Представитель ЛГБТ-сообщества из Кривого Рога снялся в фильме “Пригоди Юри й Борі в Содомському Гоморі”

Представитель криворожского ЛГБТ-сообщества Борис Золотченко, он же Брунгильда Голден вместе с начальником Киевского управления патрульной полиции Юрием Зозулей стали главными героями нового фильма Николая Пастыко и Александра Кохана от Hromadske.doc – “Пригоди Юри й Борі в Содомському Гоморі “.

Фильм вышел на сайте “Громадське Телебачення” 6 июля 2019 года. В фильме показаны сцены из одного дня жизни главных действующих лиц – Бориса Золотченко и Юрия Зозули. Этот день, когда проходил “Марш равенства”, который организовывал “КиевПрайд”.

Утром Юрий Зозуля с коллегами обсуждал маршрут “Марша равенства” и маршрут второго мероприятия, на котором люди выступали против проведения “КиевПрайд-2019”.

– Їх треба тримати на території парка, возлє червоного корпусу. Вони там поставили сцену, стульчики… Там везуть нас трохи пообливати говном, при чому, в прямому сенсі цього слова… Ви собі спокійненько стоїте біля червоного корпусу.

В них же минулого року тєма була яка? Щоб Шевченко не бачив гєєв, які йдуть. Шоб Кобзаря не спокушати…

В это время, участники мероприятия под “красным корпусом” обсуждали свои действия. Они решили держаться все вместе и не расходиться.

– Можем молиться, можем не молиться.

А представители ЛГБТ-сообщества в это время проходили рамки и собирались на “Марш равенства”.

– Я с 2013 года принимаю участие в этих мероприятиях, – отметил криворожанин Борис Золотченко (сценическое имя – Брунгильда Голден). – Все Прайды чем-то знаменательны. Первый Прайда запомнился тем, что я тогда был волонтером безопасности и обеспечивал безопасность иностранных граждан. В 2015 был Прайд, который я помню и иногда просыпаюсь в страхе. когда он мне снится. Это когда мы шли по набережной и нас практически не охраняли, когда многие пострадали. Это было очень страшно, когда ты идешь, сзади стучат барабаны, а спереди прорываются через кордон противники, которые бросают начиненные осколками гранаты, когда перед тобой падает полицейский весь в крови.

– Мне пришлось вспомнить, как в 90-е мы занимались бегом, как мы прятались в высотках, – отметил Борис.

– Это в Кривом было? – спросил журналист.

– Да, это в Кривом было, помните, когда в начале 90-х я тоже участвовал в этом движении странном.

– То есть, ты был бегуном?

– Да.

– Серьезно?

– Да. Не знаю, стоит ли это вообще говорить на камеру, но да. Поэтому это было для меня хорошим подспорьем, я знал, что делать, куда бежать и как спасать людей.

Участники “Марша равенства” выстроились в колонну и начали скандировать: “Права людини – понад усе!”

Брунгильда Голден рассказала, что она общалась с людьми из разных стран и ей рассказали, что все то, что делалось в их странах в течение 30-40 лет, в Украине проходит намного быстрее.

– Я очень надеюсь, что лет через 5 я смогу вместе со своим партнером спокойно сидеть на лавочке и держать его за руку. И я не буду в образе, я буду просто как мужчина, который держит за руку другого мужчину.

И я очень хочу, чтобы всем проходящим было на это просто наплевать.

Несколько десятков человек стояли неподалеку и молились за то, чтобы “избавить наш народ и молодежь от содомского гомора дьявольского, разврата, которые получились и сифилисами позаражали”. А потом эти молящиеся начали бросаться на журналиста со словами “изыди, нечесть, ты проклятый”.

Юрий Зозуля, походя к месту проведения Прайда, отметил:

– У кожного з нас може бути своя точка зору, але він залишає її спокійненько собі вдома, в голові, десь глибоко і він ен має права цього демонструвати. Ми захищаємо громадян!

Полиция тщательно готовилась к этому дню чтобы обеспечить безопасность участников обоих мероприятий. Утром для всех правоохранителей провели еще один инструктаж:

– Догляд всіх речей, шо учасників однієї акції, шо іншої. Шоб, не дай Боже, не занесли туди вибухові речовини, петарди. І є така інформація, шо хочуть пронести наповнені презервативи, шарики… фекаліями. Ви зрозуміли для чого, щоб використати під час того, як буде проходити хода.

– Слідуюче: щоб не получилось так, як в минулий раз. Зараз спецпідрозділи підійдете до мене окремо. Обсудимо, як ми все це будемо робити, щоб не получилось, як в минулий раз. У нас там трошки було чуть-чуть не правильно. В принципі, все.

Не треба нікого гамселити, як це було в минулому році. Якщо треба когось відтіснити і затримати – затримуйте. Не бийте взагалі нікого. Тому що тут, на сьогоднішній день, в нас місто Київ все в відеокамерах. Повністю. Нікого абсолютно не бити. Я думаю. що до цього діло не дойде, але… Це саме головне. Михалич, що я тільки шо сказав?

– Шо никого не бить, – ответил полицейский.

Участники акции, выступавшие против Марша равенства, говорили в рупор, что полиция не с народом, что она идет против совести, против Конституции, против своей семьи, против Украины.

– Потому что гомосексуалізм – це занепад. Жодна сьогоднішня передова країна не дозволяє гомопаради.

– Те, кто религиозные, они просто говорят. И это хорошо, потому что я всегда за диалог, я всегда за общение. А вот те люди, которые, скажем так, “спортсмены”, как у нас их в городе называют, они почему-то очень не ровно дышат к тому, как  кому навалять.

Брунгильда Голден подчеркнула, что все нападения никогда не проходили “один на один”.

– Я занимался дзюдо, я могу и завалить, – подчеркнул Борис Золотченко.

Прохожие отмечали, что участники Прайда будут гореть в аду. А на “Марше равенства” в это время скандировали: “Бунтуй! Кохай! Права не віддавай!”

Люди, которые следили за тем, как проходит Прайд, отмечали, что участников мероприятия “развели, как л**ов”. Они отмечали, что участники Прайда одержимы этими грехами и сравнили ЛГБТ-сообщество с теми, кто пьет алкоголь, курит, занимается блудом и изменяет своим женам.

Брунгильда Голден рассказала, что у нее есть постоянный партнер, с которым они живут вместе уже 15 лет.

– Когда он попал в больницу, меня не пускали к нему в реанимацию. Мне пришлось заплатить взятку врачу, чтобы меня пропустили, потому что говорили, что я ему никто. У нас тогда стал вопрос, что не дай Бог с кем-то из нас что-то случится, кому отойдет квартира, в которой мы живем вместе. Много простых базовых имущественных прав, которые нам недоступны.

– Еті четрі раскурочілі 4 біо-туалета, звезли говно на жуков остров, напаковали 2 000 пакетов, ган*онов с гамном чтоб в нас кидати. Міг бути такий дерьмо-дощ, но Грищенко нормально сработал. “Припинили дерьмотрафік в Києві і дерьмолабораторію”,- Юрий Зозуля обсуждал с коллегами, как противники Марша равенства готовились к этому мероприятию.

– Суспільство гомофобне і мені незрозуміла ця тема. Чого всіх хвилює, хто з ким спить, хто кого любить? Тут же питання в іншому. Якщо є пропаганда, то це пропаганда прав людей. То не пропаганда гєєв. Ніхто не закликає вас ставати гєями. Єдине, до чого закликають, то це до дотримання Конституції, – отметил Юрий Зозуля.

Он подчеркнул, что и контр-акция имеет право на проведение.

– Ви ходите, протистуєте проти цього.

– Минулого року було жорстко, – отметил журналист.

– Ну… як жорстко… було по Закону, – ответил начальник Киевской патрульной полиции.

В это время противники проведения Марша равенства скандировали “Разом і до кінця”, а также трубили в рог, который год назад был на подобной акции в Кривом Роге.

Одна женщина стояла и молила Бога победить этот грех, простить наш народ и нынешнее поколение.

– Двіж проти геїв, проти всього. Зробили все для того, щоб люди почули. Розвернули сцену. В них немає сцени. Ми їх паралізували. Дві сцени!- сообщил один из участников акции против Марша равенства.

В определенный момент, кому-то показалось, что происходит конфликт с полицией с возгласам: “мусора наших пакуют”, ребята бросились на помощь товарищам. При этом, они жаловались на командира, который за два года передал им 3 пачки “Мивины”.

Борис рассказал журналистам, когда и как прошел его “каминг-аут”.

– Это было очень сложно. Я не решался этого делать, боялся, как отреагирует моя мама. Но, моя мама умная женщина, она догадалась сама и первая завела этот разговор. Она сказала, что “все хорошо, не бойся, я все равно твоя мать и всегда тебя пойму”.

– Люди, с которыми я сейчас общаюсь, очень нормально к этому относятся. Я занимаюсь ремонтом компьютеров, делаю сайты, ко мне обращаются люди и я уверен, что они почти все знают, кто я. Они ценят меня как специалиста, им не важна моя ориентация.

На акции Юрию Зозуле один мужчина стал показывать в своем телефоне фотографии с европейских мероприятий.

– Вот это они хотят делать эти Гей-парады тут, если мы им дадим добро.

– Так у нас же не Гей-парад проходит, а Марш равенства.

– Пока. Вот нормально, что ребенок будет видеть такое, – продолжал мужчина комментировать фотографии на своем телефоне.

– А нормально, когда ребенок видит, как его родители бухают и курят? – задал встречный вопрос Юрий Зозуля.

После этого диалога начальник Киевской патрульной полиции прокомментировал:

– Ти бачив, яка у мужичка галерея в телефоні? От на шо здоровій, гетеросексуальній людині, купа всякого …. так такий жесятк на фотографіях…. та ну його нафіг.

– Патрулька – они молодые, они прошли курс по толерантности. Это не старая полиция, старой закалки, как говорят. Они абсолютно человечны и они понимают все. У меня никогда не было с ними никаких конфликтов. Но вот по поводу расследования дела… Когда я обратился в РОВД, чтобы написать заявление, мне в глаза ничего не говорили, но вот девушке, которая со мной ходила, ей понарассказывали очень много нелицеприятного.

– На лавке гомофобні жарти – це нормально, а в нас такого не приймається, ми – толерантні. Ми пі***асов пі***асами не називаємо. Точніше як, ми пі***асов пі***асами називаємо, а от участників і частину ЛГБТ-спільноти ми не чіпаємо.

– The road to hell – теж з помилкою написано. Тире не можна писати, тире це в нас, от дибіли.

– Б*я, житуха, день просто прекрасний, погодка ох**нная. Славко, дивись, в гавно не вступи!

Во время Марша равенства полицейские думали, что начнется дождь.

– Я вірю в дощ. Треба буде піти і цих обурити, сказати їм, щоб Боженька допоміг їм і пустив дощ, змити весь цей Содом. Тоді буде все окей.

– Я не пацифіст. Я вірю в те, що світ врятує з любов’ю вчасно дана хароша пілюліна.

Особисто я зривав рускіє марши, шавочниє пробєжки, диряві марші ми зривали. Не розчаровуйтесь! Хто захоче сьогодні екшена , у того буде екшн. Київ – це ідеальне місто для партизанщини. І набагато ефективніше покарати мерзоту, ніж робити недоцільне рубилово з мусорами. Гуляти містом Києвом може кожен, невеличкими групами, щоб не привертати увагу. Ми ж законослухняні українські патріоти, – промовив один із участників контр-акції.

Прохожий стал задавать вопросы относительно татуировок Юрия Зозули: это у вас дракон?

– Ні, це симвлічне зображення Велеса. Тому що Велес, як правило, в усіх описах зображався як змій, тому що він символізує мудрість і зв’язок між потойбічним світом і нашим.

Мужчина отметил, что в Библии Змей – это Сатана, потому что искушает. Юрий Зозуля подчеркнул, что считает Змея – символом мудрости. На что мужчина ответил, что в сказках змей всегда был негативным персонажем. Начальник Киевской патрульной полиции спросил, как можно сравнивать Библию и сказки.

– Це і є культура. Казка – це теж певна культура. Є ще змії, які управляють певними процесами. Рептилії.

– Рептилоїди?

– Так, рептилоїди. Рептилии – однополые и они друг друга…

Далее мужчина еще много говорил о татуировках Юрия Зозули. В завершение, коп рассказал, что змей едят ёжики и предложил этому гражданину присоединиться к культу ёжика.

– Знаєте, з ким вам варто поспілкуватись? З конями. У вас і рівеь інтелектуальний десь на одному рівні, – в завершение разговора предложил Юрий Зозуля.

После этого полицейские обсуждали разговор с гражданином:

– Я чекав когось такого, тому що сумно весь день. Тут логічний ланцюжок був дуже потужний. Ето кручє, чем она**зм і душа виходить, ето посерйозней.

Брунгильда Голден рассказала, что самый нелепый миф о гомосексуальности – это то, что ей можно заразиться. 

– Я могу покусать ради эксперимента других людей и пускай они посмотрят, заразятся они или нет. Это самый стрёмный миф.

– Друзі, краще плакат розтягніть, бо погано видно, що на ньому написано. Тримайтесь!

Ви шо, не нападайте на журналістів, а то “рептилоїди напали на журналістів”. Оце заголовок буде в “Марсіанських хроніках”.

– Даже когда говорят: мы понимаем геев, но. Вот после этого “но”, как правило, звучит что-то такое, что полностью меняет отношение к этим людям. К примеру: да, геи это хорошо, но пускай они сидят дома. Это уже не толерантно.

– Это кошмар! Откуда они взялись? Два года назад их еще не было, а сейчас их собралось больше двух тысяч, – отметили мужчины, наблюдавшие в стороне за Прайдом.

– Это наполовину проплаченная акция. Ганьба всему! У нас Украина – это христианскя страна и она должна воспитываться на правильных ценностях семейных. А они навязывают нам страшные вещи: сифилис, болезни, психологические травмы. Ни одного здесь психически здорового человека нету, в априоре.

– У вас тканину рве вітром. Зараз злякається якийсь кінь і вм буде дуже хрєново, я вам серйозно кажу, тому давайте туди в бік. З конями краще не жартувати.

– Красиво, – отметил прохожий, который понял, для чего Юрий Зозуля это говорил участникам контр-акции.

В конце Марша равенства участники благодарили полицию за обеспечение безопасности.

– Для поліції це, взагалі, найпозитивніша акція. Єдина акція, де не кричать, шо ми чєрті і нас треба спалити в пеклі. Люди дякують, все хорошо!

– Когда ты одеваешь костюм, все больше хочется говорить “она”, потому что и ведешь себя соответствующе. Когда снимаешь его, то становишься “он”. Я Борис, иногда меня называли Броня, потом Броник и потом это преобразовалось в Брунгильду. Голден – потому что фамилия у меня от слово золото, поэтому по-английски я стала Голден.

На макияж Борис тратит порядка 2 часов – необходимо создать женские черты лица.

– Я мечтаю жить в цивилизованной, правовой стране, где все конфликты решаются на уровне разговоров, в крайнем случае, через справедливый суд. И мир, в котором люди не чувствуют себя униженными, где люди улыбаются.

– Прайд відбувся без зауважень, без заперечень, без серйозних затримань, правопорушень і так далі. Треба тепер порадити усім друзям заміряти, чи все добре в країні, бо вороги Прайду говорили, що Прайд пройде і це гірше, ніж якийсь апокаліпсис. Як бачимо, апокаліппсис не відбувся. Київ стоїть і все добре.

Колонна людей, которые несли с собой крест, пели песни и кричали:

– Слава нашій міліції! Найкращим захисникам заднього проходу геїв та лесбіянок. Ура!

Эти же люди бросались на журналистов.

– Геть нечиста сила з Києва!

После Прайда Юрий Зозуля поделился впечатлениями с коллегой:

– Під час Прайду завжди грає гарна музика. Завжди є кому дать п**ди… Вообщє красота, позитив суцільний. Поліціі потім дякують. Прикинь, на якій ще акції дякують поліції? Ти йдеш і слухаєш: чмо, пі****си, у**ки, мусора, Зозулю у відставку…

Над фильмом “Прайд, Юрій Зозуля та інші рептилоїди” работали Николай Пастыко, Богдан Кутепов, Александр Кохан.

Источник

Поделись публикацией
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on VK
VK
Share on Tumblr
Tumblr
Pin on Pinterest
Pinterest

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 − 5 =