О шантаже, отказе в донорстве и трудоустройстве: как параюристы защищают права ЛГБТ+

В Украине нет официальной статистики нарушений прав ЛГБТ. В основном из-за того, что законодательство устарело. В суде трудно доказать дискриминацию, ведь нарушение прав из-за сексуальной ориентации или гендерной идентичности человека прописано как “по другим признакам”.

Так, например, в 2019 году в Запорожье суд вынес приговор Богдану Завгородному, который бросил петарду в толпу во время ЛГБТ-акции в центре города. Ему присудили 17 000 гривен штрафа за “хулиганство”. Тогда адвокат пострадавших Назар Пасемко объяснял, что действия Завгородного квалифицированно именно так, а не как преступление, совершенное на почве ненависти, из-за устаревших норм Уголовного Кодекса:

“Так составлена ​​норма, что невозможно квалифицировать это деяние как преступление на почве ненависти, если оно было совершено, в частности, касательно представителей ЛГБТ. Сейчас как раз пытаются лоббировать изменения в законодательство для того, чтобы можно было привлечь к ответственности на основании другой статьи. Это касается преступлений, совершенных в отношении женщин, например. Кодекс у нас старый, и он требует изменений. Мы идем в Европу, надеюсь, что в ближайшее время состоятся необходимые изменения “, – сказал Назар Пасемко в начале 2019 года.

Тем не менее ЛГБТ-люди испытывают притеснения в различных сферах: межличностной, семейной, трудовой. В таком случае у пострадавших есть возможность обратиться в полицию, и среди организаций, которые помогают это сделать – сеть параюристив ОО “Альянс Глобал”.

“Параюристы – это люди, не имеющие специального юридического образования, однако они прошли ряд тренингов, – объясняет менеджер сети Евгений Билоцкий. – Также в нашем проект имеется профессиональная юристка. Мы выбрали такой формат, чтобы люди оказывали поддержку по принципу “равный равному”: параюристы, как и клиенты, являются людьми из числа МСМ * и ЛГБТ. Или есть еще одно направление у нас, где подростки оказывают помощь подросткам “.

* МСМ – это “мужчины, практикующие секс с мужчинами”. Некоторые МСМ обозначают себя как геи, другие – как бисексуалы, многие воспринимают себя как гетеросексуалы, у которых время от времени бывает секс с мужчинами.

Есть два вида юридической помощи: первичная и вторичная. Первичная – это помощь написать заявление о совершенном преступлении, жалобу, жалобу следственному судье. Вторичная – это уже непосредственно судебные дела. Сеть параюристив занимается только первичной помощью. Обращения, по которым необходима вторичная помощь, они передают другим организациям – чаще всего Украинскому Хельсинскому союзу по правам человека.

Угрозы и “слив” информации

За 2020 год сети поступило 221 обращения. Их условно поделили на сферы. Больше всего – 109 – обращений было в сфере межличностных отношений. На втором месте материальные преступления и физическое насилие, на третьем – семейные отношения, а на четвертом – трудовые сферы. Есть также понятие “кейс” – это когда в ответ на обращение полностью предоставлена ​​юридическая помощь. При том, что обращений больше 200 – кейсов лишь 23:

“Так происходит, потому что не все готовы обращаться в правоохранительные органы, – объясняет Богдан. – То есть нам пишут, мы отвечаем, часто еще и определенное время переписываемся, но люди дальше не идут на контакт.

Мы же действуем в юридическом поле: если побили гея, мы же не приходим с другими тремя накачанными геями бить того, кто избил того гея.

Очень часто заявления пишутся через полицию. Но у людей есть высокий уровень недоверия к полиции, и поэтому они не хотят идти дальше и вообще сотрудничать. Также есть ситуации, когда нашему клиенту угрожают и сразу говорят, что в полицию можно даже не обращаться, так как там есть связи. Поэтому клиенты боятся и не обращаются и не делают дальше какие-то шаги. Бывает, что составим заявление в полицию, а клиент передумает. А иногда пишут уже на этапе, когда нужно нести заявление в полицию, что ситуация разрешилась”.

Обращение по межличностным отношениям условно можно разделить на три категории:

1) оскорбления, угрозы и унижения человеческого достоинства из-за сексуальной или гендерной идентичности или ВИЧ-статуса. В сети было зафиксировано 70 обращений,

2) незаконный сбор, разглашение и угрозы разглашения конфиденциальной, информации (16 обращений)

3) интернет-буллинг (23 обращения).

“Угрожают во многих городах. Угрожают в хостелах, на улице, в ресторане, соседи. Очень много таких случаев, – объясняет параюрист. – По незаконному сбору и разглашению конфиденциальной информации или угрозам это сделать: это касается сексуальной ориентации или гендерной идентичности.

Часто угрожают, что опубликуют фото, что расскажут родителям, если человек не переведет деньги.

Во время интернет-буллинга также сливается информация, фото – часто этим занимаются нацистские, праворадикальные организации, которые хотят забулить в интернете, бросают очень много угроз, призывают угрожать участников своих групп конкретным людям. Бросают данные человека в закрытые каналы и пишут, что надо поставить на место этого гея или лесбиянку. После этого человеку приходит много личных сообщений в соцсети. Это очень влияет эмоционально. И проблема, как это решить, это часто происходит по зашифрованным каналам – даже киберполиция не может ничего сделать. Полиция может что-то сделать только когда есть какой-доступ и данные”.

Дискриминация на работе

В прошлом году в сеть поступило 22 обращения по поводу дискриминации на работе: “На самом деле очень много нарушений в трудовой сфере. Среди них и отказ в приеме на работу на основании сексуальной ориентации и гендерной идентичности или ВИЧ-статуса. Недавно нам написал клиент, котором в ответ на резюме на Work.ua ответили, что “лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией на работу НЕ берем“.

Мы помогли написать заявление в Work.ua и также перенаправили это дело в Украинский Хельсинский союз по правам человека”, – рассказывает Богдан.

Однако, такие нарушения не всегда можно доказать в суде, поскольку есть такие явления как стажировки и неофициальная работа: “Если человек работал неофициально, то очень часто потом трудно доказать в суде, что он вообще там работал. А причины увольнения очень трудно доказать тем более, – объясняет параюрист. – Да, в 2015 году в трудовом кодексе появилось единственное упоминание о сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Надеюсь, случай с Work.ua дойдет до суда. Потому что по статистике с 2015 года, когда этот закон приняли, до 2019, вообще не было ни одного судебного процесса по этой статье трудового кодекса. Люди не обращаются, боятся, и вообще у нас трудовая сфера немножко черная, поэтому очень трудно что-то доказать”.

Почему нет статистики

Вне трудового кодекса ссылаться на дискриминацию еще труднее. В заявлениях следует писать, что в том числе было правонарушение по статье 161 Уголовного кодекса “Нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности, религиозных убеждений, инвалидности и по другим признакам”. Где под признак “другие” подпадает сексуальная ориентация и гендерная идентичность:

“Вообще в правозащитной среде продолжаются до сих пор идут дискуссии: нужно ли добавить сексуальную ориентацию и гендерную идентичность в перечень или вообще переписать полностью статью, – рассказывает Богдан. – Статья 161 идет как дополнение к какой-то другой статье. Например к 296-й (хулиганство) можно добавить статью 161.

Но полиция этого не делает, потому что это “еще больше геморроя”.

И они не знают, как потом правильно оформлять документацию. Им вообще впадлу, они не видят смысла это делать. Вообще не ведется статистика. Например, в других европейских государствах ведется статистика по поводу дискриминации по различным признакам. Но в Украине этой статистики нет, полиция думает: “Ну, хулиганку дали и нормально. Зачем там больше заморачиваться “.

Вообще есть два понимания защиты прав. Первое, которым мы занимаемся непосредственно – это предоставление юридической помощи в рамках Конституции и статей, которые уже есть в Украине. Есть второе подразделение – это сфера изменения именно законодательных актов, различных положений, статей и тому подобного. Во втором случае надо сотрудничать с депутатами, различными комитетами “.

Другая кровь

Сеть параюристив оказывает помощь по существующим статьям. В то время как некоторые случаи дискриминации в Украине являются легальными: “Недавно была ситуация: к нам обратилась девушка, которая вместе с партнершей на День донора крови пошла в Житомире сдать кровь – им отказали. И к сожалению, в этом случае мы не можем ничего сделать, потому что это было законно, к сожалению.

Это дичь, что гомосексуальный человек не может сдать кровь.

Но, к сожалению, это законно, и ты с этим ничего не можешь сделать. Я знаю, что ОО “Прожектор” вместе с пострадавшей пытается через суд это изменить. Вообще почему гомосексуальные люди не могут сдавать кровь? Потому что донорами крови не могут быть люди из группы риска. А группы риска определены в отдельном положении, и туда входят гомосексуалы, – объясняет Богдан. – Это положение 90-х годов, и оно не менялось, к сожалению”.

Темп изменений

Богдан говорит, что хотя изменения в законодательстве происходят очень медленно, развитие общества, уровень принятия ЛГБТ в украинском обществе – довольно быстрыо: “Потому что, например, взять тот же прайд: количество участников и участниц становится с каждым годом больше и больше.

Депутаты же, к сожалению, живут в каком-то своем пузыре. Некоторые депутаты и представители различных партий идут на контакт, они хотят и могут от своего имени подавать какие-то новые законопроекты, но иногда они все же боятся”.

Если нарушают права

Если вы принадлежите к ЛГБТ-сообществу, и ваши права нарушают – пишите ОО “Альянс Глобал” в Instagram или в Facebook, также можно позвонить по номеру 0443320063.

“Я считаю, что нужно защищать свои права. поскольку, кроме нас, их никто не защитит. Нужно обращаться в полицию, нужно подавать иски и жалобы в суд – отстаивать те права, которые уже есть. А еще нужно отстаивать права, которые мы хотим, – добавляет Богдан. – Выходить на различные акции, поддерживать кампании как в социальных сетях, так и непосредственно выходить на улицы, если такая возможность есть. Ведь первый прайд был протестом “.

Источник

Поделись публикацией
Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

11 − 1 =