«Я ходила по церквям, отдала гадалкам всё золото – лишь бы его вылечили». История мамы гея

Надежда Кавецкая — сопредседатель родительского движения ЛГБТ-организации «Лига» в Одессе. В программе Good as you в эфире «Першого міського радіо» 102,7 FM она рассказала, чего ей стоило принять своего сына таким, какой он есть, и изменить свое отношение к ЛГБТ-сообществу. Теперь Надежда готова помогать таким же родителям, которые, узнав о гомосексуальности своего ребенка, не знают — как быть дальше.

Я так долго тёрла тарелку, что думала – будет дырка. Так и пошла с ней спать

Знаете, это уже было так давно. Он учился в университете. В один прекрасный день он пришёл со своей подружкой и заявил, что он гей. Когда сын мне это сказал, у меня в руках была тарелка. Я так долго её тёрла, что думала – будет дырка. Сразу в голове мысли: «А внуки? А жена?» У меня был такой шок, что я с тарелкой так и пошла спать.

Только никому не говори

На следующий день я не знала, что ему ответить. Я была в ступоре. Для меня было самым страшным — что скажут люди. Я не знала, что это такое – быть геем и с чем это едят. Поэтому, первое, что я сказала — ты только никому не говори, чтобы никто не узнал.

«Я пошла в церковь, отдала гадалке всё золото – лишь бы его вылечили»

Когда сын закончил университет, все стали меня спрашивать, почему он не женится. Я не знала, что отвечать людям. И я пошла в церковь, чтобы поговорить со священником. Мне там таких вещей наговорили, что я была будто в космосе. Он обливал священной водой и говорил, что мы грешные. А он не грешен, что говорит такое? Где его этот Бог, скажите мне. Потом посоветовали пойти к гадалке. Ну я и пошла. Отдала всё своё золото, всё с себя сняла, чтобы снять какую-то порчу и отчистить карму. Год ходила ко всем, даже по врачам, только чтобы его вылечили. Ведь для меня это было болезнью и мне было стыдно.

«Я вас безумно люблю и уважаю, но вы меня таким родили». А я его всё равно выгнала

Однажды мы с сыном сильно поругались, и я выгнала его из дома. Я так обижала его и оскорбляла, наговорила разных глупостей. А сын мне ответил: «Я вас безумно люблю и уважаю, но вы меня таким родили». После этого мой ребёнок исчез на 10 дней, а я не могла найти себе места. Мне уже самой нужна была помощь, ходила к психологам, стала читать о геях, пыталась разобраться. Мне все говорили, что это — заболевание. И только одна женщина объяснила: «Ваш ребёнок нормальный и он не болен». И я подумала: «А если он покончит с собой, что тогда? Я буду рыдать над могилой»? Нет! Я принимаю своего ребёнка таким, он мой сын. Тогда я стала его искать.

По сегодняшний день мне жаль, что я предпочла общество, вместо сына

Когда сын увидел, как я иду ему навстречу, он стал меня просить: «Мамочка, я вас умоляю, только не кричите!» А куда же там кричать? Я так крепко его обняла, целовала и мы уехали домой. По сегодняшний день мне жаль, что предпочла общество, вместо сына. Я очень жалею, что раньше мне не повстречались те люди и психологи, которые так мне помогли понять моего ребёнка. Хоть я и не была гомофобкой. Я даже не знала, что это такое, но как вспомню, что я творила сыну, у меня сердце разрывается. Теперь я знаю — это его жизнь, пусть он проживёт её, как ему хочется. Пусть будет здоров и счастлив.

Это общество такое

15 лет прошли, как я его приняла таким, какой он есть. Тогда меня не интересовала его жизнь. Меня интересовало, не голоден ли, одет ли. Теперь я знаю о нём всё. У меня очень хороший ребёнок. Я ставлю каждую маму на свое место. Понимаете, это наше общество такое. Если бы оно было другим, родители бы реагировали иначе. Если бы наше общество было толерантным, наших детей бы так не обижали. Они ведь незащищенные — идешь по дороге и не знаешь, что с тобой будет. Побили? Вызвал полицию, а полиция скажет: «Так чего он ходит». Нет никакой статьи, которая бы защитила наших детей.

Теперь я помогаю людям, которые оказались в такой же ситуации

Я помогаю детям и родителям, которые сделали Coming out. Я решила рассказать всем свою историю и объяснить, почему наших детей нельзя обижать. К нам в ЛИГУ (Обособленное подразделение общественной организации «Ассоциация ЛГБТ «ЛИГА», как добровольное объединение людей с гомосексуальной и бисексуальной ориентацией и трансгендерной идентичностью — ред.) приходят люди, мы с ними общаемся. Каждый рассказывает свою историю, а мы пытаемся помочь. То, что я не могла когда-то дать своему сыну, теперь я отдаю всем. И я никогда не думала, что все это расскажу в эфире «Первого Городского». Сейчас я хочу, чтобы наши дети – геи и лесбиянки – были счастливы.

«Теперь, когда люди сидят за столом с открытым ртом, услышав, что мой сын – гей, я продолжаю есть дальше»

Я не стесняюсь говорить, что мой сын гей. Когда люди за столом, услышав это, сидят с открытым ртом, я продолжаю есть дальше. Я хочу посоветовать всем родителям, кто не принимает своих детей, полюбить их такими, какие они есть. Потому что потом, на старости лет, вы будете вспоминать, сколько подлого вы для своего ребёнка сделали, но сделать уже ничего не сможете. Так любите сейчас. Это не болезнь, болезнь у нас в голове. Это мы – родители, которые не принимаем своих детей, – плохие. Возможно, у нас не было достаточно ласки и тепла.

Слушайте полную версию эфира на сайте «Первого городского».

Источник

Сподобалось? Знайди хвилинку, щоб підтримати нас на Patreon!
Поділись публікацією