Почему националисты срывают гендерные мероприятия в Украине

Нападения на различные мероприятия, которые хоть как-то касаются понятия «гендер», в Украине не является новым явлением. Однако в последние годы такие случаи заметно участились.

Так, в ноябре в Киеве представители общественных организаций планировали провести тренинг на тему «Больше равенства! Феминизм в повседневной жизни ». Организаторы ожидали участников и участниц по ул. Словацкого, 3-А на 10:00 утра. Однако мероприятие не состоялось. Собственно, оно даже не началось.

povaha.org.ua задали несколько вопросов одному из организаторов тренинга – Петру Долганову.

Петр Долганов

Вам удалось начать мероприятие или так ничего и не успели?

Мы не успели начать мероприятие. Ожидая участников и участниц мероприятия на улице, я заметил, как стихийно возле здания, где должен проводиться тренинг, организовалась группа молодых людей численностью около 20-ти. Они пришли заблаговременно – за 5 или 10 минут до начала тренинга. Один из самых активных организаторов (кажется, его зовут Роман Степанович, в то время лицо было мне неизвестно) проводил этой подгруппе инструктаж, отмечая, что они должны сорвать мероприятие, поводя себя шумно, постоянно задавая вопросы и не позволяя нам нормально работать.

Сколько было «патриотически настроенных граждан» и как все происходило?

Я вернулся в помещение, чтобы предупредить коллег, но не успел. Группа молодых людей вошла сразу же за мной. Я спросил их, регистрировались ли они на мероприятие и получали ли приглашения. Однако они ничего не знали о процедуре регистрации. Своих имен называть не захотели – представились как граждане Украины. Тогда я и мои коллеги попросили их покинуть помещение, объяснив, что тренинг проходит в закрытом режиме с ограниченным количеством участников и участниц. Они не захотели идти и начали врываться силой в помещение зала, где должен был проходить тренинг. Мои коллеги их не пускали. После этого они начали употреблять нецензурную лексику, обзывая меня и моих коллег, и дальше пытались ворваться в зал.

Мы вызвали полицию. После прибытия полиции было подано два заявления – одно написал представитель незваных гостей, один из лидеров радикальной организации «Наше Ровно» Роман Степанович (заявление-просьбу проверить мероприятие на предмет его соответствия национальным интересам Украины в очень декларативной форме). Вторую – одна из моих коллег, с которой молодчики позволяли себе грубые высказывания, называли ее плохими словами и вели себя агрессивно. Представленное моей коллегой заявление содержало 2 претензии – оскорбление чести и достоинства и срыв мероприятия. Сейчас это заявление рассматривает полиция.

Фото: Гендер в деталях

В чем заключалась суть их претензий? Как они объясняли то, что хотят помешать мероприятию?

Их точка зрения заключалась в том, что идеи феминизма и «гендерной идеологии» (как они выражались) являются человеконенавистническими идеологиями, подлежащих запрету в Украине. Эти идеи якобы развращают украинскую нацию и направлены на «геноцид украинцев» и уничтожение их традиционных ценностей.

Также их очень беспокоило то, как тренерка Надежда Чушак представила себя в анонсе мероприятия – квир-феминистка. Они употребляли по отношению к госпоже Надежде бранные слова, спрашивали – она ​​«мужчина или женщина», утверждали, что ее поведение и ценности являются преступными для украинской нации.

Также они называли «предательством» тот факт, что мероприятие проводится при поддержке иностранного фонда. По их мнению, иностранные фонды – это зло, которое угрожает украинской нации. В нашу сторону звучали обвинения вроде «украинофобы» и «иностранные агенты».

В начале конфликта нежданные гости обвиняли меня в том, что я не гражданин Украины, но не могли объяснить, как я так свободно владею украинским языком (для справки – я родился и вырос в Ровенской области, мои родители и их родители всегда были гражданами Украины) .

Разговор вели максимум 3 человека. Другие незваные гости только наблюдали и выполняли приказы этих лидеров. Было понятно, что большинство «гостей» не очень хорошо ориентировались в том, куда именно они пришли.

В общем риторику незваных гостей можно определить как зеркальное отражение лучших традиций современной российской пропаганды.

Кто вызвал полицию, как быстро она приехала и собственно делала?

Полицию вызвали одновременно несколько человек. Кажется, первой в полицию позвонила представительница организации (InfoHub), в которой мы арендовали конференц-зал для проведения мероприятия. Я также дважды звонил в полицию, когда конфликт находился в «горячей фазе». В конце концов, полицию вызвали и «незваные гости», которые жаловались о том, что «гендерная идеология» и феминизм является национальной изменой и запад нужно запретить.

Gepostet von Гендер в деталях am Mittwoch, 5. Dezember 2018

Полиция выслушала жалобы всех сторон, приняла оба заявления о правонарушениях и находилась в помещении для проведения тренинга, обеспечивая порядок.

Удалить незваных гостей полиция не смогла, потому что они формально не нарушали закон. Хотя после прихода полиции они продолжали находиться на входе в конференц-зал и блокировать вход и выход из него, пропуская только несколько человек из числа организаторов мероприятия и представителей полиции.

Мероприятие так и не состоялось? Чем все закончилось?

Нам пришлось сообщить участницам и участникам тренинга, что мероприятие отменяется из-за сложившихся обстоятельств. Начать мероприятие так и не удалось.

Которые вы планируете дальнейшие шаги? Как реагировать на то, что произошло?

Мы согласовываем свои дальнейшие действия и консультируемся с юристами. Сейчас не могу дать четкого ответа на этот вопрос.

Лариса Денисенко

Лариса Денисенко, юрист, правозащитник, писательница прокомментировала заявление в полицию, которую написали молодые люди:

Для того, чтобы это заявление хоть как-то держалась правовых берегов, я уже не говорю о грамотности, человек, относительно которого заявляют, должен в национальной или региональной прессе призвать к стерилизации именно украинских женщин, требовать установления санкций за рождение детей вообще, а от украинских мужчин тем более, и объявлять при обнаружении таких людей премии от имени западных фондов. Понятно, что я иронизирую. “Заявление” выглядит образцовым невежеством.

 

Повага также поговорила о ситуации, сложившейся с писательницей и феминисткой Оксаной Луцишин.

Оксана Луцишина

Оксана, как ты думаешь, здесь речь идет о глубинном противостояние между национализмом и феминизмом?

Отношения между национализмом и феминизмом всегда были непростыми, как показывает мировая практика – можно по этому поводу вот хотя бы почитать историю деколонизации Индии. Или Алжира. Женщинам там говорили – подождите, не до вас, давайте сначала решим насущные проблемы государства. Потом говорили: феминизм – это не наше, не истинно индийское – и продолжали пользоваться технологиями, изобретенными на том же Западе, от телевизора до агитационных стратегий. Телевизор – да, а феминизм – о, ну феминизм нет. В этом смысле наши протестанты против феминизма и сейчас протестуют из своих айфонов, которые тоже изобретены не в Корытнянах.

Но здесь на самом деле все еще хуже. Не знаю, стоит ли целиться так высоко, пользоваться мудрыми сроками и пытаться найти параллели из мировой практики. Национализм – доктрина, которая, несмотря на свою непопулярность в некоторых кругах, все же имеет и образованных людей, по крайней мере с приличным словарным запасом. В конце концов, ну если человека интересует, что такое феминизм, то можно об этом почитать, сейчас уже есть много материалов – и отечественных, и переведенных. Это обычная логика и обычный здравый смысл, и как раз пренебрежение логикой и здравым смыслом для меня является самым тревожным сигналом.

То естьэто конфликт между логикой и чем-то глубже?

Здесь имеем дело с большим коллективным страхом, страхом потери социальных привилегий, перераспределения ресурсов и т.п., а это такая вещь, которая время от времени происходит в обществе, даже в благополучном. Медично говоря, логика и смысл гнездятся в тех частях мозга, который цивилизационно сформировался очень давно. А страх – это лимбическая система, это очень старый механизм, и работает он, в отличие от пугливой логики, безотказно и моментально. А придумать нарратив, который дал бы этому страху пищу, очень легко. Сейчас это будет феминизм; завтра это будет, я не знаю, еще какой-то -изм. Или какая-то конкретная группа людей. Когда говорит этот страх, начинается фашизм.

Ну но в любом случае – если это происходит, то это, вероятно, кому-то выгодно?

Как говорила Агата Кристи, спросим себя – кому это выгодно? Когда-то, когда я опрашивала участников Революции на Граните, мне рассказали, как в начале 90-х годов организации были очень пестрыми – туда сходились люди разных платформ, идеологий, предпочтений. Были среди них и националисты, были и феминисты. Главное, говорили, что это общее дело, Украина. А потом начался развал этих организаций изнутри (угадайте, чьи агенты этим занимались?) – и тут начались ссоры, споры, а дальше нам уже известно, потому что этот сценарий проигрывали на нас не раз, и не два. Вспомним, как яростно ссорились – не без помощи извне – наши национал-демократические партии в девяностых.

Благодаря таким инцидентам, где люди с вокабуляром и уровнем критического мышления титушни пишут такие “объяснительные записки”, дискредитируется не только феминизм, но и национализм! Мол, в Украине “нацики” – примитивные, агрессивные и двух слов связать не могут. Даже о том же национализме. Квод эрат демонстрандум.

Поэтому рассуждаем, думаем – кем мы хотим быть и что делать? Господствовать в своей сторонке – или слушать НЛПшных титушок, которые будут играть на коллективных страхах, примазываться к идеологии и готовить нас к приходу к власти популистов худшего толка.

Сергей Осока

Источник

Поделись публикацией
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on VK
VK
Share on Tumblr
Tumblr
Pin on Pinterest
Pinterest