ОдессаПрайд 2020: летящие камни, электрошокеры и химические ожоги

Нас спрашивают: «А за какие вы права боретесь?» Мы боремся за право, чтобы нас не избивали. Мы не можем жить свободно, потому что сегодня мы были в оцеплении, а завтра это будет сафари. Но мы не звери, чтобы на нас охотились!

Одесский Прайд — мирное собрание за права человека, что проходил 30 августа в центре Одессы, — закончился побоищем. На сторонников ЛГБТИК напала группировка «Традиція і Порядок», которые называют себя «консервативным политическим движением». Рассказываем подробно, что произошло в этот день со слов организаторов и участников акции.

❗️ Редакция Followers Odessa была непосредственным участником событий, пострадала наша журналистка. Мы возмущены произошедшим насилием и вялой реакцией правоохранителей. Мы считаем, что произошедшее — позор для нашего города и недопустимо для демократического общества в XXI веке.

Ранее Followers Odessa уже писали о целой серии угроз ЛГБТ и фем- активистам и сторонникам либеральных ценностей. Многие не пришли на Прайд, опасаясь атаки.

Что произошло?

В рамках ОдессаПрайда организаторы успешно провели несколько открытых акций. Последняя из них должна была пройти возле памятника Дюку. Но утром там уже начася митинг за традиционные ценности, которые организовали представители группировки «Традиція і Порядок».

В Одессе фестиваль квир-культуры «ОдессаПрайд» проводится с 2015 года. Организаторами фестиваля выступают одесское региональное подразделение Гей-альянс Украина и отдельные активисты. В рамках фестиваля проводились публичные лекции, выставки, перформансы и Марши Равенства.

Акция должна была начаться 30 августа в 15:00 возле статуи Дюка. За полчаса до начала объявили о том, что событие переносится на Думскую площадь. Организаторы пришли на место с транспарантами, плакатами, начался монтаж сцены.

На странице ОдессаПрайд вы также можете прочитать подробный хронометраж событий .

Буквально через несколько минут туда подбежали представители «Традиція і Порядок» и начали бить участников Прайда, ломать транспаранты, выкрикивать нецензурные лозунги. В толпе распыляли слезоточивый и перцовый газ, были слышны звуки разрядов электрошокеров.

Полиция после этого изолировала часть ЛГБТ-активистов, остальные остались за кордоном. В кольце оказалось около 30 человек, включая членов партии «ДемСокира» и представителей офиса омбудсмена, которые наблюдали за ситуацией.

В этом году, так же как и в 2019, мы согласовали место проведения с полицией. По их просьбе, мы перенесли мероприятие на 30 августа, так как на 29 были запланированы городские мероприятия в честь погибших защитников отечества.

Полиция говорила, что будет сохранён открытый формат мероприятия, и что они изолируют возможных агрессоров. Нас уверяли в том, что они в контакте с организаторами оппонентов и никаких провокаций не будет.

Когда мы увидели собравшихся на площади оппонентов, мы связались с полицией диалога и попросили уточнить, как нам лучше провести событие. Было предложение перенести место акции к Воронцовской колоннаде.

Сказать, что мы были удивлены, —  ничего не сказать. Мы не можем за час перенести место настолько далеко. Мы не сможем обеспечить безопасный проход для наших участников через толпу агрессивных противников. Предложение полиции создать для них коридор — это издевательство.

Единственный вариант был перенести место акции к Думской площади. Там участники мероприятия могли нас сразу увидеть и не оказаться в толпе агрессоров.

— Анна Леонова, глава оргкомитета

Участниками акции были преимущественно женщины и подростки. Они поднимали уцелевшие транспаранты и кричали «Нет ненависти», пока толпа радикалов бегала по Думской площади, крича нецензурные оскорбления и угрозы.

К сожалению, полицейский кордон не спасал от метаемых с пьедестала памятника объектов: яиц, картошки, палок, банок с красками и даже камней.

Организаторы прайда говорят о десяти пострадавших, которые получили многочисленные побои, химически ожоги от неизвестной жидкости и перцовых спреев, одному из волонтеров разбили голову. Также они говорят о том, что семнадцатилетней девушке в открытую угрожали изнасилованием.

Чтобы лучше понять насколько всё было плохо, почитайте рассказы участников шествия.

Рассказ Ники Никольской, члена оргкомитета Прайда

Изначально у нас планировалась мирная акция, мы делали транспаранты для того чтобы обратить внимание на отсутствие прав у ЛГБТ людей, на опасность в которой мы находимся, на частные угрозы, на то что создаются чаты, люди из которых нам угрожают.

Мы пришли на мирную акцию, а в нас кидали камнями, грязью, картошкой, нашими же транспарантами. Полиция начала оттеснять не сразу. Мы вышли за свободу и за безопасность. А они гнались даже за теми детьми, которые не имели отношения к акции.

Меня запрыскали баллоном, ударили в затылок транспарантом, били по ногам. Спустя пять часов у меня оставалась реакция кожи на соприкосновения с водой и опять начинало болеть.

Мы снимали побои, я ездила по больницам. Это был кошмар. Приехала в первую городскую, сказала, что меня забрызгали непонятным веществом, мне сказали помыть руку с водой. Я говорю им, что если это перцовый баллончик, то нельзя же мыть водой. Мне ответили «купить что-то в аптеке». Я хромая, теряла сознание, а в заключении написали, что со мной все в порядке!

Нас спрашивают: «А за какие вы права боретесь?» Мы боремся за право, чтобы нас не избивали! То, что мы прочувствовали на себе сегодня, это не передать словами, это действительно большой риск.

Мы не можем жить свободно, потому что сегодня мы были в оцеплении, а завтра это будет сафари. Но мы не звери, мы люди, и мы нуждаемся в защите наших прав.

 — Вероника Никольскаяучастница оргкомитета Прайда  

Рассказ Юлии, волонтерки

Я вместе с другими волонтерами ставила сцену и оборудование. На нас набежали оппоненты, били нас, вырвали у нас плакаты и баннеры.

На моих глазах один из агрессоров со спины напал на нашего волонтера Гену, ударив его чем-то по голове. Почти сразу пошла вторая волна атаки. Я больше смотрела за Геной, в порядке ли он, со спины выскочили двое нападающих, одного я оттолкнула от себя, а второй в этот момент залил меня из баллона.

У меня сильно пострадал правый глаз. Левым я еше видела, так что смогла перейти ближе к центру. Только после этого появился кордон полиции. Но в нас кидали яйца, палки, воду в бутылках и другие предметы, были попытки дальше заливать нас газом, почти все мы получили ожоги на коже на руках, шее и теле. 

С шести до восьми вечера я и другие волонтеры пробовали вызвать полицию, но безуспешно. Только за 10 минут до того, как у меня уже был автобус, подъехала полиция. Писать заявление пришлось очень быстро, в машине. Регистрационного номера я не знаю,

— Юлия, волонтерка

Рассказ Геннадия Каца, члена оргкомитета

Мероприятие так и не успело начаться: толпа разъярённых «традиционалистов» побежала в нашу сторону. Я предполагал, что они остановиться рядом и попытаться перекричать. В конце концов, у нас демократическая страна, в которой каждый имеет право выражать своё мнение…

Однако они сразу же перешли к насилию: грубо оттолкнули нас и начали ломать реквизит. У нас нет денег на дорогие материалы и полиграфию — но зато в него вложено много времени, усилий  и фантазии наших активистов.

Не выдержав этого зрелища, я попытался оттащить вандалов от нашего реквизита, но их сообщник, подбежав сзади, ударил меня по голове и сбил с ног.  Когда я поднялся, вокруг нас носились озверевшие нападающие, выкрикивая оскорбления, бросаясь на активистов и распыляя газ из баллончиков. Только после этого полиция попыталась отгородить нас от агрессоров.

Наша небольшая группа волонтёров оказалась внутри полицейского оцепления, из-за которого в нас швыряли яйца и брызгали слезоточивым газом. После попадания жидкости в лицо я перестал видеть, и тогда меня отвели в машину Скорой помощи. В «скорой» мне посоветовали промыть глаза молоком и высадили.

Только благодаря поддержке своей жены я смог дойти до ближайшего кафе и оказать себе помощь. У меня болела голова, а руки, шея и лицо покрылись ожогами. Ни «скорая помощь», ни полиция в этот день так и не приехали по моему вызову. Только в понедельник в отделении полиции Приморского района у меня приняли заявление.

Я очень разочарован тем, что полиция не попыталась нас защитить, ведь мы пришли не для силового противостояния, а для разговора. Как гражданин и налогоплательщик я хочу, чтобы она выполняла свои обязанности, а не искала оправдания для бездействия.

Что касается наших противников, своим поведением они показали, что никаких аргументов, кроме насилия, у них нет, а значит, мы делаем правильное дело. И хотя нам ещё многое предстоит изменить, я надеюсь, что в конце концов мы добьёмся справедливости,

— Геннадий Кац, член оргкомитета

Рассказ Наташи Джоги, волонтерки

Я давно хотела быть волонтёром на подобном мероприятии, так что обрадовалась возможности посмотреть на то, как всё происходит изнутри. По факту, подобные акции — это титаническая работа целой команды небезразличных людей.

Все дни до акции «Крокуємо з нами» нам удавалось избежать эскалации конфликта и серьёзных провокаций, хотя и были попытки со стороны «Традиции и Порядка».

Однако 30 числа они превзошли сами себя. Вообще, до начала акции я была в мониторинге и наблюдала со стороны, но когда увидела, что колонна ТиП движется в нашу сторону, перебралась поближе к сцене.

Мы толком не успели ничего разложить или установить, как орава агрессивно настроенных мудаков (мужчинами их язык назвать не поворачивается) полетела атаковать наши плакаты, толкать наших волонтёров и делать все возможное, чтобы не дать нам начать.

Мне не очень понятны действия полиции, которые их никак  не заблокировали, а дали подойти вплотную и начать месить всё подряд. В итоге она очнулась и взяла нас в круг, но даже это не особо помогало, потому что оппоненты оккупировали памятник и у них был прекрасный обзор сверху.

Тут то и начилось самое страшное. Начали летать яйца, какие-то баночки с краской (они не додумались её открыть), палки и другие мелкие предметы. В такой ситуации ужас в том, что ты не видишь весь угол обзора, на затылке глаз нет, и откуда что прилетит неизвестно.

Я поначалу стояла без транспаранта, пока кто-то из девочек не посоветовал взять его в руки и прикрыть им голову. Это было весьма кстати, потому что через несколько минут мне прилетело яйцо, и если бы не плакат, то оно могло попасть мне в голову. Не смертельно, но приятного мало.

Плюс ко всему, в этом хаосе противники марша начали брызгать то ли перцовкой, то ли чем то похожим, не знаю. Мне эта неизвестная жидкость, к счастью, попала только на руку и футболку.
Когда я попыталась спустя время смыть с себя эту гадость, рука начала просто адски печь.

Уже два дня прошло, а стоит мне намочить руку — и в некоторых местах появляются красные пятна, похожие на химические ожоги. Попади оно в глаза, неизвестно, чем бы все закончилось… Еще мне дважды прилетело что-то в ногу (по всей видимости это были баночки с краской), остались синяки.

Я подала заявление в полицию, но особых иллюзий не питаю, хотя, возможно, общественный резонанс заставит их что-то сделать. Расстроило, что полиция никак не реагировала на словесные оскорбления в нашу сторону. Многие кричали такие вещи, за которые в другой стране они могли бы сесть.

Ну и выбесило, что нас, пострадавших от ударов и перца, выперли на солнцепек, где держали, казалось, целую вечность,

— Наташа Джога, волонтерка

Рассказ Насти, волонтерки

Я включила камеру, начала снимать нашествие «Традиции и Порядка». Они резко побежали на нас, стали нападать: в ход шли газовые баллоны, какая-то жидкость в бутылках с дозаторами, электрошокеры, палки и многое другое.

Активистов окружил кордон полиции. Я, оставшись вне него, продолжила снимать. Ко мне подбежал парень из ТиП, плеснул мне в глаза жидкость из бутылки с дозатором. Я перестала видеть и стала кричать, звать полицию, звать помощь.

Меня взяли за руки участники акции, которые пришли, мы бежим, я ничего не вижу, ору. Он догнал меня, стал лить это мне на шею, руки, в ухо, на лицо, попало в рот. Я бежала и не могла раскрыть глаза. Потом снова мне помогли те же участники, он все это время бежал за нами.

Добежав до низа Потемкинской лестницы, я поняла, что ничего не вижу. Вообще. И что очень больно. Стала обливаться водой, а водой было нельзя. Сделала хуже. Вызвали скорую, она приехала быстро, меня поливали молоком.

Увезли в больницу, установили ожоги первой степени. Ухо не слышало, ожоги были на лице, руках, спине, губах. Глаза видели хуже. Подала заявление в полицию. Они приехали вечером ко мне домой, были очень добры. Сказали, что будут разбираться.

На данный момент с кожей легче. Вчера открылось внутреннее кровотечение, длилось полчаса, из-за того, что жидкость попала в ротГлазами не могу смотреть на свет — болят. На улицу выйти не могу,

— Настя, волонтерка

Нападающие

Кто такие «Традиція і Порядок»? Они называют себя «консервативным политическим движением», говорят на русском и приехали в Одессу в основном из Киева и Кривого Рога специально, чтобы разогнать Прайд.

Организация замешана в многочисленных эпизодах насилия. Её члены нападали на пресс-конференцию в «Укрінформ», недавно в Киеве вдесятером атаковали двух девушек, что отклеили их гомофобный плакат с забора. В своих телеграм-чатах участники группировки выкладывали личные данные ЛГБТ активистов и обсуждали нападения на них.

По информации«Думской», один из представителей одесского правого движения рассказал им, что «Традиція і Порядок» созданы, чтобы выполнять политические заказы за деньги, и что они же организовали нападение на Петра Порошенко под ГБР в прошлом году. Мы не знаем, насколько эта информация достоверна, но надо заметить, что одесские правые силы не были замечены в тот день на площади.

Вишенка на торте — экс-координатор организации Юрий Ткаченко разыскивается как один из подозреваемых в громком деле о покушении на депутата Вячеслава Соболева, в результате которого погиб его трехлетний сын. Организация открыто пропагандируют ценности, близкие к национал-социалистическим.

Сами представители «Традиція і Порядок» издевательски называют свою акцию мирной. В видео, которое они опубликовали после акции, они говорят о том, что представители ЛГБТ спровоцировали «здоровую часть» общества на конфликт, и приглашают на митинг в защиту задержанных.

Итоги

Всего в полиции сообщают о 16 задержанных атакующих и двух госпитализированных полицейских. В отношении задержанных будут составлены протоколы по ст. 173 (мелкое хулиганство) и ст. 185 (злостное неповиновение законному распоряжению или требованию полицейского, члена общественного формирования по охране порядка и госграницы, военнослужащего) КУоАП.

Организаторы Прайда написали заявление в полицию и предоставляют психологическую и юридическую поддержку пострадавшим. Некоторые из подавших заявления говорят, что для этого пришлось ждать по три часа.

Можно долго рассуждать о том, кто заказывает нападения на ЛГБТ-активистов и зачем. Но суть остается та же: одним из базовых прав человека является право на мирные собрания. Нападение на них — незаконно и противоречит всем демократическим ценностям. Не говоря уже о том, что основными жертвами нападений очень смелых парней в одинаковых футболках и шортиках а-ля гитлерюгенд оказались молодые беззащитные девушки.

В нашей стране представители ЛГБТ все еще не имеют всех юридических прав. К сожалению, даже просто в открытую поддерживать подобные ценности является небезопасным. В ежегодном отчете правозащитного центра «Наш світ» за 2019 год зафиксировано 123 преступления на почве ненависти, совершенных по признакам сескуальной ориентации или гендерной идентичности.

Ситуация с правами ЛГБТ в Украине — это глубокая социальная проблема, которую все еще предстоит решать. События 30 августа 2020 года на Одесском Прайде наглядно это показали.

Катя Харченко

фото Алексей Воронко

Источник

Поделись публикацией

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

двадцать − двадцать =