«Я делал шаг в безвестность». Украинские ЛГБТ-военные рассказывают о травле, дискриминации и гомофобии в армии

В совместном спецпроекте НВ и Мониторинговая миссия ООН по правам человека в Украине рассказывают об украинских военных, которые сталкиваются с нарушениями прав, языком вражды и дискриминацией из-за сексуальной ориентации, гендерной идентичности, состояния здоровья и других признаков.

Похищенные данные

14 ноября 2021 года военнослужащий части А1325, что в Одесской области, попросил у сослуживца мобильный телефон якобы чтобы позвонить своим родным. Как стало известно впоследствии, это был только повод похитить персональные данные владельца телефона — личные переписки в Телеграме и фотографии.

Полученную информацию злоумышленник и несколько его сослуживцев пытались использовать против пострадавшего — матроса 23-летнего Влада Матвеева. Ведь эти данные раскрывали щекотливую информацию о нем — его сексуальную ориентацию.

Конфликт не удалось разрешить на месте, потому Влад Матвеев решил обратиться в командование. В ответ на жалобу начальник штаба приказал собрать у срочников телефоны, ведь они могли содержать информацию о Матвееве. Командир батареи выполнил его приказ, но когда начальник штаба уехал из части, вернул телефоны владельцам. В результате Влад Матвеев стал мишенью для травли со стороны других военных. В частности, военнослужащие неоднократно публично издевались, запугивали и использовали унизительные высказывания по поводу сексуальной ориентации Матвеева.

Матрос Матвеев написал рапорт, а также дал интервью нескольким украинским СМИ. Однако снизить градус напряжения это не помогло. На ситуацию обратила внимание Уполномоченный Верховной Рады по правам человека Людмила Денисова — на своей странице в фейсбуке она написала, что призывает главу Министерства обороны взять ситуацию по служебному расследованию инцидента под личный контроль.

Денисова напомнила, что ст. 24 Конституции Украины, ст. 7 Всеобщей декларации прав человека, ст. 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протокола № 12 к ней, а также ст. 6 Закона Украины Об основах предотвращения и противодействия дискриминации в Украине запрещают любые формы дискриминации.

После этого инцидента с Владом Матвеевым также общалась советница Главнокомандующего Вооруженными Силами Украины Виктория Арнаутова. По ее словам, если в воинских частях случаются подобные инциденты, многие командиры идут навстречу в решении этих вопросов. Но, с другой стороны, есть и другая категория людей, которые, имея власть в своих руках, допускают попытки унизить честь и достоинство как мужчин, так и женщин военных.

«Иногда такие вещи решаются, например, переводом в другую часть. Но случается, что люди увольняются из рядов ВСУ, если вовремя не получают помощь, долго подвергаются травле и дискриминации. Мы же в этот момент теряем боевые единицы», — рассказывает в комментарии НВ Виктория Арнаутова.

По ее словам, несмотря на пережитую травлю, Влад Матвеев все равно собирается продолжать службу в армии. Но рассматривает возможность перейти в сухопутные войска. Однако не все пострадавшие от буллинга и травли в армии после таких конфликтов и дальше хотят связывать свое будущее с ВСУ.

Разглашение ВИЧ-статуса

За полгода до этого, весной 2021 года еще один контрактник ВСУ Богдан Витович во время планового медосмотра узнал, что имеет ВИЧ-статус. Вместе с другими военными, которые несут службу в части А1758 в Ужгороде, вскоре после этого должен был отправляться в зону ООС на Донбасс. О результате анализов Богдан Витович сообщил ” начмеда” – руководительницы медицинской части. Говорит: был растерян, потому что не знал, что делать с этой информацией.

«Меня забрали из списков выезжающих в ООС, и оставили в части для несения нарядов. Начмед сказала, что я не смогу выезжать в зону проведения боевых действий, также не смогу проходить учебу, необходимую мне для повышения своей квалификации по службе. Она сказала, что меня просто уволят. Я подумал: может, лучше так, чем быть сторожем на нарядах остаток своего контракта», — рассказывает Богдан Витович в интервью НВ.

Богдан Витович пострадал из-за того, что руководительница медицинской части разгласила его ВИЧ-статус и информацию о сексуальной ориентации коллегам по службе / Фото: Женя Педин

Он признается: в тот момент находился в состоянии отчаяния. Поэтому написал руководительнице медицинской части сообщение, где рассказал все: упомянул там и о ВИЧ-статусе, и о своей гомосексуальной ориентации, также поделился тем, что его разочаровывает беспорядок в части. Также добавил, что если руководство части не ускорит процесс его увольнения, он готов рассказать о своем деле СМИ. А через некоторое время узнал, что начмед разослала это сообщение всем, начиная от командира части. По мнению Витовича, она могла воспринять его намерение пообщаться с прессой как угрозы.

«Позже ко мне стали подходить разные люди и спрашивали, а что это за „письмо комбату“. То есть я так понимаю, что они это видели, но почему-то подумали, что я писал это самое комбату, — вспоминает солдат. — Это письмо сначала разошлось только по нашему штабу, а потом, я так понимаю, пошло куда-то дальше, дошло до других медиков. Потому что впоследствии один медик, выйдя на перекур, встретил срочников в наряде и сказал им о том, что у них здесь на втором этаже живет „ВИЧ-позитивный гей“. С тех пор я неоднократно сталкивался с травлей, негативом в свой адрес. Мне стали поступать угрозы».

Из-за общей враждебной среды в части он постоянно подвергался риску физического нападения.

Я просто не выдержал больше, не мог ждать. Думал: вот сегодня опять выйду в наряд и меня там побьют

«До того, как оказаться в этой части, когда я только вернулся с «учебки», проходил базовое военное обучение на полигоне в Яворове. Там мне очень понравилось — это было действительно похоже на армию, как я это и представлял. Было очень круто, я был вдохновлен. Когда закончились эти курсы, он был готов к другим. Хотел двигаться, вошел в этот ритм, — вспоминает Богдан Витович о своем первом знакомстве с армией. — Помню, когда только приехал [в часть в Ужгороде], некоторое время бегал с броником по плацу по собственной инициативе. Другие говорили, что я «дурачок».

Этот период Витович называет «единственным, когда чувствовал себя очень счастливым». Однако все перечеркнула новость о ВИЧ, а точнее реакция начмеда и других работников части на эту новость.

«Я планировал проходить курсы лидерства, чтобы получить младшего сержанта. Хотел закончить „горные“ курсы. И конечно же, профессиональная подготовка. Потому что я служил как гранатометчик, но на самом деле с гранатометами дела еще и близко не имел — этот этап обучения должен был начаться позже. Но для меня уже не начнется», — говорит Богдан Витович.

С момента, когда произошел этот инцидент, прошел почти год, однако солдата так и не уволили. Руководитель медицинской части, по его словам, несколько раз обещала ему, что все будет, нужно только «немного подождать». Но ничего так и не произошло: вместо увольнения по состоянию здоровья ему поставили отметку «ограничено годен». Чтобы ускорить процесс увольнения, Витович даже пытался специально заработать пару выговоров за ненадлежащее поведение, например административное правонарушение за невыход в наряд.

«Я просто не выдержал больше, не мог ждать. Думал: вот сегодня опять выйду в наряд и меня там побьют. Я абсолютно перегорел ко всему — не только к военной службе, но и к жизни. Начал пить антидепрессанты. Мне необходима консультация психолога, ведь мое эмоциональное состояние очень подавленное», — делится с НВ Богдан Витович.

Он добавляет: после того, как узнал свой ВИЧ-статус, начал пить антиретровирусную терапию. Сейчас почти нулевая вирусная нагрузка — то есть не представляет никакой опасности для окружения. И даже эта информация не заставила руководство медицинской части изменить свое мнение о пригодности солдата к полноценному несению срочной службы.

«Когда я последний раз был в части, общался с одним парнем, приближенным к ротному. Он сказал, что меня хотят уволить не по служебному несоответствию, а за невыполнение контракта, то есть сделать виновным во всем. Так, чтобы я еще заплатил 500 тыс. грн компенсации за то, что государство в меня вложило — якобы я это должен вернуть, потому что не выполнил условия контракта», — поделился с НВ пострадавший солдат.

Богдан Витович боится, что его заставят заплатить компенсацию в 500 тыс. грн из-за того, что он хочет уволиться с контактной службы / Фото: Женя Педин

О случае с Богданом Витовичем знает и Виктория Арнаутова — она общалась с пострадавшим солдатом по телефону. В разговоре с НВ советница Главнокомандующего ВСУ по гендерным вопросам подтвердила: ей известно, что Витович планирует увольняться из рядов вооруженных сил. Она также отметила, что, по ее информации, командир части предоставил солдату отпуск для облегчения процесса увольнения.

«К сожалению, он получил свою дозу негатива от коллег по службе. Я ведь узнала это слишком поздно», — говорит Виктория Арнаутова.

Эксперт также объясняет, имеют ли право взимать с Богдана Витовича компенсацию как с контрактника: компенсация может касаться только утраченного военного оборудования и снаряжения, например бронежилета или каски. Военная форма считается индивидуальной вещью, поэтому компенсация за нее не предусмотрена, как не предусмотрено и ее многократное использование другими военными.

«Если от Богдана Витовича потребуют компенсации там, где он не должен ее платить, он может обратиться за консультацией ко мне», — добавляет Виктория Арнаутова.

Борьба за права

С травлей и проявлениями насилия сталкиваются не только военные, которые пытаются скрыть информацию о своей сексуальной ориентации. Виктор Пилипенко, гранатометчик, доброволец батальона Донбасс сделал каминг-аут через два года после демобилизации, в 2018 году. Тогда в Украине можно было часто услышать упреки о том, будто геев, да и вообще ЛГБТИ на фронте нет. Именно такими аргументами часто прикрывались те, кто совершал нападения на Марш равенства, а также участников правозащитных мероприятий и мирных акций, связанных с темой ЛГБТИ.

Чтобы показать обратную сторону и побороть этот миф, украинский фотограф Антон Шебетко в августе 2018 года открыл собственную фотовыставку Ми були тут, героями которой стали военные и добровольцы ЛГБТИ, которые воевали на Донбассе. Одним из них стал и Виктор Пилипенко — говорит, о выставке узнал через друзей, связался с фотографом и решил сделать каминг-аут во время этого мероприятия.

Виктор Пилипенко одним из первых украинских военных сделал публичный каминг-аут, впоследствии с него взяли пример и другие ЛГБТ-военные в Украине. / Фото: Женя Педин

«Тогда же выяснилось, что я не первый украинский военный, который сделал каминг-аут. Передо мной на такой шаг решился другой ветеран, который прошел Иловайск, Олег Копко — он дал интервью, но после этого очень затравили. После этого он перестал появляться на публике», — рассказывает Виктор Пилипенко в интервью НВ.

В то время, вспоминает он, тема ЛГБТИ была очень табуированной — даже в самом ЛГБТИ-сообществе каминг-ауты воспринимались «как шаг по направлению к самоубийству».

«Были прецеденты, когда несколько публичных лиц после этого лишились карьеры, репутации, оказались в определенной изоляции. Я очень боялся, что такое может случиться со мной. Поэтому я делал шаг в безвестность», — вспоминает Виктор Пилипенко.

После этого военный неоднократно сталкивался с неприятием, непониманием, агрессией со стороны окружающих. А также с физическими нападениями. В августе 2019 года во время акции в честь памяти погибших защитников Украины, которая проходила в центре Киева, на Пилипенко напал с кулаками его бывший коллега по службе — православный священник. Этот инцидент, говорит пострадавший, осудило подавляющее большинство военнослужащих из его батальона.

«Дело передали в прокуратуру. Оно дошло до суда, где попало на рассмотрение судьи, ранее судившей участников Революции Достоинства на Майдане. На рассмотрении в суде пробыло два года, однако судья игнорировала его, пока не истек его срок давности», — рассказывает Виктор Пилипенко. Сейчас он с помощью адвоката планирует передать дело о нападении в Европейский суд по правам человека. И хочет, чтобы оно стало прецедентом и помогло привлечь обидчиков к ответственности.

Мы сделали это, чтобы окончательно похоронить миф о том, что ЛГБТИ людей нет на фронте.

Еще один ветеран, публично сделавший каминг-аут уже после Виктора Пилипенко — Василий Давыденко. В 2014—2015 годах он служил добровольцем в одном из добробатов, вошедшем в состав Национальной гвардии. В интервью журналистам тогда рассказывал, что на фронт пошел ради возлюбленного, который тоже воевал. Однако тот погиб под Луганском в 2015 году. Василий Давыденко уволился со службы из-за состояния здоровья — во время боевых действий он получил контузию. 30 сентября 2019 года на Василия Давиденко ночью напали пять человек — подстерегли ветерана под домом.

«Василий повредил позвоночник, когда воевал, поэтому носит специальный корсет для поддержки спины. И нападавшие порвали ему этот корсет. Тогда общество восприняло это в первую очередь как нападение на ветерана. Потому что люди ценят боевой опыт каждого бойца, — комментирует историю побратима Виктор Пилипенко.

После нападения Василий Давыденко обратился в полицию и сообщил о факте нападения. Однако из-за того, что инцидент произошел поздно ночью, а нападавшие быстро скрылись, он не смог их распознать и идентифицировать. Так что дело быстро «заглохло».

«Да, мне было страшно, как воспримут все это мои побратимы. Но большинство тех, кто воевал со мной в моем взводе, в моей роте, меня поддержали. Более того, когда меня оскорбляли, травили, они всегда заступались в мою защиту, — продолжает рассказывать о своем опыте Виктор Пилипенко. — Однако в нашем батальоне все же образовалась небольшая группа гомофобов. Они категорически не приняли мой каминг-аут. И среди них — люди, с которыми у меня были личные конфликты еще до каминг-аута. То есть, здесь они просто воспользовались моим шагом открытости».

Пилипенко говорит: несмотря на это, каждый такой шаг был сделан не зря. Ведь именно после его камингаута о себе начали открыто заявлять и другие украинские военные. Сейчас уровень агрессии по отношению к ЛГБТИ несколько снизился, такие люди теперь имеют все больше союзников. В 2018 году Виктор Пилипенко объединился с другими побратимами и посестрами в волонтерскую инициативу. Впоследствии появилась фейсбук-группа Военные ЛГБТИ и их союзники, куда начали вступать ЛГБТИ-военные, а также люди, дружественные к ЛГБТ. Следующим шагом стало учреждение общественной организации Украинские ЛГБТИ-военные за равные права, которую возглавляет Пилипенко. Вместе они провели немало публичных и информационных мероприятий: давали интервью, рассказывали о себе.

Виктор Пилипенко, основатель сообщества Военные ЛГБТИ и их союзники, ветеран ОСС / Фото: Женя Педин

«В 2019 году мы вывели на Марш равенства в Киеве целую колонну ЛГБТИ военных и союзников. Конечно, не все могли показать себя открыто. Но в этой колонне было около тридцати участников и участниц. Мы сделали это, чтобы окончательно похоронить миф о том, что ЛГБТИ людей нет на фронте. И показать, что мы не являемся ни „неомарксистской пророссийской вражеской партией“, как нас часто называют, ни „пятой колонной внутри страны“. Это заинтересовало не только украинскую, но и иностранную аудиторию, что для нас было очень важно», — вспоминает Виктор Пилипенко.

«Когда украинские военные начали делать каминг-ауты, ломать мифы внутри Украины, а также изменять ложное восприятие нашей страны на Западе, западные журналисты стали обращать на нас внимание, интересоваться равенством прав в ВСУ, — делится с НВ опытом Виктор Пилипенко. — И гомофобия в военных коллективах все еще существует — где-то больше, где-то меньше, но то, что ЛГБТИ военные и ветераны открываются, изменяют отношение к равенству прав человека среди гражданского населения, разрушает негативные шаблоны для западных СМИ. Ибо для них это несколько по-настоящему поразительно. Украина — воюющая страна, поэтому открытость военных ЛГБТИ, да и вообще сам факт существования такого объединения является маркером прогрессивных шагов. Все это приближает наше общество к цивилизованным социальным отношениям».

Преобразовать дискриминацию, в том числе и по признакам сексуальной ориентации и гендерной идентичности, а также снизить уровень напряжения в обществе должно помочь урегулирование на государственном уровне — усиление ответственности за преступления на почве ненависти. Теперь ответственность за такие правонарушения устанавливает, например, ст. 161 Уголовного кодекса. Она описывает преступления на почве ненависти как совершаемые из-за нетерпимости к определенным группам населения, и приводит ряд признаков. Среди них раса, национальность, религиозные убеждения, языковой признак «и другое». Но сексуальная ориентация и гендерная самоидентификация в этом списке не прописаны отдельно. Однако прописаны в другом документе — законопроекте № 5488, который сейчас находится на рассмотрении в профильном комитете Верховной Рады. Но рассмотрит ли его парламент, а главное — когда, пока неизвестно.

Дискриминация по языковому признаку

От дискриминации по языковому признаку пострадала фотографка, волонтерка и разведчица Настя Конфедерат. В конце января 2020 она вместе с другой волонтеркой, участницей медбатальона Госпитальеры Яриной Черногуз возвращалась с похорон бойца Николая Сорочука рейсовым автобусом Луцк — Киев. Водитель включил на экране в салоне российский сериал. Несмотря на просьбу выключить сериал, водитель отказался это сделать. Из-за этого конфликта волонтеры были вынуждены выйти из автобуса посреди ночной трассы.

«После этого нас даже упрекали чем-то вроде „дискриминации русскоязычного населения“, хотя о русскоязычном населении там и речи не было. Проблемой была трансляция продукта страны-захватчика, с которой у нас война на Востоке», — вспоминает об инциденте в интервью НВ Настя Конфедерат.

Настя Конфедерат вместе с сестрой Яриной Черногуз попала в языковой скандал в автобусе Луцк – Киев: водитель отказался выключить российский сериал в салоне / Фото: Женя Педин

Она говорит: законопроект № 5488 поможет защитить, в том числе, и права украиноязычного населения в Украине — в частности, права на потребление украиноязычного контента на территории собственного государства.

Настя Конфедерат — открытая лесбиянка, поэтому она заинтересована в принятии этого законопроекта также и потому, что он поможет усилить ответственность за преступления на почве ненависти по отношению к ЛГБТ.

«Себя я осознала в три года. Уже тогда вела себя, как мальчик, не скрывала, что мне нравятся сериалы, в которых я ассоциирую себя с мужчинами, заигрывала с девочками. Конечно, это воспринималось как что-то „детское“, что я должна „перерасти“. Однако я всегда знала, кто я, и от этого мне было легче», — делится воспоминаниями Настя Конфедерат.

В подростковом возрасте, добавляет она, столкнулась с определенным периодом отрицания своей сексуальной ориентации. Объясняет: в обществе, где часто «демонизируются» однополые отношения, рано или поздно ЛГБТ-люди также могут начать демонизировать самих себя. И чтобы не быть «плохим человеком», пытаешься быть просто «нормальной», говорит собеседница НВ: «Надеваешь маску, высмеиваешь тех, „плохих“. И это — квинтэссенция гомофобии».

Сама мысль о том, что я не одна такая, и что есть целое сообщество, меня в свое время успокоила

Настя Конфедерат — одна из тех военных, кто открыто заявил о своей сексуальной ориентации уже после каминг-аута Виктора Пилипенко.

«Сама мысль о том, что я не одна такая, и что есть целое сообщество, меня в свое время успокоило. Мы с Виктором встретились на выставке Антона Шебетко, — рассказывает собеседница НВ. — Мне не безразлично, когда ребята, которые являются геями, подвергаются буллингу. Девушки тоже, но ребята гораздо больше, потому что они будто „демонизируются“ обществом. Именно поэтому я и почувствовала необходимость сделать каминг-аут и поддержать их».

В общем, окружение девушки восприняло ее каминг-аут позитивно. Многие догадывались об этом и до каминг-аута, говорит она, кое-кто знал наверняка. После каминг-аута люди из ее окружения начали писать Насте Конфедерат, рассказывать о своем опыте и о себе, спрашивали советы по поводу того, где найти дружественных психологов, работающих с гендерной тематикой.

«На самом деле, об этом хотят поговорить многие. Но они не знают, с кем можно обсуждать такие темы. И это тоже о сексуальном просвещении. Или скорее о его отсутствии», — объясняет Настя Конфедерат.

В зоне конфликта, говорит она, о своей ориентации до этого ни с кем не говорила, потому что на это не было времени — первоочередной задачей было выполнение боевых задач. Впоследствии, уже после каминг-аута, почти все ее побратимы и посестры отреагировали на весть о сексуальной ориентации нормально. Лишь два человека отвернулись от Насти, а один из них через некоторое время написал, что все же принимает ее.

«Принятие своей гомосексуальности — это долгий путь. Сначала примеряешь на себя бисексуальность, а потом понимаешь, что зачем дальше лгать. Ибо ты лжешь себе о себе. Это довольно распространенная история, — делится с НВ Настя Конфедерат. — В нашем сообществе есть несколько человек, которые сначала выступали сильно против ЛГБТИ, а затем наоборот писали в личку, что жмут руку. Я считаю, что защита страны, общие ценности, честность и справедливость — это ценности, которые важнее ориентации. И, кстати, многие гетеросексуальные люди являются нашими союзниками».

Настя Конфедерат говорит: обновление законодательной базы могло бы усилить ответственность за преступления на почве нетерпимости в Украине. В частности, законопроект №5488, который сейчас находится на рассмотрении комитетов ВР / Фото: Женя Педин

Настя Конфедерат называет лучший, по ее мнению, способ побороть гомофобию — собственный пример. Себя настоящего не стоит скрывать — нужно говорить обо всем публично. Ведь представители ЛГБТИ в Украине, как и в мире, есть во всех сферах жизни. Однако в украинских реалиях эти люди нередко боятся проявлять себя открыто, рассказывать о своем опыте с открытым лицом, ведь опасаются, что в Украине это слишком опасно. Это касается и чиновников, и депутатов, и спортсменов, и деятелей культуры. Гомофобия в Украине везде, напоминает Настя Конфедерат. Но дает несколько советов тем, кто столкнулся с языком вражды, травлей или проявлениями насилия из-за своей сексуальной ориентации:

«Помните, что вы всегда сможете найти помощь: в сообществах вроде нашего, у дружественных психологов, со стороны близких вам людей. Чем больше ты общаешься с подобными себе или с людьми, которые тебя понимают, тем увереннее будешь».

Сексизм и гендерная дискриминация

С тем, что о дискриминации и буллинге, в том числе и в военной среде, нужно говорить вслух, соглашается и Вероника Лимина, позывной Тесла. Она ушла на фронт в 2020-м добровольцем как парамедик. До этого была волонтером. Вероника Лимина также принадлежит ЛГБТИ — она лесбиянка. Официального каминг-аута как такового, говорит, она не делала. О ее сексуальной ориентации по-прежнему знали некоторые ее друзья и близкие знакомые. И они в большинстве своем отреагировали на это положительно. Но самое важное для Вероники было то, как на эту новость отреагирует ее мама.

«Она получила сразу два известия: что я лесбиянка, и что я иду на войну. Мама была в шоке, плакала, но через три дня перезвонила по телефону и сказала, что я уже взрослая и могу сама решать, что мне делать», — вспоминает тот момент в разговоре с НВ Вероника Лимина.

После того, как Вероника Лимина выложила в своем Инстаграме снимок с флагом ЛГБТ, пережила волну кибербуллинга / Фото: Женя Педин

Несмотря на адекватную реакцию со стороны близкого окружения, она все же сталкивалась с буллингом и угрозами в свой адрес из-за принадлежности к ЛГБТИ. Это произошло после того, как Вероника выложила в свой инстаграмм снимок, на котором рядом были изображены украинский и радужный флаги. Неизвестные «слили» ее личные данные в интернет, начали распространять их через каналы пропагандирующих насилие групп. В адрес Вероники поступали угрозы: ей обещали, что «найдут» ее, встретят на улице. Девушка обратилась в киберполицию, но должной реакции на свое обращение так и не получила:

«Из полиции ко мне позвонили на 29-й день после написания заявления и сказали: „Должны приехать и поставить свою подпись от руки на бумажке“. Такая у нас киберполиция. То есть у меня был выбор, либо срочно выезжать и подписывать заявление от руки, либо его не будут рассматривать. Решила этим вообще не заниматься».

Вероника вспоминает: слышала в свой адрес фразы вроде того, что «такие, как она» не имеют права защищать свою страну. У нее спрашивали, зачем все это разносить, и просили «не делать наших детей геями». Однако девушка решила не скрываться. В 2021 году впервые вышла на Марш равенства в Киеве в колонне военных ЛГБТИ. Признается: до этого немного опасалась. Почти решилась выйти на Марш за год до того, в 2020-м, но тогда шествие отменили из-за коронавирусных ограничений.

На боевые позиции бывает трудно попасть только потому, что ты женщина

По мнению Вероники, в военной среде в Украине существуют определенные проблемы не только с отношением к ЛГБТ, но и с положением женщин-военных, а именно дискриминация по гендерному признаку. И это еще одна гендерная проблема, которую не надо замалчивать.

«В военной среде с этим определенные проблемы. На боевые позиции бывает трудно попасть только потому, что ты женщина. Командиры-мужчины часто не верят в то, что женщина, в принципе, может быть профессионалом, что женщина приезжает на войну не искать мужа, а воевать. Хотя некоторые так действительно делают [приезжают искать мужа]. Но этот стереотип все же мешает», — объясняет ситуацию Вероника Лимина.

За то время, что она находится в военной среде, девушка и сама несколько раз сталкивалась с дискриминационными и сексистскими проявлениями со стороны сослуживцев-мужчин. Так, например, вспоминает о случае, когда на одной из позиций один из военных сказал, что теперь Вероника будет «варить для них борщи». Такое пожелание выразил, потому что она оказалась единственной женщиной в их среде. Это привело к ссоре.

Раньше девушке также говорили, что она не должна ехать в зону конфликта, потому что «еще молодая, еще рожать детей». А в 19 лет Вероника слышала от других, что положит во время боевых действий свое здоровье. Она с этим согласна. Говорит: там, на фронте почти все оставляют здоровье — либо ментальное, либо физическое, либо и то, и другое. После возвращения с фронта девушка обратилась в медучреждение за консультацией. Рассказала врачу, что три месяца назад вернулась из зоны конфликта.

Вероника Лимина рассказывает, что сталкивалась с гендерной дискриминацией и сексизмом, в том числе во время службы / Фото: Женя Педин

«Дальше началось: спрашивали, зачем я туда поехала, говорили, что это — „война олигархов“, а я „еще такая молодая“. Были вопросы по поводу моего облика, стрижки. Говорили, что у меня из-за этого должны быть проблемы с мужчинами. Я сидела там, и мне было страшно. Сказать что-нибудь в ответ я боялась», — рассказывает о своем опыте Вероника Лимина.

И добавляет: сегодня советует всем, кто боится столкнуться с некомпетентностью и неэтичностью врачей, пользоваться сервисом Дружний лікар. Через него можно найти дружественных ЛГБТ специалистов из разных сфер — в том числе, психологов. Еще одна полезная ссылка — чат-бот от Невидимого батальона, через который можно сообщить о сексуальных домогательствах или дискриминации в армии.

Планы на будущее

Кроме усовершенствования законодательной базы, помочь в борьбе с гендерной дискриминацией, сексизмом и гомофобией в военной среде должно и новое подразделение гендерной интеграции в ВСУ. Об этом в разговоре с НВ рассказывает Виктория Арнаутова. Оно состоит из десяти человек, также предусмотрен запуск горячей линии, операторы которой пройдут специальное обучение для работы с такими запросами. Арнаутова называет этот подход более эффективным, чем если звонок с жалобой такого характера поступил на общую горячую линию с не подготовленными операторами.

«Планируется, что такие жалобы будут прорабатываться на месте. С ними должен работать штат людей с опытом: психологи, юристы и т. д. Задачей этих людей будет предоставление консультаций сразу, чтобы уже сейчас хотя бы как-то улучшить жизнь запрашивающего такую помощь. Если же ситуацию невозможно будет решить сразу, специалисты должны зафиксировать жалобу для дальнейших проверок», — отметила Виктория Арнаутова.

Но пока такого подразделения еще нет, работать с гендерными вопросами в ВСУ полноценно еще не удается, добавляет экспертка. Ведь фактически отсутствуют подготовленные специалисты и институциональные механизмы для адекватного реагирования на жалобы на системной основе и контролирующего органа, который мог бы осуществлять мониторинг соблюдения тех или иных норм. Так что подобные дела пока советница решает «в ручном режиме» — общается с пострадавшими сторонами, командирами, гендерными советниками самостоятельно. И называет этот этап «переходным моментом». В настоящее время уже подписана общая Директива Министра обороны и Главнокомандующего ВСУ по появлению отдела гендерной интеграции, а также осуществляется подбор людей в подразделение.

Если вы пострадали из-за того, кто вы — не оставайтесь наедине с собой. Узнайте, где получить помощь, куда обратиться и как формировать заявление о совершении преступления на почве ненависти на этой странице, подготовленной Мониторинговой миссией ООН по правам человека в Украине вместе с Национальной полицией Украины.

НВ благодарит Центр реабилитации и реадаптации участников АТО и ООС ЯРМИЗ за предоставленное для съемок помещение.

Источник

Сподобалось? Знайди секунду, щоб підтримати нас на Patreon!
Поділись публікацією