скромность и перенаправлять пациентов к специалистам, разбирающимся в этой теме”. По ее словам, в научной среде утвердилось мнение, что асексуальность действительно является одной из форм сексуальной ориентации, которая не нуждается в лечении. Как терапевт во время приема пациентов она действует очень осторожно. Отсутствие либидо может, по ее мнению, иметь самые разные причины. Конечно, вполне возможно, что подобное отторжение секса возникает из-за травматизации в раннем возрасте или из-за неудачного сексуального опыта.

Но тогда, по ее словам, это не имеет никакого отношения к асексуальности. Решающее значение в данной ситуации имеет такой критерий, как страдание: для того, кто не страдает от пониженного сексуального влечения и не рассматривает это как подлежащую лечению проблему, терапия не имеет смысла. Камилле ДеВинтер также надоело, что членов ее сообщества рассматривают как скопище личностей с патологиями. В конце она высказала такую идею: “Что, если организовывать вечеринки для асексуалов и аромантиков, где им можно будет просто потанцевать?”

Источник

Поделись публикацией

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

четыре × 5 =