“Приезжаю к родителям со своим парнем, и это нормально”: тернопольчанин не стесняется, что он – гей.

Тема ЛГБТ не слишком популярна в Тернополе. Ее обходят в разговорах детьми, а гомосексуальные люди до сих пор вынуждены скрывать ориентацию, чтобы не столкнуться с агрессией и дискриминацией.

Юрий Движон, который родился в Тернополе, стал известным во всей Украине благодаря своему режиссерскому творчеству. Работал с Кристиной Соловей, PIANOBOY, KHAYAT, Олегом Скрипкой, TARABAROVA, JERRY HAIL, Анастасией Приходько и другими известными артистами.

Он не побоялся публично заявить об ориентации и рассказал свою историю эксклюзивно для издания “20 минут”.

Публичный каминг-аут (процесс добровольного и осознанного признания человеком своей сексуальной ориентации или гендерной принадлежности) Юрий Движон сделал почти три года назад из-за съемок в клипе певицы Ирины Билык, который был посвящен теме ЛГБТ-сообщества.

В интервью в 2018-м году Юрий рассказывал, что после премьеры клипа, он получил очень много сообщений с благодарностью от людей, для которых важна была поддержка такой легендарной певицы, как Ирина Билык в борьбе за равные права. В клипе снялись десять героев, которые открыто говорят о своей сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Также Юрий – автор и режиссер фильма “НЕ ХОВАЙ ОЧЕЙ-2. Наші в США: фільм про українських ЛГБТ-емігрантів”.

Недавно DVIZHON в качестве эксперта принял участие в телешоу “О чем говорят женщины” с Оксаной Байрак на телеканале “СТБ” и рассказал о том, как решился открыто говорить о том, что он – гей.

– Мои предыдущие отношения были с человеком, который живет в Соединенных Штатах. И я последние четыре года был в семье, открыто принимала своего сына. У меня появился такое внутреннее сопротивление: “Почему я в своей истории должен скрывать свою ориентацию?” И тогда я сделал этот “каминг-аут”. Он был на всю страну, и об этом узнали мамины друзья, родственники. Скажу, что сейчас прошло уже более двух лет, и моя мама чувствует себя абсолютно счастливой, имея сына, может с ним поделиться чем-то личным. А я чувствую себя абсолютно нормальным человеком, как и все остальные в нашей стране. Мама принимает меня тоже абсолютно нормально, – сказал Юрий в эфире. – На мою ориентацию не повлияли ни родители, ни повлияло окружение. Ориентация – это не цвет глаз, и ее невозможно изменить.

Впоследствии он опубликовал отрывок из эфира в своем Instagram и написал:

– На самом деле если бы зрители моли представить, сколько красивых, умных, талантливых и сексуальных мужчин в нашем шоу-бизнесе являются геями, возможно, они изменили бы свое стереотипное мышление на эту тему.

Рассказ парня подаем от его имени.

«Это не мой выбор»

Кто-то может сказать «Это их выбор», но если логически подумать, то никто никакого выбора не делает. Ибо кто хочет быть в группе людей, права которых ограничивают: могут побить, уволить с работы или кто хочет постоянно быть под прицелом насмешек? Ты не можешь держаться за руки с любимым человеком на улице, не можешь обнять этого человека на прощание. Это просто природа, и с этим ничего нельзя сделать.

Часто гомосексульну ориентацию называют нетрадиционной. Но на самом деле в современном обществе эту ориентацию называют просто гомосексуальной, потому что она есть на самом деле традиционной, как является сейчас и была сто лет назад, и двести-триста лет назад.

Я не скрываю ничего, и в последнее время часто говорю на эту тему, потому что это не выбор, это просто моя жизнь и моя позиция – не стесняться этого. Я не делаю ничего криминального, за что мне может быть стыдно.

Когда понял, что я гей?

Мне было пять или шесть лет. Я был в гостях у бабушки, и в газете увидел фото полуобнаженного мужчины. Я понял только, что мне интересно на это смотреть. Конечно, я не мог в таком возрасте ничего понимать об этом. Тем более в Тернополе такого явления не было. Если говорить о западных странах, где толерантность на высшем уровне, можно думать, что такие вещи можно посмотреть в телевизоре. Или увидеть на улице двух парней или двух девушек и захотеть себе так же. Но у меня этого не было.

У меня есть брат-близнец. У него есть девушка. Мы выросли в одной семье, был одинаковый быт и все остальное. Но природа решила так, и одного из нас сделала с таким отличием. Кроме того, что мы внешне отличаемся, мы отличаемся и внутри.

В детском саду мне интереснее было общаться с девушками, а брату – более с ребятами. С детства я не интересовался машинками, а любил складывать пазлы, рисовать, у меня даже были две куклы.

«В Киеве появились первые люди, которым я открылся»

В подростковом возрасте никто совершенно не догадывался об этом. Еще тогда я бы не решился открыться, хотя еще в школе совершенно сознательно знал. И эта тайна была только со мной. Когда мне было 13-15 лет, не было еще свободного доступа к сайтам знакомств и других ресурсов, к которым есть доступ сейчас. Соответственно, я все свои мысли держал при себе.

Думаю, что открыться обществу, трудно геям или лесбиянкам старшего возраста.

До момента, пока я переехал в Киев, не было никого с кем я бы общался на эту тему, не было никого, кто тоже был бы представителем ЛГБТ-сообщества. В столицу я поехал 10 лет назад сразу после школы. К тому же у меня не было никаких отношений, желание свиданий или еще чего-то такого. Я понимал, что в Тернополе этого нигде нельзя сделать.

В Киеве у меня была первая влюбленность. Я начал тогда только ходить в гей-клубы, которые есть там. Там начал знакомиться с первыми парнями, появилась первая компания людей, которые являются творческими и открытыми. Тогда я с ними просто дружил, мало кто знал, что я тоже гей. Но именно там появились первые люди, которым я открылся. В Киеве молодежь относилась к тому более толерантно. Но еще тогда я не думал, что смогу сам открыто говорить о своей ориентации, не мог подумать, что родители тоже будут знать.

Как отреагировала мама

Так же, как любой приезжает к родителям со своим парнем или девушкой, и их пол противоположный, так же я сейчас приезжаю к родителям со своим парнем. И они абсолютно нормально к этому относятся. Мы идем вместе в театр, в ресторан, и в этих моментах я чувствую себя абсолютно таким же, как все остальные.

Сначала были у родителей мысли о том, что скажут соседи, родственники и так далее. Это первые мысли людей, которые живут в небольших городах. Но я считаю, что есть более важные вещи, чем мнение других. В конце концов, и окружение родителей, и мое восприняло все хорошо. Они уважают меня не из-за моей сексуальной ориентации, а за то, какой я человек и чего я достигаю в своей жизни. Когда я приезжаю на праздники к родственникам – все рады меня видеть, все со мной общаются. Ни разу не слышал: “Иди отсюда, ты позоришь семью” или что-то в этом плане.

Юрий в украинском колонне на 50-м прайде в Нью-Йорке

Конечно, я не могу в Тернополе на улице поцеловать любимого человека, или взять его за руку. Впрочем, и в Киеве я не очень люблю это делать. Ты не знаешь кто рядом идет и какова будет их реакция. Но такие семейные моменты, которых могло бы не быть, сейчас у меня есть только благодаря тому, что я решился сделать этот шаг.

Я объяснил родителям ту информацию, которую они нигде не могли получить, потому что росли в другой информационной среде, тогда была другая политика в стране, которая была в Украине. Они считают, что то, что тогда им рассказывали – это правильно. В девяностых годах только отменили уголовную ответственность за то, что мог иметь гомосексуальные отношения, а к тому времени все считали, что это преступление и уподобляли к извращению. Но сейчас это меняется. Я иногда приезжаю в Тернополь, и мне интересно зайти в программы для знакомств, мне интересно посмотреть кто там есть. И там есть люди, которые уже не боятся показывать свое лицо. Сейчас больше тех, кому по 18 или 20 лет, и они не ждут осуждения, того, что скажут их родители. Они открыты.

Я считаю, если человек делает какую-то полезную социальную миссию, кто-то стрижет, кто-то готовит, кто-то уходит на фронт и защищает Украину – это намного большая причина любить своего ребенка, чем это маленькое различие. Это личная жизнь каждого и влезать туда и диктовать свои правила, как минимум, некорректно.

Многие ли боятся говорить о принадлежности к ЛГБТ?

Думаю большинство людей гомосексуальной ориентации о себе ничего не рассказывают. Там это не принято. Потому что в их коллективах никто не слышал, что в Тернополе есть такие люди. Все же думают, что они где-то в космосе живут или в Киев выехали. На самом деле не все.

И это молодое поколение все чаще открывается. И для них это не проблема. Для старшего поколения это проблема, я уверен, что они живут тихонько, не рассказывают ничего и никому, потому что большинство из них и не имеет постоянных отношений.

Я встречал в Тернополе несколько пар парней, которые не афишируют громко о своих отношениях, но рассказывали, что ближайшее окружение их знает. В целом, очень много осталось комплексов и стереотипов. Есть случаи, когда людей за их ориентацию увольняли с работы. И это одна из причин, почему ЛГБТ-люди оставляют малые города и переезжают в большие, потому что там могут найти какую-то поддержку. Хотя даже Киев нельзя сравнить с Сан-Франциско в плане толерантности.

В конце концов, последние новости и в Киеве не очень радуют. Когда человека могут побить за длинные цветные волосы или серьгу в ухе – это ненормально.

Что сказал бы людям, которые боятся открыться?

У меня есть любимый человек. Мы вместе уже долгое время, почти два года. Я знаком с его родителями, он с моими. Но пока мы не афишируем эти отношения, возможно, несколько позже. И если это произойдет – это будет громко.

Если вы не можете решиться открыто всем говорить о себе, начните с самого близкого человека друга / подруги. Я уверен, что вы обязательно получите от них эту поддержку.

Источник

Поделись публикацией
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

5 × 3 =