Мой ребенок – представитель ЛГБТ? История одной мамы и советы для всех родителей

У всех нас иногда что-то идет не по плану. К «штатным» неожиданностям нас готовит опыт друзей, знакомых, даже предыдущих поколений. Но бывают ситуации, к которым мы не готовы в силу табуированности темы. Что делать, если ребенок сделал каминг-аут: признался в том, что он принадлежит к ЛГБТ-сообществу? Спойлер: ничего, с ним все нормально, и с вами тоже.

Недавно креативное агентство ISD Group представило первый в мире Музей принятия родителями своих ЛГБТ-детей. На сайте музея посетителей ждут истории матерей о том, как они узнали и как принимали тот факт, что их ребенок из ЛГБТ-сообщества, и как наконец поняли, что для каждого ребенка нет ничего важнее, чем услышать от родителей «#яприймаютебе».

womo.ua записали историю Татьяны Гончар, мамы из Кривого Рога, чей сын в возрасте 21 года совершил каминг-аут и рассказал ей о своей сексуальной ориентации. В статье вы найдете ответы на основные вопросы родителей, которые столкнулись с гомосексуальностью детей.

Детство и юность

Мой сын Генри с детства был своеобразным и необычным ребенком, к тому же еще и схватывающим все на лету, например, говорить предложениями он начал в полтора года. Сын рос любознательным, общительным и самостоятельным, мы с мужем не могли нарадоваться. При этом удивительно, но у него практически не было друзей, он очень любил уединение и мог днями сидеть дома.

Однажды 9-летний Генри принес из школы Конституцию Украины и заявил нам, родителям, что мы нарушаем права ребенка, то есть его права, когда наказываем его за плохую учебу.

После окончания школы сын долго искал себя: три раза поступал в разные университеты и бросал обучение через полгода. Сейчас Генри проводит тренинги для активистов ЛГБТ, и могу сказать, что он нашел себя. Он очень счастлив, и я счастлива вместе с ним.

Каминг-аут

Генри пришел ко мне с серьезным разговором в 21 год. Я была первой, кому он открылся. На тот момент мы с мужем разошлись, поэтому поддержки ждать было не от кого.

Сын выбрал не совсем удачное время для такого важного разговора: у нас дома были гости. Он увел меня в другую комнату и все рассказал. Я не могла никак отреагировать, потому что была не одна и не хотела, чтобы кто-то это услышал. Мы перенесли разговор на следующий день, тогда я и смогла осознать, что он пытался мне сказать.

Первое, что ты чувствуешь в такой ситуации, — шок. Ты не понимаешь, куда бежать, что делать, с кем разговаривать.

Это ощущение полной беспомощности, прострации и потерянности. В один момент жизнь буквально перевернулась. Первая мысль, которая промелькнула в голове: секунду, а как же внуки? Их не будет? Это такой переломный момент, когда понимаешь, что все, что ты себе распланировал, намечтал — это лишь в твоей голове, а у твоего ребенка совсем другие планы. Не хуже и не лучше, просто другие.

Несколько дней после признания сына я плакала, мне было жалко себя и свою жизнь. Потом я начала винить себя в произошедшем: искала причины гомосексуальности в неправильном воспитании Генри, хотя уже сейчас я знаю, что воспитание ни при чем.

Только через  недели две я начала приходить в себя. Пришло осознание, что это мой сын, он не стал каким-то другим человеком, он имеет право выбирать, кого ему любить и как ему жить, а я в свою очередь очень люблю его и буду поддерживать во всем.

Решающим моментом было мое обращение за поддержкой к другим родителям. Они мне все подробно рассказали, ведь я до этого не вникала в тему гомосексуальности и гендерной идентичности.

Я познакомилась с другими мамами и это сильно вдохновило меня: появилось желание защищать права моего сына.

Ошибки

Единственной моей ошибкой было то, что я начала говорить сыну, что это пройдет и все станет на свои места. Это сразу вызвало у Генри негативную реакцию, как будто я отказываюсь от него или пытаюсь поменять. Такого делать ни в коем случае нельзя, но это я поняла уже после.

Я никогда не была гомофобкой и не относилась к геям предвзято. Кстати, во многом на мой процесс принятия сына повлиял любимый Фредди Меркьюри, особенно я переосмыслила свои взгляды на ЛГБТ-комьюнити после фильма «Богемская рапсодия» 2018 года.

Помощь

Вскоре после каминг-аута сын предложил мне съездить в Киев в организацию ТЕРГО — это общественная инициатива, которая образовалась как организация поддержки для представителей ЛГБТ в Украине. Одно из ведущих направлений их деятельности — работа с родителями ЛГБТ-детей и подростков. Я отказывалась и не хотела никуда ехать, но он настоял.

«Я уже купил билеты, назад дороги нет, езжай», — поставил меня перед фактом Генри. И это было лучшим решением того нелегкого периода.

Я очень благодарна ТЕРГО и родителям, теперь это наша вторая семья. Только благодаря нашему общению, беседам, занятиям с психологами я смогла очень быстро очнуться. Я стала более уверенной в себе и в Генри, и поняла, что вообще-то все нормально, и все мои проблемы с принятием были навязаны мне.

Что теперь?

Познакомиться с партнером сына мне пока не удалось: Генри еще в поисках. Но он знакомил меня со своими друзьями. Зато я попала на Киевпрайд в 2019 году, и это просто непередаваемые ощущения, очень сильные эмоции, чувства единения и правоты. Ты выходишь с Марша равенства абсолютно убежденным в том, что свобода каждого человека не должна ограничиваться рамками гендера и сексуальных предпочтений. Это дело каждого, просто дайте человеку право выбора.

Вопрос лишь в том, что многие пока не считают отсутствие равных прав проблемой. Так уж сложилось в нашем обществе, что никто не видит дискриминации, пока не столкнется с ней лично.

А на самом деле у представителей ЛГБТ-сообщества прав точно меньше, нежели у гетеросексуалов, это касается и брака, и детей, и принятия решений за свою вторую половинку, и материальных вопросов. Я уже не говорю о дискриминации на работе.

Сейчас мы с сыном относимся друг к другу с большим трепетом, нежностью и пониманием. Я понимаю: в нашей стране гомосексуалы практически не воспринимаются обществом. В то же время я понимаю, что Генри одинок в такой своей жизни.

Советы для родителей ЛГБТ-детей

1. Первое, и самое важное: не пытайтесь исправить своего ребенка, отвести его к психологу, психотерапевту или психиатру. Лучше сходите сами, и это не шутка. В момент, когда у вас рушится мировоззрение, устои и взгляды, только качественная психологическая помощь и поддержка близких помогут не погрязнуть в бездне депрессии.

2. Если до каминг-аута сына или дочери у вас были гомофобные взгляды, тем более нужно обратиться за профессиональной помощью.

3. Помните: ваш ребенок останется вашим ребенком. Все подруги, кумовья, братья и иже с ними могут давать сколько угодно советов, но только вы знаете, как правильно разговаривать со своим чадом. И уж точно не надо следовать парадигме «я это смогу исправить, надо отвести его к невропатологу, или лучше в церковь, это против воли Божьей». Хочу напомнить, что Господь любит абсолютно всех, без исключения.

4. Финал всегда должен быть один: вы говорите #яприймаютебе и действительно принимаете своего ребенка целиком и полностью, с его выбором, с его видением и с его желаниями.

Пожалуйста, любите своих детей и помогайте им — это главное, что вы можете им дать.

Напомним, недавно креативное диджитал-агентство ISD Group при поддержке правительств Великобритании и Швеции создало первый в мире Музей принятия. Это социальная инициатива и уникальный интерактивный онлайн-музей, который позволит каждому прожить опыт родителей, которые приняли своих ЛГБТ-детей, несмотря на стереотипные представления о гомосексуальной ориентации и гендерной идентичности. Проект реализован при содействии сети общественных организаций по всей Украине.

Специально для WoMo Кристина Гулеватая

Источник

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.