Отверженные. С чем сталкиваются представители ЛГБТ в Украине

Дано: все люди равны и имеют одинаковые права и обязанности. Минус — неприятие обществом, ненависть и преследования на почве гомофобии. Равно — реалии жизни ЛГБТ-сообщества в современной Украине

На первый взгляд жизни Руслана можно позавидовать. В свои 28 лет он успешный предприниматель fashion-индустрии с прекрасной женой и двумя чудесными сыновьями. Но это иллюзия, созданная самим Русланом просто потому, что к другой реальности украинское общество не готово.

Руслан — гей. Вступил в фиктивный брак со своей подругой, чтобы иметь возможность усыновить детей. Сейчас его сыновьям-близняшкам четыре года. Дети растут в безграничной любви и достатке. Руслан воспитывает малышей вместе со своим парнем, с которым уже пять лет в крепких отношениях.

Свою сексуальную ориентацию мужчина не афиширует. Если о ней узнают посторонние, это грозит финансовыми потерями и неприятностями. Квартиру Руслана трижды взламывали, в машине разбивали окна и спускали шины, арендодатель резко поднял цену за аренду офиса. На его условия пришлось соглашаться. «Он каким-то образом узнал о том, что детей я усыновил, и принялся угрожать, что расскажет органам опеки о моей сексуальной ориентации, — рассказывает Руслан. — Звонки с угрозами стали поступать не только мне, но даже родителям моего парня. А недавно мою жену в подъезде побили неизвестные. Я обращался в полицию много раз и слышал один ответ: «Вы не сможете ничего доказать, даже аудиозаписи не являются доказательством». Я люблю Украину и хочу здесь жить, но Украина не любит таких, как я. Нас никто не спешит защищать».

Вершина айсберга

Святослав Шеремет, координатор по политике и законодательству Национального МСМ-консорциума Украины, приводит статистику: в 2019 году в Украине по мотивам ненависти на основании сексуальной ориентации и гендерной идентичности задокументировано 123 правонарушения. Речь идёт только о тех случаях, которые попали в поле зрения правозащитного мониторинга, начиная от вымогательств, грабежей и физического насилия и заканчивая сексуальным насилием, домогательствами и убийством. «В эту статистику не попали случаи дискриминации на официальном уровне. К примеру, в 2019 году Ровенский горсовет принял дискриминационное решение запретить в городе любые ЛГБТ-акции. Неправомерное решение в июне этого года отменил суд», — говорит Шеремет.

То, что в Украине часто совершаются преступления на почве гомофобии, отмечает Иванна Климпуш-Цинцадзе, председатель Комитета Верховной Рады по вопросам интеграции с Евросоюзом. По её словам, в реальности таких правонарушений гораздо больше, чем зафиксированных случаев, ведь многие потерпевшие боятся обращаться к правоохранителям, не доверяя им.

«В случае с геями и лесбиянками этот страх гораздо сильнее, ведь угроза поступает не от одного человека, враждебно настроено всё общество. Очень много случаев шантажа. ЛГБТ-люди уязвимы, они боятся, что о них узнают в семье, на работе или в университете, а потому на них легко давить психологически. Мошенники это понимают и используют. Наше законодательство, в которое мы когда-то с трудом внесли хотя бы антидискриминационную поправку для получения безвиза, к сожалению, позволяет преступникам избегать ответственности», — рассказывает Климпуш-Цинцадзе.

Историю нашего героя Руслана она считает очередным аргументом для продолжения реформы правоохранительных органов. «Сейчас же я благодарна правозащитным движениям, которые оказывают юридическую и психологическую помощь жертвам преступлений на почве дискриминации, а также нашим западным партнёрам, уделяющим этому вопросу большое внимание», — заключает Климпуш-Цинцадзе.

В свою очередь Национальный МСМ-консорциум тесно работает с парламентом, чтобы Украина признала наконец наличие преступлений на почве гомофобии и трансфобии, а полиция и суды получили алгоритмы и инструменты надлежащего расследования и справедливого судопроизводства.

Брак не для всех

Создавать семьи представителям ЛГБТ можно, но официально оформлять свои отношения — нет.

Людмила Гридковец, кандидат психологических наук, глава Украинской ассоциации Христианской психологии, считает, что так и должно быть. По её словам, отсутствие у ЛГБТ права вступать в брак обусловлено тем, что однополые пары не способны соблюсти главные функции самого брака, например, репродуктивную. «Даже бесплодная пара всё равно сохраняет потенциал рождения ребёнка, а в гомосексуальных отношениях репродуктивной функции изначально нет. Получается, что должны использоваться другие люди, и тут мы сталкиваемся с понятием торговли: это может быть торговля женщиной, которая будет вынашивать ребёнка, или торговля самим ребёнком», — говорит Гридковец.

Не возлюби ближнего. Некоторые молодёжные движения декларируют своей целью борьбу с ЛГБТ-активистами, ради сохранения христианских ценностей

Психолог не стесняется громких радикальных высказываний. К примеру, утверждает, что существует ещё одна закономерность: в странах Европы, где разрешены однополые браки, наблюдается резкое сокращение коренного населения. Его численность сохраняется лишь за счёт мигрантов, в первую очередь из арабских и африканских стран. «Соответственно, идёт своего рода вытеснение европейцев. Не знаю, запланированный он или нет, но получается некий геноцид европейских наций», — пугает Гридковец. Она уверена, что, если Украина хочет сохранить свой генофонд, принимать законы, поддерживающие однополые отношения, нельзя.

Исследований, подтверждающих взаимосвязь между гей-браками и снижением рождаемости, не существует. Тимур Левчук, исполнительный директор общественной организации «Точка опоры ЮА», говорит, что основанием для подобных высказываний может быть простой факт. Гей-браки в основном доступны в странах с благополучной экономикой и открытым обществом. У их жителей достаточно возможностей и свобод, они почти не ощущают на себе типичные для постсоветских государств стереотипы о том, к примеру, что женщина обязана выйти замуж и нарожать детей. В таких странах женщине для экономической стабильности не обязательно нужен мужчина, она может заниматься тем, что ей интересно, например карьерой или наукой. «Сторонники так называемых семейных ценностей забывают, что признак развитой и успешной страны — это не количество рождённых детей, а то, сколько вкладывают в развитие ребёнка, его образование и навыки», — считает Левчук.

Вернёмся к истории Руслана. Он усыновил детей, когда им был год. Дети отставали в развитии, младший из близнецов не умел даже ползать. Руслан вспоминает, что пришёл в состояние шока, когда впервые увидел малышей. «На 15 детей в возрасте до трёх лет в группе всего две воспитательницы, они физически не могут успеть ко всем детям. Очень часто эти малыши днями лежат в своих кроватках без присмотра», — рассказывает Руслан.

Жизнь в украинских детдомах далека от счастливой. Но, по мнению многих противников ЛГБТ, лучше пусть дети выживают в таких условиях, чем растут в гей-семьях. Людмила Гридковец утверждает, что для гармоничного развития семьи внутри неё должны быть прописаны образы и мужского, и женского начал. По её мнению, над усыновлённым однополой парой ребёнком будет доминировать лишь один образ, что приведёт к деформации личности.

Тимур Левчук парирует, что однополые браки легальны в более чем 25 странах. Там пары могут усыновлять детей. И ни в одной из них после легализации не наблюдали резких демографических изменений или роста гомосексуальности. «Гомофобия — это рудимент тоталитарных стран с неразвитой демократией», — уверен Левчук. По его словам, «просемейные» движения в Украине занимаются только вопросами противодействия ЛГБТ из-за собственных гомофобных настроений или выполняя заказ спонсоров, при этом они полностью игнорируют проблемы, которые есть в двуполых семьях, а иногда даже вредят им. К примеру, блокируют ратификацию Стамбульской конвенции, призванной обеспечить эффективную систему противодействия домашнему насилию, которое часто становится причиной разрушения семей и страданий детей. Игнорируют и другие проблемы: алкоголизм, дорогие услуги медучреждений, в частности роддомов, недоступность жилья для молодых семей.

Пока не повзрослеем

По мнению Иванны Климпуш-Цинцадзе, вероятность расширения прав ЛГБТ-сообщества в Украине слишком мала. «Эта тема очень политизирована. Общество кормят страшилками и антинаучным бредом. Много безответственных политиков играют на этой теме, представляя себя великими борцами за «традиционные ценности», которые, однако, не мешают им воровать миллионы и иметь любовниц, — говорит глава парламентского комитета. Нас ежедневно окружает дискриминация, мы, сами того не замечая, продолжаем культивировать зло. Это и сексистские реклама и высказывания, и гомофобные и расистские шутки, которыми нашпигованы многие юмористические шоу».

Климпуш-Цинцадзе уверена, что украинцам предстоит пережить большую трансформацию мышления, прежде чем большинство обывателей поймут, что такие шутки — это дурной тон, а инаковость — не смешно и не страшно. «Для этого надо повзрослеть ментально, надо говорить, но мы не готовы, — уверена политик. — У нас эта тема вызывает возмущение. К сожалению, нам постоянно навязывают отвратительную дискуссию, остро приправленную физиологией. Прогресса не будет, пока подростковые разговоры не сменятся взрослыми — о правах и ответственности».

В то же время Олег Волошин, депутат от партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» и заместитель Климпуш-Цинцадзе в Комитете по вопросам интеграции с Евросоюзом, не считает, что ЛГБТ нужно наделять особыми правами. «Они требуют особые права, но по какому критерию ЛГБТ выделяют себя как особую группу? ЛГБТ — это не цвет кожи, не раса, не национальность, не профессия. Их корневой признак — сексуальные отношения, их определяет лишь то, как они занимаются сексом», — говорит Фокусу Волошин.

По словам депутата, ЛГБТ должны иметь защиту, такие же права и обязанности, как любые другие граждане страны. «Если завтра в Верховной Раде появится депутат-женщина, которая заявит, что она лесбиянка, и кто-то из депутатов по этому признаку решит, что ей нужно сложить мандат, то он будет негодяем и подонком. Но если эта же женщина на основании своей ориентации потребует кресло, скажем, главы Комитета по правам человека, потому что именно лесбиянок не хватает на таком посту, то это будет неправильно», — уверен нардеп.

Олег Волошин считает, что жить и любить друг друга ЛГБТ в Украине никто не мешает, другое дело, когда они начинают затрагивать вопросы, касающиеся изначально недоступных для них вещей, к примеру, продолжения рода. «Я глубоко убеждён, что усыновление мальчиков гей-парой —это педофилия в скрытой или открытой форме. Убеждён, что это насилие над ребёнком. Костьми ляжем, но не допустим такого в нашей стране», — обещает Волошин. И добавляет, что борцы за права ЛГБТ хотят перевернуть общественные устои с ног на голову, разрушить понятия нормальности, в результате чего страна узнает, что такое диктатура меньшинства.

Такой эмоциональный фон зачастую приводит к узаконенной гомофобной политике государства. К примеру, в приказе Минздрава «Об инфекционной безопасности донорской крови и её компонентов» от 2005 года прописан перечень «форм рискованного поведения», которые являются абсолютными противопоказаниями к донорству. Среди них числятся гомосексуальные отношения.

Семейный врач Дарина Дмитриевская считает это абсурдом: для безопасности пациента сексуальная ориентация донора вообще неважна, тем более что донорская кровь в любом случае тестируется.

Борьба за это

Каких прав добиваются представители ЛГБТ-сообщества в Украине

  • Семейные отношения между геями и между лесбиянками должны признаваться легитимными партнёрскими союзами.
  • Брачные союзы, заключённые за рубежом, должны признаваться в Украине.
  • Второй партнёр/партнёрша должен иметь возможность быть опекуном/попечителем родного ребёнка первого партнёра/партнёрши.
  • Семьи, где партнёры воспитывают троих и более детей, должны иметь статус многодетных.
  • Геи и лесбиянки должны иметь право быть донорами крови и её компонентов.
  • В семейных союзах оба партнёра/партнёрши должны пользоваться правом безналогового дарения и наследования имущества в отношении друг друга.
  • Семейные партнёры должны обладать правом принимать решения в отношении друг друга в экстренных медицинских ситуациях.
  • Семейные партнёры должны получить права, связанные со смертью и погребением (право распоряжаться телом покойного, право на подзахоронение).
  • Пары, состоящие в семейных отношениях, должны иметь возможность усыновлять детей.
  • Армейские нормы, правила и статуты должны стать инклюзивными по отношению к ЛГБТ.
  • Система просвещения должна учитывать сексуальное разнообразие и различные типы современных семей.
  • Законодательные акты о буллинге, домашнем насилии и трудовые отношения должны учитывать ЛГБТ-специфику.

(Источник: аналитические данные Национального МСМ-консорциума Украины)

Ульяна Купновицкая

Источник

Поделись публикацией

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

3 × три =