“Значит, я не такой уж и больной”: быть трансгендерным мужчиной

История о признании и открытия своей гендерной идентичности

Меня воспитывали как обычную девочку. У родителей не было предрассудков касательно игрушек и одежды, то есть меня насильно никто не надевал в розовые платья и не заставлял играть с куклами. Можно сказать, что мне давали свободу выбора и в детстве, и в подростковом возрасте. Но конечно слова «гендер» мои родители не знали.

Георгий, 24 года, трансгендерная персона

В подростковом возрасте красил лицо и ногти, носил юбки, даже бюстгалтеры с пуш-апом надевал. Не могу сказать, что я был эталоном женственности. Мне нравилось выглядеть эпатажно, обвешиваться кучей железа, крестами, черепами, – ну как делали все неформалы-анимешники, которым я тогда и не было. Я не знаю, к чему это все было. Думаю, я искал себя в этот период. Мне чего-то не хватало, но я не мог понять чего именно. Дисфория (гендерная дисфория – расстройство гендерной идентичности, когда человек не может полностью принять свой гендерный статус мужчины или женщины и испытывает острое недовольство ним) появилась уже потом, после осознания себя как трансгендерного человека.

У меня была страшная внутренняя гомофобия, а уже после этого появилась и трансфобия. Сначала я думал, что являюсь лесбиянкой, даже слова “трансгендерность” не знал. Вообще не представлял, как себя идентифицировать. Думал, что болен.

Однако, даже после каминг-аута, я долго не мог позволить себе быть настоящим собой, потому что кому-то это может не понравиться, а главное – как отреагируют родители?

Это удивительно, но мне в голову даже не приходило погуглить об этом. Может, потому, что я просто не знал, как это сформулировать. Тогда я уже имел коротко подстриженные волосы, говорил о себе в мужском роде и одевался гендерно-нейтрально. К счастью, в переломный момент появились настоящие подруги, которые меня очень поддержали. Тогда я жил в другом городе, без родителей рядом. Когда мне на глаза попалось какое-то телешоу про андрогинов. Конечно, если бы я посмотрел его сейчас, оно бы показалось мне ужасным. Но тогда я был счастлив от осознания, что у кого-то в этом мире есть похожие проблемы, а это означало, что не так уж я и болен. Тогда я решил, что наверное, я тоже этот андрогин. Сейчас смешно из-за своей неосведомленности. Позже уже начал искать похожие шоу / истории и немного разбираться в терминологии, в том, как я могу себя идентифицировать.

Самый большой страх, что у меня был, это не соответствовать ожиданиям родителей. На почве этого у меня появился тревожно-депрессивное расстройство (психическое расстройство, характеризующееся общей устойчивой тревогой, не связанной с определенными объектами или ситуациями. Во время него присутствуют одновременно и тревожность, и депрессия). Только относительно недавно мне удалось справиться с этим страхом.

В первые годы моего осознания себя как трансгендерного парня, ко мне часто подходили на улице и спрашивали, какой у меня пол, или как-то еще обижали.

Тогда я не выглядел очень маскулинно. Сейчас никто ко мне уже не подходит, но я все равно выгляжу как 15-летний пацан в свои 24. Это вызывает кучу неудобств, в частности, с документами.

Каминг-аута перед друзьями, как такового, не было. Одна из моих близких подруг знает меня еще со школы – она ​​наблюдала за моими изменениями и поддерживала меня. Думаю, ей не трудно было начать обращаться ко мне по новому имени, в другом роде – ведь я остался тем же человеком, с которым она уже давно дружит. С родителями каминг-аут был двойной, сначала я признался, что мне нравятся девушки, а потом – что я чувствую себя парнем. Это, конечно же, никак не связанные вещи, потому что трансгендерные люди могут быть как гетеро-, так и гомосексуальными. Родителям все это было совершенно непонятно, а мне было страшно. Но сейчас ситуация лучше. Не могу сказать, что родители меня полностью принимают, но они хотя бы стараются меня понять. И я это очень сильно чувствую.

Автор иллюстрации: Евгений Якшин

Источник

Поделись публикацией

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

одиннадцать − один =