“Я – мама гея, и я горжусь своим сыном”. Откровенная история волонтерки Ольги Сторчай

Ее сын не скрывает своей гомосексуальной ориентации.

53-летняя Ольга Сторчай была участницей Марша равенства, который на днях из-за карантина состоялся онлайн. Это мирная демонстрация за права ЛГБТ+ сообщества на мирные собрания, свободу слова и самовыражение. Сын госпожи Ольги – гомосексуал. Женщина говорит, узнала об этом семь лет назад. Было очень больно. И материнское сердце приняло такую ​​реальность, поэтому сегодня женщина поддерживает своего Никиту.

“Однажды сын пришел домой очень расстроенный, ему тогда было 14, – вспоминает женщина. – Рассказал, что открылся друзьям, а те его обидели. Посмотрел на меня и сказал: “Ну ты же догадываешься, о чем я. Да? ” Я догадывалась, но прятала свои предположения глубоко в душе и пыталась даже не думать об этом. Когда Никита подтвердил мои догадки, что он – гомосексуал, было очень больно “.

Когда Никита подтвердил мои догадки, что он – гомосексуал, было очень больно.

Ольга добавляет: никогда не была гомофобкой. Но разговор с сыном глубоко поразил ее. “Я пошла в другую комнату, закрыла дверь и расплакалась. Но потом подумала о том, что сейчас чувствует мой сын, разве ему не больно? Это заставило меня собраться, успокоиться. Я подошла к Никите, обняла его и сказала: “Сынок, я тебя люблю и принимаю. Я буду всегда на твоей стороне”, – говорит Ольга. – В тот момент я больше занималась его будущим: как сын будет жить с этим дальше, как его будут принимать в обществе, сможет ли он стать счастливым? ”

В 2016 году Никита уехал в Киев на Марш равенства. Ольга тогда была волонтеркой в ​​зоне АТО. Ей позвонили и сказали, что сына избили оппоненты-провокаторы … После этого Никите пришлось делать операцию по реконструкции носа, ведь он не мог дышать.

“Теперь жалею, что не написала заявление в полицию не только из-за страха огласки, но и за его последствия. Я боялась за жизнь сына, – говорит Ольга. – Говорить нужно. Сын очень переживал, а я будто стеснялась табуированной темы.

Через два года Никита нашел друзей в ЛГБТ-организации. Пригласил меня на одну из их встреч – я поехала. Там познакомилась с психологами, услышала ужасные истории других подростков, родители которых не приняли их ориентации: некоторых выгоняли из дома, вычеркивали из жизни … Я не знала, что люди могут жить в такой боли “.

Свой каминг-аут (признание) мама Никиты сделала в соцсети. “Написала, что я – мама гея, что горжусь Никитой, – вспоминает женщина. – В наш адрес посыпались много негатива. У меня чуть не случился нервный срыв. Я поняла, что чувствует мой сын каждый день. Но, к счастью, много родственников и друзей меня поддержали.

В наш адрес посыпались много негатива. У меня чуть не случился нервный срыв.

Даже бабушка со временем приняла то, что Никита – открытый гей. Она зарегистрировалась в соцсети и читала сообщения внука. Сначала думала, что Никита попал в какую-то секту. Мы не хотели говорить правду, потому что боялись за его здоровье, но она все поняла сама. Пришла ко мне и спросила: “Оля, а что там у Никиты? Мальчик есть?”

Наконец Ольга рассказывает, что однажды сын познакомил ее со своей первой любовью. “Их отношения были очень нежными и трогательными, – улыбается женщина. – Я видела, как горят глаза у моего сына, радовалась вместе с ним. Все, чего я хочу сейчас, – чтобы мой Никита был счастливым! ”

Автор: Юлия Панаетова

Источник

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.