«Могу умереть на операционном столе»: признания трансгендерной модели из «Супер Топ-модели по-украински»

Когда смотришь на Софи Беридзе — харизматичную, мудрую и женственную, трудно поверить, что она была парнем по имени Диего. Трансгендерная модель настолько запала в душу зрителям Нового канала, что они отдали тысячи голосов, чтобы увидеть ее в Суперсезоне. Софи удалось преодолеть экватор проекта, но дойти до финала она так и не смогла.

В эксклюзивном интервью «ФАКТАМ» Софи Беридзе рассказала, что на проекте далось ей тяжелее всего, когда она решила сменить пол и почему не готова сделать завершающую операцию по трансгендерному переходу.

— Софи, у каждой девушки в «Супер Топ-модели по-украински» была своя социальная миссия. Какую проблему вы хотели помочь решить?

— Я хотела, чтобы в этом сезоне победила трансгендерная девушка. Чтобы люди узнали, что мне пришлось пережить. Мечтала рассказать о свободе слова и о том, насколько это важно. У каждой участницы на проекте была своя позиция. Моя точно имела прочный стержень и была максимально глобальной.

— Какое испытание Суперсезона запомнилось вам больше всего?

– Их было два. Первое — полотна, второе — съемка социального видео в кубе с водой, которую проводил Алан Бадоев. Чем сложнее испытание, тем больше оно мне нравится. У меня сейчас нет панических атак, но тут я поняла, что не могу нырнуть и задержать дыхание. А еще, когда открываешь глаза под водой, там ничего не видно, вещи вокруг кажутся какими-то чудовищами, которые на тебя наплывают, а одежда утяжеляется и тянет на дно. Но в какой-то момент я убрала свой страх и справилась. Это моя личная победа и большая гордость.

— В каком сезоне вам было комфортнее? В своем смешанном (Софи — участница второго сезона «Топ-модели по-украински». — Авт.или в этом — чисто женском?

— Комфортнее было в моем сезоне, потому что там были парни и очень отличалась обстановка. Существовал баланс, что ли. Что касается моих внутренних ощущений, то сейчас мне комфортнее. Но через время я буду себя преподносить и разговаривать еще лучше.

— Вам пришлось столкнуться с завистью в модельном мире?

— Знаете, для меня зависть делится на два типа: когда ты завидуешь человеку и хочешь его убить за то, что он успешнее тебя, и когда считаешь человека успешным, восхищаешься им и при этом начинаешь себя гнобить. У меня был второй вид зависти — я себя настолько загнобила во втором сезоне «Топ-модели по-украински», что 14 дней ничего не ела, пила только воду и чай, бегала три километра каждый день после испытаний. И это привело к истощению организма, а потом к депрессии. Через пять месяцев после ухода из проекта я сделала свои первые пластические операции. А уже через два года начала любить себя — свой 43-й размер ноги, широкие плечи, шею и талию. В Суперсезоне я себя уже не изнуряла, а другими девочками просто восхищалась.

— Сколько вам было лет, когда вы поняли, что находитесь не в своем теле?

— Около четырех лет. Что что-то не так, я поняла еще в детском саду. Играла в куклы, а мне давали машинки. Но о своих ощущениях я рассказала родителям только в 17 лет, когда уже четыре месяца «сидела» на гормонах, и у меня начала расти грудь. Сначала я поделилась со своей сестрой. Помню, мы поплакали вместе, но она не приняла эту новость, и мы перестали общаться. Зато сейчас у нас с ней невероятно крутые отношения. Родители тоже сначала восприняли случившееся плохо. Но уже после первого участия в проекте начали меня постепенно принимать, потому что увидели, какой я человек. На карантине мы сблизились максимально и стали лучшими друзьями. Любим друг друга очень сильно.

— Как удалось справиться со страхом, что после изменений вас не примут близкие или общество?

— Очень крутой вопрос, потому что актуальный. Каждый день мне на эту тему пишет хотя бы один человек и просит посоветовать какие-то гормоны и все такое. Говорю раз и навсегда: я никогда не отвечу на эти вопросы, потому что не возьму на себя ответственность. Я же не врач. Говорить, как поступать, не хочу, потому что не психотерапевт или психолог. Да, я в 16 лет начала сама себе покупать и пить гормоны, но перед этим потратила два года, чтобы изучить, как они действуют на организм. Единственное — рассказать своим родным о желании сменить пол я смогла только тогда, когда смирилась, что от меня они откажутся. Если вы этого боитесь, то и рассказать никогда не сможете.

— Какие глобальные вещи изменились в вас после перехода из Диего в Софи?

— Я стала более открытой, но вместе с тем появился стержень. Начала себя уважать, поняла, чего стою. Стала очень откровенной. Физически изменилось многое, но в первую очередь — взгляд. Я начала видеть мир ярче. А харизма, например, у меня есть с самого рождения.

— Какие изменения у вас еще в планах?

—  Я буду ухаживать за своим лицом и телом до конца жизни. Не перестану быть вегетарианкой, никогда не откажусь от косметологии. По поводу операций… Сделала бы еще что-то, но пока к этому не готова. Кстати, я очень полюбила спорт. Людям, которым не нравится заниматься физическими упражнениями, советую просто делать это регулярно и долго. Оказалось, спорт — чисто дело привычки.

— Собираетесь делать завершающую операцию по смене пола?

— Пока нет. Первая причина — операция очень сложная, а реабилитация после нее — еще сложнее. Есть вероятность умереть на операционном столе. Вторая причина — общество. Я в какой-то момент поняла, что хочу сделать операцию исключительно по той причине, что этого требует общество. Но все же я живу в XXI веке и сама решаю, что у меня будет между ног, какая у меня будет грудь, какого цвета волосы и все такое. Просто приняла себя такой, какая я есть. Но если в будущем будет возможность сделать операцию с нормальной реабилитацией, где 100% вероятности, что у тебя все будет хорошо с чувствительными зонами, я ее сделаю.

— Была ли в вашей жизни любовь?

— Сейчас у меня никого нет, хотя ухажеры пишут регулярно. Отношений не хочется, потому что, когда нет любимого мужчины, я посвящаю жизнь себе и многого добиваюсь. А когда встречаюсь с кем-то, то уже через месяц отношений пропадает желание работать, достигать чего-то — как истинная грузинка, посвящаю жизнь любимому человеку. Может, скоро у меня и появится парень, но такой целью я специально не задаюсь. Если же мне будет нужен секс, спокойно найду молодого человека, который мне понравится, встречусь с ним, все сделаю и уйду (улыбается).

— Какой вы видите свою будущую семью?

— Мне бы хотелось семью и детей, но сейчас это не на первом плане. Пока работаю над самореализацией. Очень хочу попасть как модель в Милан, Лондон, Нью-Йорк и Париж. Лет через пять вижу себя гораздо более симпатичной, чем сейчас, и владелицей бизнеса. Возможно, он будет связан с моделингом или beauty. Через пять лет стану зарабатывать столько, что мне будет хватать денег на все. Учиться пойду лет через десять. Сначала нужен бизнес и деньги, которые потом смогу потратить на обучение.

Источник

Поделись публикацией

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

тринадцать + 10 =