Об однополых отношениях без поучений и хайпа: интервью с создателями украинского кино «Такая себе жизнь»

Сейчас первый украинский фильм об ЛГБТ-отношениях в процессе девелопмента. Он уже успел сменить рабочее название из «Посредственная жизнь» на «Такая себе жизнь». Этот украинский драмеди-фильм по-новому, беспристрастно и с юмором раскроет серьезные и даже табуированные темы, включая платонические и сексуальные отношения между двумя женщинами. Это дебютная полнометражная картина режиссера и сценариста Алексея Соболева.

Bit.ua пообщались с Алексеем Соболевым и продюсеркой фильма Ольгой Журженко. Они раздельно отвечали на вопросы, поэтому, как нам кажется, не могли повлиять на ход мыслей друг друга.

Фильм и идея

Как у вас возникла идея фильма? Как возникла идея снять фильм в стиле роуд-муви?

Алексей: Есть такое понятие в драматургии – Fish out of water. Буквально: когда рыба оказывается вне водоема.

Люди, когда оказываются вне привычной им среды, ведут себя по-другому. Ослабляют контроль над собой. Мне хотелось, чтобы оба персонажа оказались вдалеке от дома. Это нужно для того, чтобы даже самые странные идеи на какой-то момент показались им вполне разумными.

Кроме того, роуд-муви – прекрасная возможность для Егора вновь открыть для себя Украину, которую он не видел уже пять лет. Постоянно сменяющиеся пейзажи дают этому фильму, состоящему преимущественно из диалогов, дополнительную динамику.

Главные герои фильма – это прототипы людей из реальной жизни или скорее сборный образ?

Алексей: Я точно знаю людей, на которых, кстати, частично основаны главные герои фильма. С ними могла бы приключиться подобная история. Скорее, это собирательный образ из нескольких людей. Надеюсь, впрочем, никто из них не узнает себя в этих персонажах.

Фильм затрагивает серьезные темы. Почему вы решили обыграть их с помощью юмора и выбрали жанр драмеди?

Алексей: Мне кажется, что о таких важных проблемах, как гомофобия, эмиграция, кризисы идентичности и среднего возраста, нужно говорить. Другое дело, что я сам, как отец ребенка, знаю, назидательный тон часто вызывает у слушающего только сопротивление. Все мы, и не только дети, инстинктивно восстаем против того, что нам преподносят назидательным тоном. Особенно если это противоречит нашей изначальной позиции по конкретному вопросу. Сразу возникает возможность для споров. Мне кажется, что такая вот ненавязчивость и юмор сами собой лишают возможности спорить.

Мой ребенок пошел в первый класс в Бруклине, поэтому он, что называется, color blind. Не по той причине, что ему каждый день с пеной у рта рассказывали, что люди всех цветов кожи равны. По той причине, что дети разных оттенков кожи окружали его в классе каждый день. Нормализация – лучший учитель.

Философия и смысл картины

Насколько новаторский для украинского кино этот фильм? Что его выгодно отличает от других картин?

Алексей: Очень нескромный вопрос. Честно говоря, не знаю, насколько он будет новаторским. Во-первых, потому что он еще не снят. Во-вторых, с технической точки зрения, думаю, никакого прорыва не будет. Я планирую снимать его достаточно классическим киноязыком, чтобы не отвлекать зрителя от истории. Наверное, фильм может быть новаторским в том смысле, что с украинской аудиторией в таком тоне и на такие темы наше кино еще не разговаривало.

Насколько важно показывать зрителю фильмы на табуированные темы? Готов ли украинский зритель к теме ЛГБТ+ в широком прокате?

Алексей: Мне кажется, что очень важно об этом говорить. Мне представляется, что делать это лучше всего без надрыва и вызова. Говорить, как о само собой разумеющемся. Просто факт: люди живут рядом с нами, и их жизнь ничем от нашей не отличается. Они такие же люди, как и мы. Не для всех сегодня этот факт, к сожалению, очевиден.

Тут поможет лишь та самая тема «репрезентации», о которую сломано столько копий в Голливуде. Ну знаете, все эти разговоры о том, как «возмутительно», что в сериале Bridgerton британскую аристократию сыграли чернокожие актеры. При этом никого почему-то не смущает, что Иисус, родившийся на Ближнем Востоке, белый.

Мир меняется. Когда-то людей возмущала сама возможность избирательного права у женщин или главная роль в кино у чернокожего актера. Теперь это стало нормой.

Насколько серьезно современное поколение застряло в соцсетях и сфокусировалось на мечтах других, как герои вашего фильма? Как это предотвратить?

Алексей: Здесь я могу судить лишь по косвенным признакам. Говорят, что поколение зумеров больше подвержено депрессиям. Время, проведенное в соцсетях, – это физическое одиночество, помноженное на бессильную зависть.

Да, сейчас сложно найти человека, который не сидел бы в соцсетях. Для молодых опыт сравнения своей жизни с инстаграм-реальностью по-особенному болезненный. Когда они еще не уверены в себе, своих силах и своем будущем. Как говорила одна моя очень возрастная знакомая: «Вы заходите в фейсбук и видите в своей ленте посты очередного фестивального лауреата или обладателя роскошного тела/машины/бойфренда. Вы думаете о том, что живете как-то не так. Когда я захожу в свой фейсбук, вижу в ленте сообщения об очередных похоронах кого-то из своих ровесников. Думаю, как хорошо, что я пока все еще жива».

Егор – эмигрант, возвращающийся в Украину. Что, по-вашему, может подтолкнуть украинцев не выезжать за границу или возвращаться?

Алексей: Сама по себе эмиграция – нормальный и даже полезный процесс. Мне нравится, что украинцы – такая мобильная нация. Польша во многом стала одной из ведущих экономик Восточной Европы, потому что в свое время множество специалистов уезжало на работу в ту же Германию. Потом со временем возвращалось обратно, привозя с собой новые идеи и опыт. Затем они эффективно применяли их у себя на родине. Другое дело, когда двери работают только на выход, как, например, сейчас в Латвии. Надеюсь, в Украину будет возвращаться с каждым годом все больше людей, привозя с собой глобальные идеи.

Вопросы об индустрии кино

Сейчас проект находится на этапе запуска девелопмента. Расскажите больше об этом этапе работы над лентой. Чем он отличается от других работ: съемки, постпродакшена и реализации?

Алексей: Сейчас мы больше работаем со сценарием – пишем и переписываем его.

В октябре мы сняли тизер. С замечательными актерами Анной Кузиной и Игорем Ароновым. Когда мы репетировали с ними и позже снимали, появились новые идеи касательно персонажей. Конечно, гораздо удобнее, когда ты видишь живого героя. Воображение начинает работать эффективнее и предметнее. Тизер в этом плане был очень полезным опытом. Мы решили не снимать его в форме классического трейлера, не делать просто монтажную нарезку настроенческих кадров. Решили усложнить себе задачу и экранизировать несколько кусочков из разных сцен фильмов.

Ольга: Девелопмент – начальный этап работы над фильмом. Он отличается от других тем, что на данном этапе закладываются основы для дальнейшей работы. Это весь процесс с момента, когда режиссер или продюсер предлагает идею, и до момента, когда появляются первые деньги и запускается процесс подготовки к съемке.

На этом этапе сначала пишут синопсис, затем тритмент и сценарий. Мы подбираем актеров, съемочную группу, ищем финансирование. Весь этот долгий процесс – это и есть девелопмент.

Если сравнивать его, например, с этапом подготовки к съемке или процессом съемки, то он значительно длиннее. Съемочный период может занять от двух недель до двух месяцев, а этап подготовки вдвое длиннее. При этом он не длится годы. При подготовке к съемке мы собираем всю команду, которая будет работать на площадке. Зачастую на этом этапе актеры уже определены. Большинство вопросов уже решено.

Во время девелопмента авторы проекта все еще находятся в поиске. Это один из самых творческих этапов. То, что невозможно сделать на съемочной площадке, можно сделать во время девелопмента: убить персонажа или придумать нового. К примеру, на этапе девелопмента мы изменили название фильма (предыдущее название – «Посредственная жизнь»).

Фильм рассказывает об общечеловеческих проблемах, поэтому может быть реализован не только в Украине. Есть ли в планах прокат фильма за границей?

Алексей: Да, безусловно, такие планы есть. Мир глобален, а мы амбициозны.

Ольга: Обязательно планируем показать ленту за границей. Этот фильм нетипичен для украинского проката и украинского зрителя. Он о разбитых судьбах и людях с гомосексуальной ориентацией. Украинский зритель к этому не привык, в большинстве своем склонен смотреть фильмы комедийного жанра, где речь о персонажах, которые «зеркают» 70-80% населения. Наши персонажи не похожи на большинство.

Мы хотели бы представить фильм на фестивалях и запустить прокат фильма в других странах. Фильм будет понятен зрителям и в Польше, и Германии, и США. Планируем выпустить тизер с английскими субтитрами, сделать дубляж.

В Украине мы хотим сделать национальный релиз во всех крупных городах, как это было с нашим фильмом «Трубач». Тематика фильма близка людям, живущим в мегаполисах. Кроме кинотеатров, планируем распространять фильм на известных телеканалах и медиаплатформах.

Чего, по вашему мнению, не хватает украинскому кино, чтобы о нем стали говорить и его стали смотреть на мировом уровне?

Алексей: Не бояться делать свое, а не подражать другим. Искать свои сильные стороны, уникальные для этой конкретной территории. Делать много кино и делать его дерзко.

Так, например, сейчас стало феноменом корейское кино. Вот его точно сложно спутать с каким-то другим. До этого таким феноменом были гонконгские криминальные фильмы или тайские боевики.

Ольга: Для людей, работающих в индустрии и интересующихся кинематографом, наше кино за последние годы стало очень известным. Украинские фильмы уехали на большие фестивали в Венецию, Нью-Йорк и другие города. Можно сказать, что украинское кино уже достаточно известно за границей.

Как сделать так, чтобы сами украинцы больше интересовались украинскими фильмами? Мне кажется, что нам не хватает иронии и самоиронии. Очень многим авторам – сценаристам, режиссерам, продюсерам – не хватает смелости подшутить над собой и нашими проблемами. Мы почему-то очень серьезно изображаем все в кино. На самом деле на экране нужно иронизировать, шутить над собой и проблемами, а не плакать из-за них.

«Любимый» вопрос о творческих планах.

Алексей: Думал этой зимой засесть за новый сценарий полного метра. В голове уже есть какие-то заметки. Здесь не будет элементов комедии. Проект будет гораздо более экспериментальный и драматический.

Ольга: Сейчас мы с огромным удовольствием работаем над фильмом «Крестьяне» вместе с нашими польскими партнерами Breakthru Films. Мы благодарны им за то, что они дали возможность создать в Украине студию анимации и работать с художниками вопреки тому, что государство дважды отказалось финансировать этот проект.

Кроме того, мы готовим экранизацию по мотивам книги Оксаны Забужко «Полевые исследования украинского секса». Сценарий уже написан, сейчас мы на этапе девелопмента, ищем партнеров.

Также разрабатываем с авторами сериал на шесть серий об одном из восстаний в лагерях ГУЛАГа, состоявшемся в Казахстане, селе Кенгир. Оно длилось 40 дней. Это было одно из самых кровавых восстаний в системе ГУЛАГ – для его подавления использовали танки. Можно представить, какие это были люди, которых невозможно было остановить без танков. Это наверняка очень интересные персонажи. Рабочее название ленты – «Воскресение», или «40 дней любви».

Лучшие три украинских режиссера, по вашему мнению, это…

Алексей: Антонио Лукич, Валентин Васянович и Таня Муиньо.

Ольга: Я работаю с теми людьми, которых считаю лучшими. Один из них Алексей Соболев. Также одним из лучших режиссеров могу назвать Максима Голенко, бывшего главного режиссера «Дикого театра» и ныне главного режиссера украинского театра в Одессе. Также это Яна Антонец, режиссерка, которую я очень уважаю и считаю одной из лучших в Украине.

Текст: Вита Витовская

Источник

 

Поділись публікацією