Принимают ли гомосексуальность в Украине – рассказывают эксперты

Об уровне принятия гомосексуальности в Украине, сексуальное образование и корреляцию между ЛГБТ и религией в эфире радио Культура разговаривали социальный психолог Виктор Пушкарь, председатель общественной организации “Инсайд” Елена Шевченко и исполнительный директор общественной организации “Точка опоры” Тимур Левчук.

– В опросе, который проводил Pew Research Centre, в разных странах Европы, в том числе и в Украине, спрашивали, что респонденты больше всего ценят. Среди перечня были и правовая система, и гендерное равенство, свобода слова, регулярные честные прозрачные выборы, свободный и неограниченный интернет, свобода прессы, свободная оппозиция в стране и т.д. 14% опрошенных в Украине сказали о своем положительном принятия гомосексуальности.

Елена Шевченко: меня эта цифра не удивила, а скорее огорчила. Мы работаем в Украине с правами ЛГБТ давно и хотелось бы видеть другие результаты. Но с другой стороны в исследовании достаточно репрезентативная выборка и вообще исследования очень хорошее. О гомосексуальности они спрашивают в контексте того, как вы относитесь к демократическим ценностям. Одной из демократических ценностей является свобода и эту свободу они представляют в таких категориях, как гендерное равенство мужчин и женщин и отношение к гомосексуальности.

Тимур Левчук: я не был удивлен процентом, в определенной степени его можно считать достаточно высоким, учитывая, что по некоторым другим исследованиям у нас только 5% украинский знают кого-то из ЛГБТ-сообщества. Это показатель того, что сообщество до сих пор остается закрытым, мы очень медленно движемся в сторону открытости. Если посмотреть на ту же Польшу, где показатель на уровне 47%, там открытый гей-политик, трансгендерная активистка – член парламента. То есть у них есть открытые ЛГБТ в различных средах, а не только как у нас – активисты.

Виктор Пушкарь: большинство страхов, ложных представлений, что такое гомосексуальность и откуда она берется, есть совсем антинаучными. Если люди будут больше интересоваться достоверным источникам, а не пропагандой, у них немного поменяется мнение. Если мы вспомним начало 90-х, тогда, мне кажется, отношение к людям с другой сексуальной ориентацией было более терпимым, потому что люди начали читать научные издания, освещавшие сексологию, и было меньше вбросов, где гомосексуальность связывали с тюремной субкультурой. Я когда-то проводил такое исследование в местах лишения свободы, там даже близко нет 10% представителей гей-сообщества.

– Также изменение отношения может быть связано с тем, что когда люди становятся видимыми, реакция на них становится сильнее. Давайте поговорим о том, как идеология гомосексуальности соотносится с “традиционными религиозными ценностями”, в частности, христианством? Слушателей интересует, чем отличается обычное сексуальное развращение и гомосексуальность?

Елена Шевченко: нет никакой идеологии ЛГБТ. Гомосексуальность – это свойственная людям сексуальная ориентация, один из ее видов. И разница между ними заключается лишь в объекте, с которым ты создаешь отношения.

Что касается развращения и других вопросов, это не вопрос о гомосексуальности, ведь, если вы пытаетесь в чем-то разобраться, то надо об этом почитать. И в исследовании, о котором мы говорили ранее, интересным было то, что люди видят проблему в том, что у нас падает уровень культуры. А он основан именно на обучении и вопросе, что у нас сейчас происходит с образованием. То же касается и сексуального образования, когда мы не знаем, к каким категориям мы апеллируем, что такое сексуальная ориентация и т.д. Когда распался Советский Союз, люди не знали, что такое безопасный секс, как им надо заниматься, как можно предотвратить нежелательную беременность. И сейчас ультраконсервативные организации борются за то, чтобы ограничить доступ к сексуальному просвещению.

– А может религиозность полемизировать с правами человека?

Виктор Пушкарь: я христианин и не вижу здесь противоречия. Есть конфессии, которые придерживаются более умеренных взглядов на этот вопрос, конфессии, которые стоят на очень консервативных позициях. Например, харизматичные направления наоборот занимаются секс-образованием. Здесь нет противоречий, нет ничего такого, что было бы прямо запрещено Библией. Но есть нюансы: если ЛГБТ такие же, как все остальные, то человек с нетрадиционной ориентацией может быть даже церковным иерархом, но при этом другим запрещать аналогичные проявления.

Тимур Левчук: Украина является светским государством, где есть не только христиане, но и другие конфессии и вообще нерелигиозные люди. Но все же закон должен быть таким, который гарантирует равенство всем, а не только христианам.

– Многие спрашивают также зачем выходить на ЛГБТ-парады?

Елена Шевченко: в нашем обществе существует так называемое “пренебрежение”, когда есть норма, условно, это белый гетеросексуальный дееспособный человек, а есть другие. Я очень часто говорю, что если разбираться очень обстоятельно, то все общество – это частицы других. Нет нормы, к которой надо стремиться. Поэтому здесь вопрос об образовании, о том, что церковь должна быть отделена от государства, о том, что когда верующие люди начинают писать проклятия, то для меня, например, это не о вере и не о Боге. Всем тем, кто говорит, что не принимает ЛГБТ, людей с инвалидностью, людей с ВИЧ и т.д., надо понимать, что они могут быть следующими. Когда они говорят, что делайте, что хотите за закрытыми дверями, но не выходите на улицу, речь идет уже о свободе мирных собраний, слова, самовыражения. И эта свобода – это то, за что мы боролись на евромайдане и продолжаем бороться сейчас.

Источник

Сподобалось? Знайди секунду, щоб підтримати нас на Patreon!
Поділись публікацією