Любовь не для всех: перспективы однополого партнерства в Украине

О ЛГБТ+ движении в Европе, однополый брак и регистрируемых партнерствах, перспективах закона о гражданском партнерстве в Украине.

Украинские ЛГБТ-пары не могут узаконить свои отношения, проведовать друг друга в реанимации, зарегистрировать права на ребенка партнера, которую воспитывают вместе. Законодательно закрепить их отношения должен ЗУ «О гражданском партнерстве», проект которого еще три года назад должен был разработан Кабинетом Министров Украины. Однако заметных шагов в этом направлении не сделали до сих пор. Какие обстоятельства определяют принятия этого закона и что мешает?

ЛГБТ+ движение в Европе: шаги вперед и назад

В декабря 2020 года парламент Швейцарии принял закон о «браке для всех», став тридцатой в мире страной, которая легализовала регистрацию однополых отношений.

Ранее в этом же месяце Национальная ассамблея Венгрии приняла закон, который фактически запрещает усыновление детей однополыми парами. Согласно новым нормам конституции, усыновление доступно только для женатых и, при наличии специального разрешения от государства, одиноких особ. Поскольку однополый брак в Венгрии запрещен (разрешено, однако, регистрируемое партнерство), а необходимое одобрение будет предоставлять Министерка семейных дел, пропагандирующая консервативную модель традиционной семьи, ЛГБТ-пары больше не смогут становиться родителями благодаря механизму, когда ребенка усыновляет только один из партнеров .

Ухудшение прав ЛГБТ-сообщества у нашего западного соседа – не исключение среди стран Европы. Несмотря на общий прогресс в регионе, в отдельных государствах заметны негативные тенденции. Об этом говорится в опросе FRA – Агентства ЕС по вопросам основных прав человека, опубликованном в мае 2020 года. Исследование провели среди рекордных 140 000 представителей ЛГБТ+ в 27 странах ЕС, Великобритании, Сербии и Северной Македонии.

В Польше и Франции большинство респондентов заявили, что нетерпимость к ЛГБТ-сообществу в их странах возросла (68% и 54% соответственно). В общем, шесть из десяти опрошенных избегают держаться за руки с партнером в публичных местах ради собственной безопасности.

Эти факты показывают, что даже в демократических странах, где ЛГБТ-движение уже достигло определенных позитивных изменений, борьба за равенство прав продолжается. Однако наличие этих изменений в консервативных и религиозных обществах дает надежду, что со временем они станут возможными и в Украине.

Осуждать нельзя поддержать: реалии ЛГБТ+ сообщества в Украине

Жизнь ЛГБТ-сообщества в Украине до сих пор определяют предубеждения правового и социального характера. Ее представители регулярно страдают от физического и морального насилия, дискриминации законодательством, правоохранительными органами и церковью и нетерпимости украинского общества.

Так, социологический опрос, который проводил в 2016 году Киевский международный институт социологии по заказу правозащитного ЛГБТ-центра «Наш мир», показал, что 60% украинцев относятся к ЛГБТ-людей негативно, и только 4% – положительно; 45% считают, что должны существовать определенные ограничения их прав. Безусловно, эти цифры вряд ли остаются неизменными сегодня. Тем не менее, только с января по август 2019 года было зафиксировано 279 случаев действий на почве гомофобии и трансфобии, дискриминации и других нарушений прав участников сообщества. За первые восемь месяцев 2020-го задокументированы 108 таких случаев, поскольку в результате пандемии коронавируса много мероприятий пришлось отменить, что уменьшило активность сообщества и, соответственно, нападения на него.

Оскорбления, угрозы, травля, насилие легкой и средней тяжести, блокировки и нападения на ЛГБТ-акции и организации, повреждения их имущества, вымогательство, шантаж и даже убийства на почве ненависти задокументированы в отчетах о положении ЛГБТ в Украине мониторинговой сети Центра «Наш мир» .

Убийства могут произойти, например, в результате ссоры между знакомыми из-за сексуальной ориентации одного из них, рассказывает эксперт Центра Андрей Кравчук.

Источник: https://www.ilga-europe.org/rainboweurope/2020

«Также случаются убийства с корыстными мотивами, когда, назначив свидание, человек приглашает к себе незнакомца, который оказывается преступником», – добавляет эксперт.

Преступление ненависти – это любое уголовное преступление, совершенное по мотивам нетерпимости, которое должно быть преступлением и без такого мотива. Однако механизм привлечения к ответственности именно за такое преступление в Украине не урегулирован. Статья 161 Уголовного кодекса Украины ( «Нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности, религиозных убеждений, инвалидности и по другим признакам») в случаях нарушений прав ЛГБТ не работает, считает общественная активистка София Лапина.

«Доказать, что человека избили на улице не просто, чтобы забрать кошелек, а потому, что он – гей или лесбиянка, практически невозможно», – отмечает правозащитница.

«Правильные» и «неправильные» семьи

Кроме безопасности, еще одна острый вопрос для ЛГБТ – проблема неравенства прав. Лесбийские и гей-пары не могут узаконить свои отношения, не имеют общих совместных имущественных прав, не могут усыновить детей, зарегистрировать права на ребенка партнера, которую воспитывают вместе.

Статья 21 Семейного кодекса Украины определяет брак как «семейный союз женщины и мужчины», таким образом фактически делая невозможным заключение брака между людьми одного пола.

«ЛГБТ-семьи в Украине лишены элементарных базовых прав, которые должны быть у супругов», – рассказывает София Лапина. «В частности, в медицинской сфере им недоступны семейные страхования, посещение в больнице, в реанимации, а когда партнер или партнерша умирают – право распоряжаться их телом и последней волей», – добавляет активистка.

В 2017 году Центр «Наш мир» провел онлайн опрос среди более полутора тысяч участников украинского ЛГБТ-сообщества, выясняя, в частности, как такие пары решают проблемы, вызванные дискриминацией их отношений украинским законодательством.

По его результатам, почти треть от общего количества респондентов искала возможности, предусмотренные в украинском законодательстве, хотя это требовало больше времени и стоило дороже.

Свежим примером этого может быть частный договор, заключенный между двумя киевлянками в ноябре 2020 года. Этот документ предоставил женщинам большинство прав супругов, регулируя приобретение общего имущества и упрощая путь друг к другу в реанимацию или в СИЗО. Однако признать киевлянок семьей на законодательном уровне такой договор не может.

Еще 22,5% всех, кто принял участие в опросе, вынуждены были прибегать к незаконным методам решения проблем, вызванных дискриминацией однополых отношений. Так, часто проведать своего партнера или партнершу в реанимации ЛГБТ-пары могут, только дав взятку медицинскому персоналу.

59% респондентов мирились с невозможностью решить проблему – даже в ущерб собственным интересам.

И хотя этот опрос, как отмечают сами авторы, не является репрезентативным, поскольку его проводили среди более открытых и социально активных членов сообщества, оно все же демонстрирует острую необходимость решения вопроса легализации однополых семей на законодательном уровне в Украине.

Брак и регистрируемое партнерство

Сегодня однополые браки разрешены в 30 странах мира. Однако во многих государствах зарегистрировать отношения ЛГБТ-пары могут на разных условиях также и благодаря механизмам регистрируемого, домашнего, жизненного партнерства или гражданского союза.

Обычно брак и регистрируемое партнерство предусматривают почти одинаковые права и обязанности. Однако партнерство, как правило, проще заключить и расторгнуть. Также гражданским партнерам часто запрещено вместе усыновлять детей, однако можно узаконить отцовство относительно ребенка партнера или партнерши.

К тому же, иногда гетеросексуальные пары предпочитают гражданское партнерство вместо традиционного брака за его удобство и современность. Так, во Франции в 2014-м году было зарегистрировано более 173 000 «пактов гражданской солидарности», которые составляли 77% от заключенных того же года браков. 96% пар, заключивших гражданское партнерство, были гетеросексуальными.

В 2018 году партнерство выбрали почти 209 000 французских пар.

Несмотря на консервативность украинского общества и церкви, легализация однополых семей в нашем государстве вероятно благодаря закону о гражданском партнерстве, а не однополого брака.

Перспективы закона о гражданском партнерстве в Украине

Украинское правительство декларирует свои добрые намерения, но не делает ничего, чтобы их осуществить.

Так, в 2015-м году приняли План мероприятий по реализации Национальной стратегии в области прав человека на период до 2020 года. Он предусматривал разработку и представление на рассмотрение Кабинета Министров Украины законопроекта о легализации в Украине зарегистрированного гражданского партнерства для разнополых и однополых пар с учетом имущественных и неимущественных прав. В частности владение и наследование имущества, содержание одного партнера другим в случае нетрудоспособности, конституционного права несвидетельствования против своего партнера со сроком исполнения до второго квартала 2017 года.

Однако никакие сдвиги в вопросе регистрируемого партнерства не состоялись.

В проект нового Плана мероприятий по реализации Национальной стратегии в области прав человека, который будет действовать с 2021 года, задача разработать такой законопроект сохраняется. На этот раз также определили исполнителя – Министерство юстиции Украины.

У наибольшей политсилы действующего парламента – партии «Слуга народа» – единой позиции по однополым бракам нет, как еще в 2019 году заявил тогдашний председатель партии Дмитрий Разумков.

В прошлом году народные депутаты этой политсилы выдвинули определенные законодательные инициативы в поддержку прав ЛГБТ-сообщества, а также и ряд гомофобных и трансфобных законопроектов. Однако Верховная Рада не поддержала ни один из них.

Несмотря на незаинтересованность действующей власти Украины, отдельные редакции проекта Закона Украины «О гражданском партнерстве» разработаны уже сегодня.

Например, один такой – эксперта Центра «Наш мир» Андрея Кравчука. Созданный по Датскому примеру, законопроект представляет так называемую «модель исключений», когда однополые пары имеют все права обычного супругов, если иное не установлено законом. Преимущество такого подхода – закон не потребует изменения после принятия новых законодательных норм, убеждает автор.

Другую версию ЗУ «О гражданском партнерстве» разработали Украинский Хельсинский союз по правам человека (УХСПЧ) и Национальный МСМ-консорциум #MSM_PRO, который состоит из трех организаций: Альянс.Глобал, Ассоциация «ЛИГА» и Гей-Форум Украины.

Законопроект использует «модель перечня», перечисляя все права и обязанности партнеров. Он определяет правовой статус гражданского партнерства как формы семейных отношений, порядок его государственной регистрации, личные неимущественные и имущественные права и обязанности гражданских партнеров, последствия государственной регистрации и прекращения такого партнерства.

В частности, проект закона предусматривает получение опекунских прав на ребенка партнера или партнерши.

Однако для того, чтобы он не был «похоронен» в Верховной Раде, инициировать его должно правительство, убеждает Андрей Кравчук.

Свобода выбора

Согласно исследованию независимой международной неправительственной организации ILGA-Europe, индекс соблюдения прав ЛГБТ-людей в сфере законов и государственных политик по состоянию на май 2020 года в Украине составляет 22%. Для сравнения, в Словакии такой индекс оценивается в 30%, а в Великобритании он втрое выше, чем у нас.

В Германии индекс соблюдения прав ЛГБТ-людей составляет 51%. Это государство в 2017 году разрешило однополые браки. Этим правом уже три года пользуются не только немецкие однополые пары, но и ЛГБТ-семьи из заграницы. В частности, украинцы.

ЛГБТ-активист Стас Мищенко переехал в Мюнхен четыре года назад. После признания однополых браков в Германии он заключил брак с любимым человеком. В присутствии друзей, семьи и членов церковной общины их брак благословили церемонией в лютеранской церкви.

В отличие от Украины, здесь Стас ни разу лично не столкнулся с проявлениями агрессии или неприятия:

«Мы можем с мужем свободно идти по городу, держась за руки. Мы не должны рассказывать никаких историй арендодателю квартиры. Чтобы снять большее жилье, мы написали объявление в самую большую баварскую газету с нашим фото. Мол, мы молодая, только заключившая брак семья. Когда мы рассказываем о семье на работе, новым соседям или еще кому-то, мы полностью открыты ».

Германия, как и любая страна, не является полностью лишенной гомофобии, добавляет Стас. Случаются нападения на ЛГБТ+, оскорбления. Но здесь это скорее исключения, чем правило. Законодательство защищает сообщество от дискриминации, его члены имеют почти равные права. Однако остаются недоработки с процедурой усыновления, процессом трансгендерного перехода и интерсекс-проблемами.

Но это – вопрос времени, убежден Стас:

«В Германии свободно живут рядом люди из разных стран, разных вероисповеданий и ориентаций. Здесь совершенно новые для меня ощущения: безопасность, уверенность в себе и в будущем, отсутствие необходимости что-то скрывать».

Путь Германии к узакониванию однополых семей

Несмотря на расцвет ЛГБТ-движения в Германии в конце девятнадцатого – начале двадцатого веков, жестокое преследование гомосексуалов национал-социалистами огорчило активность сообщества на длительное время. Параграф 175, котроый криминализировал гомосексуальность, действовал в его нацистской редакции до 1969 года.

Сексуальные отношения между представителями одного пола, достигшими 18 лет, декриминализировали только в 1973 году. Полностью знаменитый параграф 175 отменили в уже объединенной Германии аж в 1994.

Немецкий политик и активист, который был одним из авторов немецкого закона «брак для всех», Фолькер Бек вспоминает, что первый заметный шаг к узакониванию однополой семьи немецкое ЛГБТ-сообщество сделало в 1992 году.

Тогда, вдохновленные принятием первого в мире закона о регистрируемом партнерстве в Дании в 1989 году, 250 немецких пар геев и лесбиянок заявили в местных советах о желании зарегистрировать свои отношения.

«До тех пор все протесты и массовые мероприятия проходили только в крупных городах. Тогда же люди прочитали в локальной прессе о однополых парах в их собственных городах и селах также », – объясняет политик важность события.

Вторым важным фактором было принятие в 2001 году закона о жизненном партнерстве (на немецком – «Lebenspartnerschaftsgesetz»). Он положил на зарегистрированные однополые пары практически все обязанности, имеющиеся в браке, однако предоставил крайне мало прав. Поэтому ЛГБТ-сообщество Германии имело возможность критиковать закон в Конституционном суде и среди общества в целом. Это приблизило легализацию «брака для всех» в 2017 году, убеждает его «отец» Фолькер Бек.

Этот закон приняли в последний день действующего тогда парламента накануне летних каникул. После длительных обсуждений и торможений его принятия консервативными политиками, авторы остановились на браке только для однополых пар, пытаясь избежать отложения голосования до следующей сессии. Так, закон предоставляет полные права семьям лесбиянок и геев, однако не решает проблем трансгендеров.

«Достигнутое равенство – это большая победа, ведь парламент нового созыва с праворадикальной партией «Альтернатива для Германии» в составе за наш законопроект вероятно не проголосовал бы», – отмечает политик, боровшийся за право регистрации браков однополых пар почти 30 лет.

Еще одно достижение ЛГБТ-сообщества Германии – возможность обвенчаться. Гомосексуальность официально вычеркнули из списка грехов НФР еще в 1991 году.

«Всякая любовь заслуживает быть принятой», – объясняет доктор Кристина-Мария Баммель – старшая пасторка евангелистской церкви Берлин-Бранденбург-Силезской Верхней Лужиции (нем. – Berlin-Brandenburg-schlesischeOberlausitz). Ее протестстанская религиозная община состоит из почти миллиона верующих.

Кристина Мария Баммель рассказывает, что в ее общине венчать без предубеждений относительно сексуальной ориентации или гендерной идентичности начали именно перед принятием закона «брак для всех». Однако многие другие христианские течения Германии до сих пор спорят о венчании ЛГБТ-пар. На аргументы тех, кто вспоминает критику гомосексуальности в Библии, старшая пасторка отвечает, что там осуждается именно насилие. Венчание же благословляет любовь.

«Содомский грех» украинской церкви

В Украине же церковь является одним из самых активных оппонентов ЛГБТ-движения. И, в отличие от праворадикальных организаций, которые часто применяют физическое насилие против сообщества, однако не имеют ни социального, ни политического влияния, позиция церкви намного весомее.

«Украинские церкви значительно консервативнее и реакционнее своих западных коллег. Через представителей в парламенте они блокируют все наши инициативы законодательно улучшить ситуацию ЛГБТ-сообщества в Украине. В частности, церкви выступают против криминализации преступлений на почве ненависти по признакам сексуальной ориентации и гендерной идентичности», – объясняет Андрей Кравчук.

Нельзя недооценивать влияние церкви и на отношение к сообществу рядовых украинцев.

Так, 2018 настоятель УПЦ МП Онуфрий обратился к Киевский городской власти с просьбой запретить проведение Марша равенства. КиевПрайд Онуфрий назвал публичной и откровенной пропагандой греха, в частности половых извращений.

«Священное Писание решительно осуждает содомский грех и любые другие противоестественные отклонения», – отмечал он в обращении.

В 2019 году уже глава ПЦУ Епифаний назвал темы ЛГБТ и гендера «навязанными Западом» и добавил, что ЛГБТ-люди “занимаются грехом».

В прошлом году в марте почетный патриарх ПЦУ Филарет в интервью заявил, что пандемию Covid-19 вызвали однополые браки.

Такие высказывания религиозных лидеров очень опасны, ведь могут привести к увеличению нападений, агрессии, дискриминации и одобрению насилия.

«Сегодня отношение к ЛГБТ+ в современном христианстве приобрело большее значение, чем даже вера в Бога. Наши христиане готовы смириться с распространением атеизма, но очень против изменения значения слова «брак», которое якобы является основой их вероучения », – рассказывает Андрей Кравчук.

Все же правозащитник надеется, что за постепенным изменением общества церковь изменится вместе с ним.

Права человека и суд

Конечно, реалии Германии отличаются от украинских. Однако положительные сдвиги в Восточной Европе демонстрируют изменения в обществах, более похожих нашему.

Среди последних обнадеживающих событий Андрей Кравчук называет рассмотрение Европейским судом по правам человека исков однополых пар против государств нашего региона из-за отсутствия каких-либо форм регистрации однополых отношений. Например, против Румынии и Польши.

Суд по этим делам может длиться несколько лет, однако его решение будет иметь огромное влияние на положение ЛГБТ-сообщества во всей Восточной Европе, и в Украине также, отмечает правозащитник.

Важным здесь является косвенное влияние решения ЕСПЧ. Этот международный судебный орган устанавливает, была ли нарушена Конвенция о защите прав человека и основных свобод и, если да, определяет сумму возмещения государством за нарушения. То есть, суд констатирует существование правовой проблемы и рекомендует государству принять меры к ее решению. Однако после такого решения в ЕСПЧ могут обратиться и другие однополые пары с того же государства. И в случае аналогичной ситуации решение органа должно быть соответствующим.

После того, как ЕСПЧ подтвердил такие нарушения в законодательных системах Греции и Италии, правительства этих государств перестали игнорировать проблему и приняли законы об однополом партнерстве, чтобы избежать вреда репутации и выплат компенсаций. И хотя фактически большинство населения не поддерживало регистрацию отношений ЛГБТ-семей, новые законодательные нормы решили имеющиеся проблемы и не создали новых.

Стоит заметить, что ЕСПЧ обращает внимание на политическую ситуацию в стране, то есть анализирует, является ли общество созревшим к определенным решениям. Однако если иски против наших соседей будут развиваться подобным образом, вероятно что через некоторое время ЕСПЧ рассмотрит и дела однополых пар против Украины, которые ждут своей очереди уже несколько лет.

Вопрос равенства

Количество зафиксированных нарушений прав участников сообщества непрерывно растет в последние годы. Однако это не означает резкого увеличения нарушений прав ЛГБТ+ в стране. Это отражает рост осознания своего человеческого достоинства в ЛГБТ-среде, постепенный переход от молчания о нарушении прав к активному противодействию.

Правозащитные акции ставят вопрос равенства прав, создают резонанс, становятся катализатором, способствующим переоцениванию обществом отношение к ЛГБТ+.

Вместе с законодательными инициативами это делает изменения, крайне необходимые для Украины на пути к демократическим реформам, для государства, где все люди равны, а их права гарантирует закон.

 

Оксана Черная

Текст создан в рамках онлайн-обмена «Освещение ЛГБТ-вопросов в транснациональной журналистике», который проходил в ноябре и декабре 2020 года между журналистским сообществом Украины и Германии в рамках «Программы Восточного партнерства» Федерального министерства иностранных дел Германии

Источник

Поделись публикацией

Комментарии закрыты.