Одиночное расселение осужденных ЛГБТ людей – обеспечение безопасности или нарушение прав?

Вопрос одиночного расселения осужденных ЛГБТ людей имеет дуальный характер. С одной стороны – это безопасность личности от других осужденных. С другой стороны – нарушение прав. Предлагаем взглянуть на это сквозь призму кейса ЕСПЧ X. против Турции.

Заявитель, гомосексуал, был помещен в общую камеру с гетеросексуальными заключенными, где подвергся травле, запугиванию и преследованию за его сексуальную ориентацию. Несмотря на просьбы заявителя переселиться в общую камеру с другими заключенными гомосексуалами, администрация тюрьмы поместила его в одиночную камеру, предназначенную для заключенных, в отношении которых одиночное содержание используется в качестве дисциплинарной меры.
Камера, в которой находился заявитель, была площадью 7 м², оборудована кроватью и туалетом, но без раковины, слабо освещенная, грязная и заселена крысами. Заявитель был отделен и не имел никакого контакта с другими заключенными и внешним миром.

В чем состояла суть жалобы заявителя? Его держали в одиночной камере более 13 месяцев исключительно из-за его сексуальной ориентации. Он утверждал, что такое заключение привело к непоправимым и необратимым последствиям для его психического и физического здоровья и просил перевести его в обычную камеру. Он утверждал, что отношение, которое он испытал, нарушало его права, предусмотренные статьей III Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и, поскольку это было следствием его сексуальной ориентации, а также его права, предусмотренные статьей XIV этой же Конвенции.

Правительство Турции сформировало такую ​​позицию: условия содержания под стражей не означают бесчеловечного или унижающего достоинство обращения, что может противоречить статье III Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Размещение в одиночную камеру было результатом мер, принятых для защиты заявителя. Правительство утверждало, что администрация тюрьмы решило держать заявителя в одиночной камере до тех пор, пока его не смогут поместить к другому заключенному-гомосексуалу.

Согласно решению суда, хотя администрация тюрьмы имела законные опасения относительно потенциальных угроз безопасности заявителя, этих угроз было недостаточно для оправдания меры полного исключения его из тюремной общины. Суд постановил, что, наоборот, действия тюремных органов показали, что не было проведено должной оценки рисков. Суд признал, что социальная дискриминация по признаку сексуальной ориентации лежит в основе форм жестокого обращения, которые нарушают права, гарантированные статьей III Конвенции о защите прав человека и основных свобод Совета Европы. Признав жалобу заявителя также и по статье XIV Конвенции, суд признал, что мужчины и женщины, которые находятся под стражей, испытывают серьезные формы дискриминационного поведения на основе своей сексуальной ориентации.

Решение по делу X. против Турции имеет важное значение, ведь заполняет фундаментальный пробел в судебной практике суда. Суд официально признал, что геи и лесбиянки подвергаются отношению, которое унижает их достоинство, что, соответственно, представляет риск для воздействия на их физическое и психическое здоровье.

Источник

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.