Зачем военным дружественне ЛГБТ-подразделение? Рассказывает гей-ветеран

«На фронте не было дискриминации. Были бытовые шутки про геев: мыло, баня. Но тогда никто не знал, что я гей»

Сообщество военных и ветеранов ЛГБТ создают отдельное военное подразделение. Это будет одна из мотопехотных частей Вооруженных сил Украины. Контракт с новым взводом могут подписать все желающие, в том числе и дружественные ЛГБТ гетеросексуальные союзники.

Личность желающих вступить в часть ВСУ и само подразделение оставаться в тайне. Взвод будет выполнять задачи непосредственно на линии соприкосновения. Перед службой каждый боец ​​пройдет собеседование с командиром, получит обучение и государственную сертификацию.

Новость вызвала реакцию общества. Часть людей поддержала инициативу, часть осудила. Одной из основных тем осуждения стало то, что якобы этот взвод фейковый и создан с подачи российской пропаганды, чтобы дискредитировать украинские Вооруженные силы.

 

 

the-village.com.ua пообщались с Виктором Пилипенко, ветераном, открытым геем, который почти два года воевал на Донбассе. А позже, уже после службы, сделал публичный каминг-аут. Он расскажет, кто и для чего формирует этот взвод, какие цели у объединения «Украинские ЛГБТ-военные и ветераны за равные права», а также о том, почему пошел на каминг-аут, не жалеет о решении и что советует собратьям и сестрам, которые также относятся к ЛГБТ-сообществу.

О войне, каминг-аут и волонтерскую деятельность

КАК ПОПАЛ НА ВОЙНУ

В 2009 году я был на срочной службе, где получил свою военную специальность. Это были войска противовоздушной обороны. А когда началась война, ушел добровольцем на фронт. Это был сентябрь 2014 года. Я присоединился к добровольческому батальону «Донбасс».

Сначала мы выполняли боевые задачи на Луганщине. А потом, с февраля 2015 года, шесть месяцев я участвовал в Широкинской кампании. Фактически это была самая горячая точка фронта, котроая началась в феврале 2015 года. Я был стрелком-санитаром. Извлек из поля боя раненых и оказывал им первую неотложную медицинскую помощь. А также был гранатометчиком. Работал с СПГ-9 73 калибра. Это противотанковая пушка. Всего на фронте провел почти два года.

АТМОСФЕРА СРЕДИ ВОЕННЫХ НА ФРОНТЕ

На фронте не было дискриминации. Были бытовые шутки про геев: мыло, баня. Но на этом все и заканчивалось. Но люди, с которыми я служил, не знали, что я гей. Тогда был открыт очень ограниченному кругу лиц: сестра и ее муж, несколько друзей – и все. Долгое время я не открывался. Пошел на это только в 2018 году, во время выставки фотографа Антона Шебетка «Мы были здесь» о ЛГБТ+ участниках боевых действий.

КАМИНГ-АУТ

У меня было время, чтобы понять, зачем мне каминг-аут, зачем это стране, ради которой я борюсь. В конце концов решился на этот шаг. Обычно другие ребята из ЛГБТ-сообщества остаются закрытыми почти всю жизнь. Была такая статистика, что только 5% украинцев имеют в друзьях и общаются с открытыми ЛГБТ-представителями. Но ЛГБТ-людям нужно меньше бояться. Гомофобы, которые плюются на геев, когда видят твое реальное лицо, меняют отношение на положительное.

ЛГБТ-людям нужно меньше бояться

Очень волновался, как отреагируют мои собратья. Но я получил столько поддержки. Это было что-то нереальное! Они даже заступались, когда гомофобы совершали нападения на меня. Мой собрат, который учится на священника, напал на меня. К тому же сделал это в День поминовения всех погибших в войне. Это произошло 29 августа 2019г. у стен Михайловского монастыря. Я пришел пообщаться с собратьями. Как раз общался с человеком, которого извлек с поля боя и оказывал первую неотложную помощь. Я почувствовал удар сзади. Повернулся и увидел этого собрата. Я просил его прекратить и не делать этого. Сознательно не давал ему отпора, чтобы не превращать все в цирк. Потому что все же это поминальный день. Конечно, его быстро оттащили. Собратья осудили это нападение. В то же время была небольшая группа гомофобов, но их было значительно меньше, чем поддержки.

ЧТО ПОСЛЕ ВОЙНЫ И КАМИНГ-АУТА

После фронта сменил много работ. По специальности я лингвист (английский и французский языки). Еще во время срочной службы ко мне привязалась прозвище Француз и сохранилось также во время войны.

После того, как вернулся с войны, работал в ИТ-компании копирайтером. Затем с собратом мы планировали открыть бизнес. Ездили на заработки на Запад: Польша, Германия, Швеция. Но не вышло на дело накопить. Затем работал редактором на студии кинопроизводства. Параллельно занимался правозащитой. Сейчас я веду два правозащитные проекты. Мы сотрудничаем с иностранными фондами. В частности, я работаю в организации «Точка опоры», занимаюсь проектным менеджментом.

С 2018 года пытаюсь донести информацию, что ЛГБТ-люди есть на фронте

Живу в селе в 80 километрах от Киева, потому что не могу себе позволить жить в квартире в городе. Это я так говорю, потому что постоянно говорят, что ЛГБТ-активисты – это грантоеды. Конечно, если вести пять проектов одновременно, только там сжигать жизни и не спать, то да, вполне возможно получать большую зарплату. Но я не гонюсь за этим. Хочу быть эффективным, поэтому не трачу ресурсы на все и сразу.

С 2018 года пытаюсь донести информацию, что ЛГБТ-люди есть на фронте. Как уже понятно, я стал первым открытым геем-ветераном. После меня каминг-аут сделали еще люди. В одиночку. Где-то уже восемь или девять человек. Каждый из нас рассказал свою историю о войне.

Вместе мы создали сообщество «Военные ЛГБТ», куда призываем участвовать других ЛГБТ-военных. У нас есть одна общая группа – «Военные ЛГБТ и наши союзники». А есть подгруппы для знакомств. Например, сообщество для девушек «сестры», которую координирует военная, открытая лесбиянка Настя Конфедерат. Есть группа для ребят и бисексуалов «ахиллово братство», которую координирую я и волонтер-парамедик, открытый гей Николай Будерацкий. А также сообщество «T * Rainbow military» для трансгендерных военных. Администрирует Виктория Дидух.

ВЗВОД ЛГБТ-ВОЕННЫХ: ЧТО ЭТО И ЗАЧЕМ

Всего в нашем сообществе уже более 100 человек. Среди участников есть полевые командиры. Сейчас один из них комплектует штат своего взвода в мотопехотной бригаде. Он сначала обратился к нам за волонтерской помощью. Мы помогли ему сами, а также подключили и других волонтеров, чтобы обеспечить этот взвод всем необходимым. Ну и основная потребность была в личном составе. Так мы решили создать взвод, куда войдут собственно ЛГБТ и ЛГБТ-френдли люди. Мы приглашаем подписать контракт с этим взводом.

Сначала мы распространяли информацию только между своими, внутри сообщества. У нас была идея призвать наших ЛГБТ-участников, которые сейчас находятся на службе и на фронте, перевестись в это подразделение. Многие из них изъявили такое желание. Но вопрос в том, что в Вооруженных силах Украины есть огромная проблема с кадрами, поэтому перевестись из одного подразделения в другое почти не реально. Особенно, если разные бригады. Это очень проблематично.

Именно поэтому мы решили сделать публикацию в нашем Facebook и призвать людей вступать в этот взвод. В частности, тех, которые планировали вступать в ВСУ, но боялись гомофобии. Сразу на это обратила внимание пресса. Хотя мы ни к кому не обращались. Информация начала циркулировать и вызывать различные реакции.

«ЛГБТ-ВЗВОД – ЭТО РУССКАЯ ПРОПАГАНДА»: ОТКУДА ТАКИЕ ИДЕИ

Это принцип гнилой сельди: когда в тебя бросают гнилой рыбой, ты отбиваешься, но вонь остается. Принцип часто используют для черной пропаганды. Придумали этот фейк и распустили.

Все началось с нашего сайта. Он имеет украинскую регистрацию. Но сайт создан в конструкторе Tilda. Даже Британское посольство использует Tilda, поскольку качественного украинского аналога нет.

Владельцем этого конструктора, фактически, являются оффшоры. Если проверять, то постоянно высвечивается новый IP-адрес. У нас показывало Швейцарию и Францию. Если находиться территориально ближе к России, то высвечивает Россию. Наши оппоненты, правые, прицепились именно к Tilda и сделали скриншоты, как наш сайт зарегистрирован в Москве. Начали говорить, что мы фейк и упрек российской пропаганды.

Мы подаем очень важный месседж украинскому обществу

Журналист канала «Украина 24» взялся за тему нашей инициативы создать ЛГБТ-подразделение и за идею, что это может быть российская пропаганда. Он связался с представителем Генштаба Богданом Сеником и показал ему публикацию праворадикалов Андрея Медведко, который входит в группировку «Правые ветераны». Медведко – один из первых написал о том, что мы фейк. Представитель Генштаба сказал, что не знает о формировании такого взвода. А также прокомментировал, что это может организовать российская пропаганда, чтобы дискредитировать украинскую армию.

Конечно, господин Сеник не знает о формировании взвода. Мы ему не сообщали. Мы лишь помогаем как волонтеры находить специалистов из числа ЛГБТ и дружественных к ЛГБТ людей и агитировать их подписать официальный контракт. Связь сайта с Москвой можно проверить. Сайт полностью украинский. Единственная проблема заключается в особенностях самого конструктора Tilda, но кто работал с ним, знает, что Tilda и российская пропаганда не имеют ничего общего.

Мы подаем очень важный месседж украинскому обществу. Когда взвод начнет действовать, военные специалисты увидят, что он нормально функционирует. Возможно, через некоторое время этот взвод сделает коллективный каминг-аут. В коллективе это делать все же легче и безопаснее.

Тогда мы сможем показать развитому западному миру что ВСУ реально прогрессивные и даже имеют такой френдли взвод ЛГБТ. В него же войдут не только ЛГБТ-люди, но и гетеросексуалы, которые имеют френдли взгляды. Это важно. Мы покажем взаимодействие гетеросексуалов и ЛГБТ. Покажем, что суть не в сексуальной ориентации. Взаимодействие и сотрудничество базируется на общих взглядах на будущее страны. На самом деле важно, какой ты человек, а не какая у тебя ориентация.

На наш взгляд, это положительно повлияет на имидж Украины в целом и ВСУ, в частности. А также сможет ускорить помощь со стороны этих государств для нас. Потому что российская пропаганда лепит из Украины некую фашистскую державку, болотце. Украинские правые только раздувают все это. Интересный факт, что наши оппоненты, правые радикалы называют себя ветеранами, хотя многие из них даже не принимали участия в боевых действиях. Но несмотря на это образ ветерана формируется. Но проблема даже не в этом, а в их оппозиции к нам, маргинализации нашего участия в войне и отношении под сомнение то, что мы работаем на благо Украины.

Украинское общество после Майдана очень выросло и прогрессировало. Собственно, это мы хотим показать.

Источник

Поделись публикацией
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

восемь − 6 =