Почему националисты срывают гендерные мероприятия в Украине

Нападения на различные мероприятия, которые хоть как-то касаются понятия «гендер», в Украине не является новым явлением. Однако в последние годы такие случаи заметно участились.

Так, в ноябре в Киеве представители общественных организаций планировали провести тренинг на тему «Больше равенства! Феминизм в повседневной жизни ». Организаторы ожидали участников и участниц по ул. Словацкого, 3-А на 10:00 утра. Однако мероприятие не состоялось. Собственно, оно даже не началось.

povaha.org.ua задали несколько вопросов одному из организаторов тренинга – Петру Долганову.

Петр Долганов

Вам удалось начать мероприятие или так ничего и не успели?

Мы не успели начать мероприятие. Ожидая участников и участниц мероприятия на улице, я заметил, как стихийно возле здания, где должен проводиться тренинг, организовалась группа молодых людей численностью около 20-ти. Они пришли заблаговременно – за 5 или 10 минут до начала тренинга. Один из самых активных организаторов (кажется, его зовут Роман Степанович, в то время лицо было мне неизвестно) проводил этой подгруппе инструктаж, отмечая, что они должны сорвать мероприятие, поводя себя шумно, постоянно задавая вопросы и не позволяя нам нормально работать.

Сколько было «патриотически настроенных граждан» и как все происходило?

Я вернулся в помещение, чтобы предупредить коллег, но не успел. Группа молодых людей вошла сразу же за мной. Я спросил их, регистрировались ли они на мероприятие и получали ли приглашения. Однако они ничего не знали о процедуре регистрации. Своих имен называть не захотели – представились как граждане Украины. Тогда я и мои коллеги попросили их покинуть помещение, объяснив, что тренинг проходит в закрытом режиме с ограниченным количеством участников и участниц. Они не захотели идти и начали врываться силой в помещение зала, где должен был проходить тренинг. Мои коллеги их не пускали. После этого они начали употреблять нецензурную лексику, обзывая меня и моих коллег, и дальше пытались ворваться в зал.

Мы вызвали полицию. После прибытия полиции было подано два заявления – одно написал представитель незваных гостей, один из лидеров радикальной организации «Наше Ровно» Роман Степанович (заявление-просьбу проверить мероприятие на предмет его соответствия национальным интересам Украины в очень декларативной форме). Вторую – одна из моих коллег, с которой молодчики позволяли себе грубые высказывания, называли ее плохими словами и вели себя агрессивно. Представленное моей коллегой заявление содержало 2 претензии – оскорбление чести и достоинства и срыв мероприятия. Сейчас это заявление рассматривает полиция.

Фото: Гендер в деталях

В чем заключалась суть их претензий? Как они объясняли то, что хотят помешать мероприятию?

Их точка зрения заключалась в том, что идеи феминизма и «гендерной идеологии» (как они выражались) являются человеконенавистническими идеологиями, подлежащих запрету в Украине. Эти идеи якобы развращают украинскую нацию и направлены на «геноцид украинцев» и уничтожение их традиционных ценностей.

Также их очень беспокоило то, как тренерка Надежда Чушак представила себя в анонсе мероприятия – квир-феминистка. Они употребляли по отношению к госпоже Надежде бранные слова, спрашивали – она ​​«мужчина или женщина», утверждали, что ее поведение и ценности являются преступными для украинской нации.

Также они называли «предательством» тот факт, что мероприятие проводится при поддержке иностранного фонда. По их мнению, иностранные фонды – это зло, которое угрожает украинской нации. В нашу сторону звучали обвинения вроде «украинофобы» и «иностранные агенты».

В начале конфликта нежданные гости обвиняли меня в том, что я не гражданин Украины, но не могли объяснить, как я так свободно владею украинским языком (для справки – я родился и вырос в Ровенской области, мои родители и их родители всегда были гражданами Украины) .

Разговор вели максимум 3 человека. Другие незваные гости только наблюдали и выполняли приказы этих лидеров. Было понятно, что большинство «гостей» не очень хорошо ориентировались в том, куда именно они пришли.

В общем риторику незваных гостей можно определить как зеркальное отражение лучших традиций современной российской пропаганды.

Кто вызвал полицию, как быстро она приехала и собственно делала?

Полицию вызвали одновременно несколько человек. Кажется, первой в полицию позвонила представительница организации (InfoHub), в которой мы арендовали конференц-зал для проведения мероприятия. Я также дважды звонил в полицию, когда конфликт находился в «горячей фазе». В конце концов, полицию вызвали и «незваные гости», которые жаловались о том, что «гендерная идеология» и феминизм является национальной изменой и запад нужно запретить.

Gepostet von Гендер в деталях am Mittwoch, 5. Dezember 2018

Полиция выслушала жалобы всех сторон, приняла оба заявления о правонарушениях и находилась в помещении для проведения тренинга, обеспечивая порядок.

Удалить незваных гостей полиция не смогла, потому что они формально не нарушали закон. Хотя после прихода полиции они продолжали находиться на входе в конференц-зал и блокировать вход и выход из него, пропуская только несколько человек из числа организаторов мероприятия и представителей полиции.

Мероприятие так и не состоялось? Чем все закончилось?

Нам пришлось сообщить участницам и участникам тренинга, что мероприятие отменяется из-за сложившихся обстоятельств. Начать мероприятие так и не удалось.

Которые вы планируете дальнейшие шаги? Как реагировать на то, что произошло?

Мы согласовываем свои дальнейшие действия и консультируемся с юристами. Сейчас не могу дать четкого ответа на этот вопрос.

Лариса Денисенко

Лариса Денисенко, юрист, правозащитник, писательница прокомментировала заявление в полицию, которую написали молодые люди:

Для того, чтобы это заявление хоть как-то держалась правовых берегов, я уже не говорю о грамотности, человек, относительно которого заявляют, должен в национальной или региональной прессе призвать к стерилизации именно украинских женщин, требовать установления санкций за рождение детей вообще, а от украинских мужчин тем более, и объявлять при обнаружении таких людей премии от имени западных фондов. Понятно, что я иронизирую. “Заявление” выглядит образцовым невежеством.

 

Повага также поговорила о ситуации, сложившейся с писательницей и феминисткой Оксаной Луцишин.

Оксана Луцишина

Оксана, как ты думаешь, здесь речь идет о глубинном противостояние между национализмом и феминизмом?

Отношения между национализмом и феминизмом всегда были непростыми, как показывает мировая практика – можно по этому поводу вот хотя бы почитать историю деколонизации Индии. Или Алжира. Женщинам там говорили – подождите, не до вас, давайте сначала решим насущные проблемы государства. Потом говорили: феминизм – это не наше, не истинно индийское – и продолжали пользоваться технологиями, изобретенными на том же Западе, от телевизора до агитационных стратегий. Телевизор – да, а феминизм – о, ну феминизм нет. В этом смысле наши протестанты против феминизма и сейчас протестуют из своих айфонов, которые тоже изобретены не в Корытнянах.

Но здесь на самом деле все еще хуже. Не знаю, стоит ли целиться так высоко, пользоваться мудрыми сроками и пытаться найти параллели из мировой практики. Национализм – доктрина, которая, несмотря на свою непопулярность в некоторых кругах, все же имеет и образованных людей, по крайней мере с приличным словарным запасом. В конце концов, ну если человека интересует, что такое феминизм, то можно об этом почитать, сейчас уже есть много материалов – и отечественных, и переведенных. Это обычная логика и обычный здравый смысл, и как раз пренебрежение логикой и здравым смыслом для меня является самым тревожным сигналом.

То естьэто конфликт между логикой и чем-то глубже?

Здесь имеем дело с большим коллективным страхом, страхом потери социальных привилегий, перераспределения ресурсов и т.п., а это такая вещь, которая время от времени происходит в обществе, даже в благополучном. Медично говоря, логика и смысл гнездятся в тех частях мозга, который цивилизационно сформировался очень давно. А страх – это лимбическая система, это очень старый механизм, и работает он, в отличие от пугливой логики, безотказно и моментально. А придумать нарратив, который дал бы этому страху пищу, очень легко. Сейчас это будет феминизм; завтра это будет, я не знаю, еще какой-то -изм. Или какая-то конкретная группа людей. Когда говорит этот страх, начинается фашизм.

Ну но в любом случае – если это происходит, то это, вероятно, кому-то выгодно?

Как говорила Агата Кристи, спросим себя – кому это выгодно? Когда-то, когда я опрашивала участников Революции на Граните, мне рассказали, как в начале 90-х годов организации были очень пестрыми – туда сходились люди разных платформ, идеологий, предпочтений. Были среди них и националисты, были и феминисты. Главное, говорили, что это общее дело, Украина. А потом начался развал этих организаций изнутри (угадайте, чьи агенты этим занимались?) – и тут начались ссоры, споры, а дальше нам уже известно, потому что этот сценарий проигрывали на нас не раз, и не два. Вспомним, как яростно ссорились – не без помощи извне – наши национал-демократические партии в девяностых.

Благодаря таким инцидентам, где люди с вокабуляром и уровнем критического мышления титушни пишут такие “объяснительные записки”, дискредитируется не только феминизм, но и национализм! Мол, в Украине “нацики” – примитивные, агрессивные и двух слов связать не могут. Даже о том же национализме. Квод эрат демонстрандум.

Поэтому рассуждаем, думаем – кем мы хотим быть и что делать? Господствовать в своей сторонке – или слушать НЛПшных титушок, которые будут играть на коллективных страхах, примазываться к идеологии и готовить нас к приходу к власти популистов худшего толка.

Сергей Осока

Источник

Поделись публикацией
Share on Facebook
Facebook
Share on Google+
Google+
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on LinkedIn
Linkedin
Share on VK
VK
Share on Tumblr
Tumblr
Pin on Pinterest
Pinterest

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

1 × 3 =